Изнанка благополучной статистики

...Чуть больше часа на машине из Минска. Принеманские места. На градуснике плюс 35. На часах полдень. Вокруг ни дерева, ни куста, чтобы спрятаться от зноя. Медленно и понуро коровы бредут с пастбища в выгульные дворы на дневную дойку. О дворах этих надо сказать особо. Холмистые и густо покрытые глубоким слоем навоза. Их давненько не чистили. В низинке — бурое, дурно пахнущее озеро. Возможно, следствие обильных дождей, но доярки говорят, что лужа не исчезает и в сухую погоду. В эту навозную жижу и устремляются сомлевшие от жары животные. Утопают по брюхо и стоят, тут же пьют и не желают двигаться до тех пор, пока не появляются доярки в  резиновых сапогах и не загоняют коров в помещение...

...Чуть больше часа на машине из Минска. Принеманские места. На градуснике плюс 35. На часах полдень. Вокруг ни дерева, ни куста, чтобы спрятаться от зноя. Медленно и понуро коровы бредут с пастбища в выгульные дворы на дневную дойку. О дворах этих надо сказать особо. Холмистые и густо покрытые глубоким слоем навоза. Их давненько не чистили. В низинке — бурое, дурно пахнущее озеро. Возможно, следствие обильных дождей, но доярки говорят, что лужа не исчезает и в сухую погоду. В эту навозную жижу и устремляются сомлевшие от жары животные. Утопают по брюхо и стоят, тут же пьют и не желают двигаться до тех пор, пока не появляются доярки в  резиновых сапогах и не загоняют коров в помещение.


Здесь не легче: прямо у ворот начинается очередная полоса препятствий. Вязкая грязь, обильно стекая с давно потерявших цвет коровьих боков, хлюпает под копытами. Коровы спотыкаются, падают на колени, встают и с трудом бредут к кормушкам...


От сотен разгоряченных крупов температура в коровнике становится еще круче, чем на солнцепеке. Настежь открытые ворота и окна не спасают. С доярок, которые снуют на сквозняке туда–сюда, привязывая животных и раскладывая доильные аппараты, пот катится градом.


Апофеозом становится сама дойка. Чтобы вымыть (успевают только вымя) каждую корову, доярка таскает по 3 — 4 ведра воды. Молокопровод и поилки на ферме имеются. А вот шлангов с водой не предусмотрено. Спасительным душем может быть только дождь. И доярки, и их подопечные принимают душ, не покидая коровника: латаная–перелатаная крыша протекает не первый год, на ней растет трава. От сырости крошится кирпичная стена.


Чья вина? Чья беда?


Мучения людей и животных повторяются несколько раз в день. Молочнотоварный комплекс «Забродье» на 447 голов построен 35 лет назад в колхозе — нынче СПК «Деревное» Столбцовского района. Коров по дедовской технологии гоняют кормиться в поле. «Я здесь с октября прошлого года», — Татьяна Стрельцова приехала на столбцовскую землю со Столинщины недавно, чтобы быть поближе к детям — они живут в Минске. По специальности Татьяна — агрохимик. Но завфермой ушла на пенсию, и ей пришлось стать животноводом.


— Когда первый раз вошла в коровник, был снежок, подморозило, и я согласилась, — вспоминает заведующая комплексом. — Но очень скоро начались проблемы: как дождь — вода дояркам за шиворот льется, зимой навоз намерзает на решетках, чтобы убрать его приходилось возить теплую брагу, размораживать. Когда я видела, как работают девчата, ночи не спала, плакала от отчаяния, ходила докладывала председателю. Но зимой что–то сделать было невозможно, весной — посевная, техника занята. Сейчас — уборка трав. Обещают вывезти навоз и забетонировать выгульные дворы к концу июля.


— Это наша беда, — разводит руками зоотехник, исполняющий обязанности заместителя председателя СПК «Деревное» Витольд Кушель. — Дожди шли. В июне на нас обрушилась тройная норма. Выгульные дворы и подтопило. Сейчас с помощью района закупили 36 тонн цемента, тысячу листов шифера. Будем ремонтировать. Хотя все три наши фермы (самая старшая с 1965 года) нужно полностью реконструировать. Да денег нет...


Парадоксальная картина


«Ну все понятно: отсталый колхоз, в долгах как в шелках», — слушая зампреда, уж было начала делать выводы и просто опешила, когда Витольд Казимирович стал сыпать цифрами:


— Удой на корову 5 тысяч 738 литров. За полугодие прибавили еще 100 с лишним граммов. Получаем в среднем по 19 литров в сутки... 75 процентов молока идет высшим сортом... Зарплата — 800 тысяч — 1 миллион рублей.


Ничего себе умирающий колхоз! Для сравнения скажу, что все молочнотоварные комплексы страны менее двух третьих молока сдают высшим сортом и от коровы получают около 15 литров. Только на каждой третьей ферме доят более 5 тысяч литров на корову, а свыше 6 тысяч — всего 182...


