Кадровый круговорот

Почему наши граждане едут работать за рубеж?

97,6 тысячи наших граждан работают за рубежом. Эту цифру озвучила Глава Администрации Президента Наталья Кочанова. По данным же Департамента по гражданству и миграции МВД, с января по сентябрь на заработки за рубеж уехали 8187 наших соотечественников — это почти на 2,3 тысячи человек больше, чем за аналогичный период прошлого года. Чем для нас может обернуться отток кадров и как остановить этот процесс?

Расстояние от наших Костюковичей до российского Суража по трассе 48 километров, по прямой — еще меньше, 43. Многие наши граждане ездят в соседнюю страну дизель-поездом по нескольку раз в неделю, покупают продукты, лекарства. Что касается трудоустройства, в маленьком приграничном российском городке вакансий немного, да и, как говорят люди опытные, все они незавидны. Если хочешь хорошо заработать, нужно ехать подальше, в крупные города.


В службу занятости Костюковичского района пришел 20-летний выпускник колледжа Александр. Не отработав положенного срока после распределения, парень все бросил и отправился на поиски счастья в соседнее государство. Финал оказался печальным. В России в первую очередь требуются высококвалифицированные работники. Незадачливый соискатель вернулся обратно, но теперь ему предстоит выплатить около 6 тысяч рублей государству за учебу. 

Некоторые жители Костюковичского района ездят в соседнюю страну, чтобы подработать на время отпуска. Педагог Валентина неоднократно во время своего продолжительного отпуска отправлялась не на модные курорты, а в Москву. Работала фасовщицей на косметическом предприятии.

При этом нельзя сказать, что в Костюковичском районе нельзя найти работу. Недавно в райцентре открыл свой магазин “Западхимторг”, создав 11 рабочих мест. В ближайшее время в городе откроется также магазин “Евроторга”. С государственной поддержкой в виде безвозмездных субсидий в районе приступили к работе пятеро индивидуальных предпринимателей. 

В день приезда корреспондента “НГ” на 45 безработных, состоящих на учете в службе занятости, было 113 вакансий. Весьма неплохие для глубинки зарплаты обещают людям с высокой квалификацией. К примеру, Белорусскому цементному заводу требуется юрисконсульт с окладом 600 рублей; машинисту крана 5-го разряда предлагают 550 рублей, столько же электромонтеру высокого разряда. 

Мастер леса в местном лесхозе может рассчитывать на 600 рублей ежемесячно, главный ветеринарный врач сельхозпредприятия — на 440. 

В цене также водители, культурные работники. Есть вакансии продавцов, но с совсем незавидными зарплатами — около 270 рублей. Понятно, мало кому захочется взваливать на себя обязанности по работе с капризными клиентами и полную материальную ответственность за такие деньги. Начальник отдела занятости населения управления по труду, занятости и социальной защите Костюковичского райисполкома Нина Котова прокомментировала:

— Мне трудно сравнивать, сколько получают на аналогичных должностях у нас и в России. Те жители нашего района, кто там постоянно трудится, к нам не заходят. Те же, кто состоит у нас на учете, вряд ли имеют возможность трудиться за границей, так как обязаны отмечаться у нас ежемесячно, приходить строго в определенное время. Разве что успеют съездить совсем уж на краткосрочную подработку. К тому же Россия неоднородна, в каждом регионе зарплаты разные. Не исключено, многие ездят туда на заработки больше по многолетней привычке. 

Так уж получилось, что из командировки довелось ехать в одном вагоне с тремя могилевчанами-шабашниками. Все они отделочники высокой квалификации, поэтому на российские заработки не жалуются. К примеру, один из попутчиков рассказал, что за месяц, трудясь на отделке коттеджа, он заработал 120 тысяч российских рублей. Но где гарантия, что парень не преувеличил? К тому же и он, и его приятели, похваставшись друг перед другом хорошими условиями — жильем и питанием за счет фирмы, удобным графиком работы, — тут же стали жаловаться на нестабильность. Дескать, неясно, когда еще у российской фирмы появится очередной объем работы и ее директор позвонит с предложением снова приехать. 

Миграционные волны бегут во всех направлениях. Литовцы едут покорять Германию, мексиканцы перебираются в США (Трамп обещал перекрыть этот канал и поставить стену на границе), поляки облюбовали Францию и Великобританию. О польских сантехниках там теперь сочиняют анекдоты. Но теперь официальная Варшава забила тревогу: некому работать у себя в стране. Нужны гастарбайтеры. И это направление сейчас в политике занятости приоритетное. Поляки чем могут заманивают иностранцев. Туда хлынули потоки мигрантов из Украины. Теперь впору и Киеву бить в набат. Доцент кафедры налогов и налогообложения БГЭУ Владимир Загорец говорит, что это все вполне закономерно:

— Как с электричеством: есть разница потенциалов — начинается движение электронов. Так и здесь: при наличии разницы в экономическом развитии начинается движение рабочей силы. Уровень жизни отражает ВВП на душу населения. Если взять развитые страны, там этот показатель 50—70 тысяч долларов, а, к примеру, у нас в прошом году — чуть менее 5 тысяч. 

Исследователь варшавского аналитического центра EAST Андрей Елисеев говорит, что, по данным Главного управления по вопросам миграции МВД РФ, в течение прошлого года на миграционный учет в России поставлено 346 тысяч белорусов. Впрочем, и это еще не все: часть наших граждан работает там без прохождения должных процедур. Однако в последнее время вектор меняется, говорит эксперт:

— Из-за рецессии в России часть белорусских трудовых мигрантов начала переориентироваться на Польшу. Для сравнения: если в 2015 году польские работодатели зарегистрировали около 5,5 тысячи приглашений на работу белорусов по упрощенной схеме трудоустройства, то в 2016 году эта цифра составила около 25 тысяч. А за первую половину 2017 года даже немного больше. 

