Народная газета

Излучение без преувеличения

Какие мифы о радиации развенчали ученые

Со времен трагедии в Чернобыле мы боимся радиации, которая до сих пор порождает немало страхов. Где заканчивается реальная угроза и начинаются домыслы? В этом поможет разобраться заведующий кафедрой общей гигиены, экологии и радиационной медицины ГГМУ кандидат медицинских наук, доцент Владимир Бортновский.


— Владимир Николаевич, многие люди воспринимают радиацию как главную угрозу для здоровья. Не преувеличена ли эта опасность?

— Люди жили с радиацией во все времена. Ее происхождение естественное. Например, солнечное излучение тоже порождает радиационный фон. В южных странах, где очень яркое и горячее солнце, радиационный естественный фон достаточно высок. Он, конечно, не губителен для человека, но выше, чем в северных странах.

Ионизирующее излучение ничем не отличается от остальных экологических факторов физической природы. При определенных условиях все они могут представлять опасность. Однако гиперболизировать их роль не стоит, потому что мы живем по законам природы. Но поскольку радиационный фактор невидимый, неслышимый, к тому же не имеет запаха, его невозможно потрогать, поэтому он и оброс массой всевозможных мифов. Между тем, например, инфракрасное излучение, шум, вибрация тоже имеют пороги вредного воздействия. Но их мы боимся гораздо меньше ионизирующей радиации.

— Преувеличений по этому поводу действительно немало. Интернет пестрит статьями, в которых утверждается, что число жертв радиационных аварий огромное.

— Такие заявления совершенно безосновательны. Давайте посмотрим на цифры. В Японии на международном симпозиуме в моем докладе был представлен анализ медицинских последствий аварий на АЭС, атомных подводных лодках и так далее, которые произошли на территории бывшего Советского Союза до чернобыльской трагедии. Эти данные только недавно были рассекречены. За весь период существования атомной промышленности по состоянию на 2007 год произошло 175 инцидентов плюс чернобыльская авария — 176. Количество пострадавших с клиническими симптомами — 568 человек, из них 344 — с острой лучевой болезнью.

В результате чернобыльской аварии 134 человека получили дозы, вызвавшие лучевую болезнь, из них в первые три месяца умер 31 человек, еще столько же ушло из жизни в течение последующих 15 лет. Остальные живут. Так что не стоит преувеличивать исключительность ионизирующего излучения. Есть статистика, сколько человек страдает в год из-за перегревания, в том числе со смертельным исходом, а также от воздействия других физических факторов. Эти цифры несоизмеримо больше.

— Однако никто не знает, какими будут отдаленные медицинские последствия воздействия радиации...

— 30-летний опыт их изучения в нашей стране был отражен в одной из монографий ученых. Проведенными до настоящего времени исследованиями не удалось напрямую связать увеличение частоты других, помимо рака щитовидной железы, локализаций злокачественных новообразований с действием радиационного облучения. Это мнение зарубежных и наших ученых. По данным масштабных эпидемиологических наблюдений, фактического роста заболеваемости и смертности от злокачественных опухолей среди населения по состоянию на 2013 год не установлено, поскольку дозы облучения были незначительными. И если кто-то думает, что это статистическое лукавство, хочу успокоить: подобное исключено. Все исследования проходят гласно и открыто в рамках международных проектов с участием наших и зарубежных экспертов.

Опыт Хиросимы и Нагасаки показал, что для генофонда будущих поколений авария в Чернобыле не принесет достоверно установленных последствий. В настоящее время принципиальных различий по рождаемости, частоте мертворождений, младенческой смертности, неблагоприятным исходам беременности на территориях с различными уровнями радиоактивного загрязнения не выявляется. В докладе, опубликованном Научным комитетом по действию атомной радиации ООН, поставлена точка в этой дискуссии. В документе написано, что в настоящее время отсутствуют подтверждения, что радиационное воздействие чернобыльской аварии является причиной генетических сбоев.

— Каждому из нас иногда необходимы рентгенорадиологические обследования. Насколько соотносятся уровни медицинского облучения с чернобыльскими?

