Как ловкий махинатор оживил "мертвые души"

Мистические дела в гоголевском духе творились в Лунинецком районе. В одном из отделений местного филиала «Беларусбанка» получали чеки «Жилье» люди, умершие пять—семь лет назад! Нет, это не досадная ошибка в документах. Выяснилось: именами покойных прикрывался вполне живой и здоровый махинатор. Подделывая подписи и заявления, он оформлял ценные бумаги на себя. Причем «брокер» развернул бурную деятельность.
Мистические дела в гоголевском духе творились в Лунинецком районе. В одном из отделений местного филиала «Беларусбанка» получали чеки «Жилье» люди, умершие пять—семь лет назад! Нет, это не досадная ошибка в документах. Выяснилось: именами покойных прикрывался вполне живой и здоровый махинатор. Подделывая подписи и заявления, он оформлял ценные бумаги на себя. Причем «брокер» развернул бурную деятельность. В круг его интересов попал не только Лунинец, но и немало других райцентров. Путем различных махинаций за три года он прибрал к рукам чеков «Жилье» на миллиарды рублей. «Сельская» приватизация Так получилось, что в столице и крупных городах чеки «Жилье» быстро нашли своего потребителя. Приватизировать квартиры за ценные бумаги было намного выгоднее, чем за наличные деньги. Одно время разрешалось вносить взнос чеками при вступлении в жилищно-строительный кооператив. Так или иначе, но горожане быстро пустили свою долю в оборот. Некоторым даже не хватало своей квоты для приватизации. Недостающие чеки докупали. Более равнодушно к чекам «Жилье» отнеслись сельские жители. Большинство деревенских традиционно жили в собственных домах. Приватизировать им, собственно, было нечего. Поэтому некоторые вообще не получали свои чеки, другие продавали их заезжим спекулянтам. «Крутить» чеки «Жилье» в свое время считалось выгодным бизнесом. Доверчивые периферийные жители за бесценок с охотой расставались с ненужными им ценными бумагами. Потом их перепродавали в несколько раз дороже в столице. Немало проходимцев тогда записалось в «черные брокеры». Несмотря на внешнюю безобидность, занятие незаконное. Мало кто из «чековых» спекулянтов мог похвастаться наличием лицензии, дающей право на работу с ценными бумагами. Некоторые попадались, но даже после уголовной ответственности не уходили с теневого рынка. Традиционно суды за «безлицензионку» назначали нестрогие наказания – штраф или условные сроки. Зато спекуляции с «Жильем» были весьма прибыльным дельцем. Сотни и тысячи долларов рекой текли в карманы дельцов. Многим такие нетрудовые доходы сходили с рук. Главное управление предварительного расследования МВД Республики Беларусь рядом уголовных дел буквально вскрыло застарелый гнойник мошенничества в области приватизации. Александр Волчков, заместитель начальника управления ГУПР МВД, утверждает: ряд мошенников разработали схемы наживы на незаконном обороте чеков «Жилье». По нескольким уголовным делам уже вынесены обвинительные приговоры. Причем наказания соответствуют миллиардным криминальным оборотам – до десяти лет лишения свободы. Скоро суд начнет рассмотрение еще двух уголовных дел в отношении крупных «приватизационных» махинаторов. «Оптимизация» труда Перепродажей чеков занимался и гомельчанин Виталий Анатольевич. Только он в своих махинациях пошел дальше своих «коллег». Несколько лет Нина Васильевна работала на тихой должности контролера-кассира в отделении филиала «Беларусбанка» в Лунинецком районе. Спокойная жизнь для нее закончилась с появлением Виталия Анатольевича. 28-летний гомельчанин буквально завалил молодую женщину работой. По нескольку раз на день он привозил в филиал стариков из окрестных деревень. Пенсионеры получали чеки «Жилье» и тут же переоформляли их на молодого человека. Такого наплыва клиентов в филиале уже не было давно. Правда, Виталий Анатольевич оказался мужчиной воспитанным. Он быстро заметил, что кассир не справляется с обилием его документов, и предложил Нине Васильевне «оптимизировать» процесс. Мол, зачем тащить в банк пожилых людей, которые только тормозят работу. Лучше он будет оформлять заявления на получение чеков и доверенность на месте, в деревнях, а потом сам будет привозить документы в филиал. Нина Васильевна подумала и согласилась. Конечно, это нарушение инструкций, но… женщине хотелось ускорить работу. А к Виталию она уже привыкла, вполне ему доверяла. Сотрудница «Беларусбанка» и не предполагала, что попалась на удочку матерого афериста. По второму кругу Чеков «Жилье» в Рудня-Маримоновском сельском исполкоме хранилось немало. В середине 90-х деревенские жители охотно меняли ненужные им ИПЧ «Жилье» на ИПЧ «Имущество». Перерасчет производили в местной администрации, туда же сдавали и предназначенные к обмену чеки «Жилье». Вообще их, по правилам, должны были гасить специальным штампом. Но далеко не всегда это делалось. Вот и пылились «чистенькие» чеки, подшитые в толстые папки для делопроизводства. Про них бы долго еще не вспомнили, но объявился в Рудня-Маримонове тот же гомельчанин Виталий Анатольевич. — Чеки «Жилье» имеются? — сразу взял он быка за рога в кабинете Ванды Эдуардовны Маджаровой, председателя Рудня-Маримоновского сельского исполнительного комитета. – Все равно они у вас без дела лежат, а я в Гомеле на них склад приватизирую, — объяснял Виталий. — Да не бойтесь, про них давно все забыли. А я отблагодарю, — он похлопал себя по карману. В конце концов Ванда Эдуардовна согласилась. Вместе с секретарем она расшила папки, выбрала чеки номинала побольше, без штампа «Погашено» и отдала их «коммерсанту». Через несколько месяцев в исполком пришла проверка из Госконтроля. Сначала женщины с перепугу старались скрыть пропажу: папки с оставшимися чеками «Жилье» унесли в хозяйственных сумках домой и спрятали у соседки за печкой. Но в конце концов во всем сознались. Даже в получении взяток. За что и были осуждены. Подобные «операции» Виталий проворачивал не раз. Как установило следствие, по такой же схеме он удачно сотрудничал в Ручаевском и Хоневичском сельских исполкомах. Что же делал с таким количеством чеков Виталий? Тем более что они именные и воспользоваться ими было не так уж и просто. Но находчивый гомельчанин решил и эту проблему. Раздобыл где-то дубликат печати гомельской нотариальной конторы и «штамповал» фальшивые акты купли-продажи либо дарения. Видимо, государственным органам стоит усовершенствовать процедуру их переоформления. Или вообще сократить свободный оборот чеков. Иначе поле для мошенничества будет продолжать давать преступные всходы.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости