Наивное искусство Беларуси: куда пропали самодеятельные художники

Как это наивно

Успевшие стать знаменитыми «маляванкi» Алены Киш, резьба по дереву Николая Тарасюка, пейзажи на оргалите и расписные клеенки Василия Жерносека — наивное искусство всегда находило и будет находить путь к сердцу как простого человека, так и перегруженного знаниями искусствоведа. Другое дело, что в наше время отыскать художника–самоучку — задача не из простых.



Наивное, инситное искусство — это в первую очередь именно самодеятельное творчество, произведения людей, не обладающих значительным общекультурным багажом, не владеющих виртуозной техникой. Спроси, зачем они пишут свои картины, вырезают из дерева или лепят скульптурки, и ответят: «Душа просит». Искусство несовершенное, зато честное, как творчество детей.

Где сегодня можно увидеть работы наивных художников? В частных коллекциях, на редких выставках (расписные ковры Алены Киш на домотканом холсте, которые в мире считаются жемчужиной примитивизма, экспонировались в галерее Савицкого 2 года назад, а в нынешнем году на этой же площадке выставлялись работы Василия Жерносека) или же на скромных экспозициях местных талантов в региональных музеях...

Искусствовед Людмила Вакар курирует витебскую выставку наивного искусства Insita, которая в 2012 году вышла с национального на международный уровень:

— В Витебске богатые традиции наивного искусства. Это и искусство городской вывески в XIX веке, и народная икона, скульптура... Провинциальные художественные школы очень близки к примитиву. Они далеки от академизма, но богаты архетипическими образами. Сегодня у нас успешно работают художницы Антонина Моисеева, Маргарита Сайфугалиева, мы выставляли их работы и в Москве, и в Минске, но в Москве чаще. Просто потому, что там есть Музей наивного искусства, галереи, которые специализируются именно на этом направлении.



Массовое самодеятельное искусство рухнуло в одночасье, когда пришла рыночная экономика, не скрывает горечи искусствовед и коллекционер Юрий Иванов:

— Некогда самодеятельных художников поддерживали профсоюзы, проходили выставки, у них были свои мастерские, о них издавались книги, проводились всесоюзные фестивали самодеятельного искусства. Поэтому сегодня мы знаем десятки белорусов с мировым именем: недавно ушедшего примитивиста Николая Тарасюка, который был удивительным резчиком по дереву, Ивана Супрунчика, который топором создает из дерева монументальные вещи... Василий Жерносек был заведующим клубом, заниматься живописью начал, когда потребовалось срочно собрать работы для какой–то самодеятельной выставки, а работ не хватало. Сел и начал писать сам. Так мы получили уникального инситного художника.



Причина отсутствия должного интереса к творцам–самоучкам, по мнению Людмилы Вакар, достаточно проста:

— В обществе не культивируется понимание самородка! В советские годы перед учреждениями культуры стояла задача вовлекать как можно больше людей в самодеятельность, и на это выделялись средства, а сегодня клубам, домам культуры нужно как–то существовать, и приоритеты отданы тем видам деятельности, которые помогают зарабатывать. Сценическая самодеятельность всегда будет востребована, потому что как минимум обеспечивает проведение массовых мероприятий, а о художниках так не пекутся. В основном они существуют при домах ремесел, где изготавливается различная сувенирная продукция. Но поскольку денег они со своими картинами не приносят, внимания самородкам уделяется немного.

Важность наивного искусства не всегда осознается зрителями, далекими от темы. Кажется, мелочь, домашняя поделка, это вам не полотно настоящего художника в богатой позолоченной раме! Однако речь идет о своеобразном мостике между народом и высокой культурой, уверен Юрий Иванов:

— Инситное искусство, художественный примитив — это третья культура, которая расположилась между элитной, профессиональной культурой и народной ремесленной. Третья культура всегда процветала в городе и обслуживала городское сословие. Это были какие–то панно на клеенке, расписные сундуки и ковры, разные ремесленные вещи: например, делали роспись на стекле, набойку подзорок, имитирующую кружевоплетение, и т.д. Это и не народное искусство, и не профессиональное. Наивные художники нередко осваивают на свой лад то, во что влюбляются в профессиональном искусстве, а в народной культуре они сами находятся изначально.

Кого из специалистов ни спроси, услышишь: Беларуси требуется специализированный музей наивного искусства, в духе тех, которые успешно функционируют за рубежом. Идея создать такой на Витебщине существует уже давно, говорит Людмила Вакар:

— Музей необходим. В Витебском областном центре народного творчества богатая коллекция инситного искусства. Из этих фондов мы хотели выйти на создание музея, но средств в области очень мало; обращались в горисполком, но пока нет помещения.



Серьезная коллекция произведений наивных художников хранится в запасниках Национального исторического музея, но про ее существование за пределами профессиональной среды знают немногие, в последний раз она экспонировалась в начале 2000–х. Теперь же к ней обращаются искусствоведы, специализирующиеся на наиве, рассказывает Надежда Савченко, зав. отделом письменных и изобразительных источников музея:

— Основа коллекции — фонды Республиканского дома народного творчества. Когда его расформировывали, к нам, помимо вышивки и керамики, попали наивная скульптура и живопись. На сегодня коллекция насчитывает 100 — 120 живописных работ, 28 графических работ Феодоса Дудо, около 70 единиц деревянной скульптуры таких художников, как И.В.Супрунчик, А.Ф.Пупко, В.В.Ольшевский. Поскольку мы несколько лет «жили на чемоданах», произведения сейчас не выставляем, они упакованы, и использование материалов из этой коллекции заморожено. Разумеется, это временно. В перспективе обязательно будем показывать инситное искусство белорусам.

Что до потребности общества в творчестве самоучек, то ее степень определить легко. В одном только Минске целая плеяда профессиональных художников работает в псевдонаивном ключе. Стилизация под инситное искусство — вещь модная и выгодная, такие работы хорошо продаются в художественных салонах, потому что зрителю они понятны, а значит, всегда востребованы. Только вот даже с мастерскими подделками под лубок и наив происходит та же история, что в анекдоте про фальшивые воздушные шарики: с виду похожи, а не радуют так, как настоящие.

ovsepyan@sb.by

Советская Белоруссия № 113 (24743). Среда, 17 июня 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Сергей ЛОЗЮК