Кто едет работать за границу? Андрей Елисеев рассказывает, что, согласно данным белорусского опроса рабочей силы, половина трудовых мигрантов — это люди в возрасте 20—34 лет, большинство со средним, средним специальным или профессионально-техническим образованием. А вот среди тех, кто переезжает в Германию, США и другие западные страны, доля граждан с высшим образованием куда выше средних 9,5—13%.

Исследование Института социологии при НАН свидетельствует, что в настоящее время не менее 8—10% наших граждан ищут работу за границей. Владимир Загорец рассуждает:

— У нас трудоспособного населения — более 5 млн, занятого — 4,3 млн человек, и в последние годы эта цифра снижается. Это связано с демографической ямой — сейчас на пенсию выходят самые многочисленные когорты, а на работу идут, наоборот, малочисленные, рожденные в конце прошлого — начале этого века. И миграция накладывается на демографическую проблему. В результате растет нагрузка на трудоспособное население: необходимо же обеспечивать существование пенсионеров и неработающих. В перспективе ближайших лет это негативная тенденция. 

Михаил Мясникович, Председатель Совета Республики Национального собрания, говорит, что главной задачей на следующий год должно стать создание новых рабочих мест: показатель занятых в экономике должен войти в перечень важнейших показателей прогноза социально-экономического развития страны. Сегодня у нас есть регионы, где вакансии в дефиците. Но грести всех под одну гребенку нельзя. В каждом районе — своя специфика, и с этим нужно считаться. К примеру, взять Давид-Городок. Здесь нет крупных промышленных предприятий или крепких хозяйств. Но это не значит, что и работать негде. Тут огуречная столица страны. И эта специализация сложилась давно и естественным образом. Но и местные власти не должны быть просто бесстрастными зрителями. Дело маркетинга — определить, чего в регионе не хватает, и по этим направлениям работать. Нужны региональные атласы востребованных сфер деятельности и программы по занятости. Важно, чтобы вековая мудрость перешла в плоскость реальной экономической стратегии: где родился, там и пригодился. 

Впрочем, у этого вопроса есть и другой аспект. Владимир Загорец отмечает: рынок труда ждут изменения. На фоне технологического прогресса многие профессии могут просто исчезнуть. Уже сейчас в некоторых странах искусственно сдерживают приход роботов в производство, чтобы сохранить рабочие места. У нас в пятерку сфер, где трудится больше всего наших граждан, по данным Белстата, входит промышленность — здесь работают 23,3%, обработка — 19,8%, оптовая и розничная торговля — 14,4%, образование — 10,3%, сельское хозяйство — 9,6%. Академический директор Центра экономических исследований БЕРОК Катерина Борнукова объясняет:

— У нас пока остро не стоит вопрос сокращения рабочих мест. Их количество уменьшается в сельском хозяйстве, промышленности, но растут рабочие места в секторе услуг. Думаю, на рынке труда нас еще ждут перемены, связанные с развитием технологий и роботизацией производств. Здесь в первую очередь нужно позаботиться о старшем поколении. Государство может помогать работникам получить новое образование, найти себя в новой сфере, где будут наиболее применимы те навыки, которые уже есть у человека. Еще один важный момент — разумная образовательная политика. Образовательная система должна быть очень гибкой, реагировать на изменения на рынке труда и готовить специалистов, которые будут готовы много раз за свою жизнь постепенно менять квалификацию.

Что же касается сдерживания оттока высококвалифицированных кадров, здесь важно создавать новые рабочие места в сферах, обеспечивающих высокую добавленную стоимость. А соответственно и высокие зарплаты, и высокий уровень жизни. У нас есть хорошие примеры — Парк высоких технологий, индустриальный парк “Великий камень” и другие. Это масштабные проекты, но они пока единичны. Экономист Игорь Березняцкий говорит, что существенный вклад в развитие экономики страны могло бы внести стимулирование возвратной миграции:

— Нужно создавать условия, при которых наши высококвалифицированные мигранты захотели бы вернуться обратно. Их опыт, знания и инвестиции были бы очень нам полезны. Поэтому нужно двигаться в сторону признания зарубежных дипломов, расценивать как преимущество опыт работы или обучения за рубежом.

Впрочем, это лишь небольшой фрагмент огромного пазла. В стране в целом нужно создавать благоприятный климат для инвестиций и создания новых рабочих мест, уверена Катерина Борнукова:

— За границей рассматриваются варианты снижения налогов на рабочие места. У нас же социальные налоги одни из самых высоких в регионе. И это, конечно, останавливает от создания рабочих мест. С другой стороны, ФСЗН и так в дефиците, поэтому вряд ли в скором будущем возможна значительная реформа в этом направлении. 

Эксперт убеждена: главная задача на ближайшую перспективу — искать пути привлечения инвесторов. Не только иностранных, но и внутренних:

— Нам в первую очередь нужно решать наши экономические проблемы и проводить реформы. Очень важная инициатива, которая уже претворяется в жизнь, — это либерализация условий для малого и среднего бизнеса. В Западной Европе эти направления могут создавать около 50% рабочих мест, а у нас пока обеспечивают только 20% занятости. Так что здесь заложен огромный потенциал.

infong@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.11
Загрузка...