Так что, получается, СПК «Деревное» — хозяйство крепкое и даже, по статистике, вроде бы  одно из лучших. Осваивает новые технологии: например, сенаж закладывает не по старинке, а упаковывает в тюки под вакуумом. В районе на пятом месте по валовому удою молока, по зерновым — на третьем из 18! Рентабельность есть, 18 процентов. Два года назад центральная усадьба стала агрогородком, построено 22 благоустроенных домика для специалистов. Половина прошлогодних выпускников средней школы — студенты вузов, есть еще и спортивная, и музыкальная, Дом культуры.


— А фермы что же? — сам собой напрашивается вопрос.


— Фермы расположены за пределами агрогородка, — пожимает плечами Витольд Кушель. — Вот в госпрограмму и не попали...


Получается, затратив немалые средства на улучшение условий жизни крестьян, не обеспечили им достойные условия труда? И это в «лучшем» хозяйстве, а что же делается в «худших»?


В поисках толкового начальника


— В районе 61 ферма, реконструированы только 6, еще один доильный зал сдадим в этом году. Обойдется в 2 миллиарда рублей. А впереди уборка, топливо с начала года подорожало на 30 процентов, молоко так в цене не растет, — перечисляет невзгоды первый заместитель председателя Столбцовского райисполкома Илья Шатько и добавляет: — Завтра же мы с главным ветврачом поедем в «Деревное». Соберем правление, доярок. 12 июля председателю СПК уже было дано предписание привести выгульные дворы на фермах в порядок, вывезти навоз, засыпать ямы и забетонировать. Срок до 20 июля.


— До 20 июля? — возмутился другой мой собеседник, заместитель начальника главного управления интенсификации животноводства и продовольствия Минсельхозпрода Федор Ковалев. — Жаль, что вы не взяли меня с собой в командировку. Думаю, в хозяйстве нашлось бы 4 — 5 машин песка, чтобы засыпать выгульные дворы и навести чистоту на фермах. Не денег в этом хозяйстве нет, а толкового руководителя. Так и напишите. А дояркам нужно в ноги поклониться, что в таких условиях получают молоко высшего сорта...


Что ж... Хотя вот как получают — загадка. Можно ли чисто вымыть корову, купавшуюся в навозе, ведром воды? Холодильному оборудованию (это открытые чаны, которые охлаждают молоко минимум до 10 градусов) более 30 лет, стоит здесь с момента основания фермы на подпорках. Тем не менее по документам в СПК — ни одного возврата с молокозаводов (кстати, едет сырье прямиком к нашему столу: в Минск, на гормолзавод № 1 и в Копыль).


Еще один феномен: при таких условиях труда фермы практически полностью обеспечены кадрами.


За лучшей долей


Впрочем, у этого явления есть объяснение. В деревнях появилось жилье, городские коммуникации, хорошие школы, дома культуры. Причем всюду одновременно. И молодежь теперь бежит не только в город, но и в агрогородки, особенно в те, что поближе к Минску. Вот и в СПК «Деревное» много доярок и слесарей, сорвавшихся год, три года назад с насиженных мест на Могилевщине, Брестчине, Витебщине и отправившихся искать лучшей доли под Минском. «Здесь хоть зарплаты платят нормальные и вовремя, у нас в колхозе на Могилевщине заработки были по 250 — 300 тысяч рублей», — так объясняют переезд на Столбцовщину. А недостатка в предложениях работы на селе нет. И жилье дают сразу. Чтобы убедиться в этом, достаточно полистать районные газеты...


Впрочем, на новом месте многих тоже зачастую ждет разочарование. Например, слесарю Александру Ручьеву, отцу троих сыновей, старшему из которых всего 4 года, в СПК «Деревное» год назад дали прекрасный с виду домик из бруса. Но в первую же зиму семейство ожидало нешуточное испытание — в щели между бревнами задувало снег. Трубы — канализационная и водопроводная — замерзли. То ли ошибки проектировщиков, то ли строителей. До сих пор в хозяйстве с возникшей проблемой так и не определились. УКС обещал все исправить. Обещанного ждут.


Мы тоже подождем. 20 июля, когда на ферму «Забродье» можно будет войти в комнатных тапочках. Пока верится с трудом... Но если, пусть так, с помощью газеты удастся навести порядок хотя бы на этой еще, оказывается, не самой худшей ферме в районе, то уже хорошо. Значит, другие подтянутся. Потому что молва по селам разносится очень быстро. К тому же сомневаюсь, что доярки будут долго безропотно терпеть такие безобразия, как в «Забродье». Отметила для себя новую тенденцию: некоторые рабочие уже поменяли несколько хозяйств. Не будет порядка — уедут...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...