— В год за счет чернобыльского следа мы получаем нагрузку не более 0,05 миллизиверта в год. А вот от медицинского облучения — от флюорографии, маммографии, стоматологических исследований — в среднем житель нашей страны получает 0,84 миллизиверта. А это почти на порядок больше! Будучи в Японии, я прошел исследование на позитронно-эмиссионном томографе, доза облучения от одной такой процедуры составила 9,3 миллизиверта. Примерно такую же дозу в среднем накопили за счет чернобыльских выпадений люди, постоянно проживающие на территориях периодического радиационного контроля за весь послеаварийный период. Поэтому пора все дискуссии о жертвах Чернобыля среди населения прекратить. У нас есть более актуальные и значимые проблемы, связанные с другими экологическими рисками, например, загрязнением воздуха и так далее.

— Людей больше беспокоит, что радиация попадает в организм с продуктами.

— У нас в стране очень жесткие гигиенические нормативы — предельно допустимые уровни содержания радионуклидов в продуктах. Они не превышают уровень приемлемого риска для здоровья. При их соблюдении дозы настолько минимальны, что не приходится говорить о каких-либо нарушениях со стороны здоровья. Я признаю отрицательную роль радиации, но это несоизмеримо с другими техногенными факторами, например, с пестицидами и даже нитратами. Кстати, дуст, который раньше использовался в борьбе с сорняками, был обнаружен в костях пингвинов. Казалось бы, где проживают эти птицы, а где мы? То же можно сказать и о загрязнителях воздуха.

Прежде чем делать громкие заявления, все нужно анализировать с точки зрения оценки риска. По мнению академика Леонида Андреевича Ильина, радиация никогда не входила в десятку ведущих экологических факторов риска для здоровья людей. Мы установили радиационно-гигиенические нормативы совершенно безопасного проживания, питания, водопотребления, которые в нашей стране по сравнению с западноевропейскими в пять раз  жестче.

Радионуклиды могут влиять на функциональную активность клетки, но только в том количестве, о котором, к счастью, не приходится говорить, поскольку самые худшие времена уже миновали. Сотрудники нашей кафедры изучили архивные данные Гомельского областного центра гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья. Исследователи выясняли содержание радионуклидов — стронция-90 и цезия-137 — в продуктах питания в конце 60-х — начале 70-х годов прошлого столетия. И выяснилось, что оно было примерно таким же, как в начале 90-х. Почему? Потому что в мире проводились ядерные испытания до тех пор, пока их не запретили. В течение многих лет в результате глобальных выпадений цезия-137 в ходе таких испытаний радиоактивному загрязнению была подвергнута почти вся территория земного шара. Поэтому риск повышенной опасности из-за чернобыльской катастрофы для здоровья людей сильно преувеличен.

— Строительство АЭС в нашей стране до сих пор вызывает много дискуссий.

— Нужно успокоиться. Нет ничего на сегодняшний день более безопасного с точки зрения экологических рисков, чем АЭС, которая сейчас возводится. Это экономический потенциал страны.

— Среди многих людей до сих пор бытует мнение, что от радиации спасает алкоголь...

— И мало кто знает, что эту утку о радиозащитном действии этилового спирта в свое время запустили по своим каналам зарубежные спецслужбы. Алкоголь, как и некоторые другие токсические вещества, вызывает гипоксию тканей, прежде всего головного мозга, что неправильно трактуется как способность спиртного повышать радиоустойчивость организма.

Да, при глубоком опьянении развивается гипоксия и действительно ослабляется радиационный эффект. Но позвольте спросить, как в таком состоянии работать? Что касается натурального красного вина, то употребление его в небольших количествах может приводить к некоторому повышению радиоустойчивости организма. Это объясняется содержанием в нем флавоноидов и витаминов. Но их, к слову, еще больше во многих растительных продуктах, особенно в чае и винограде.

— Есть ли продукты питания, которые могут защитить от радиации?

— Конечно. Но нужно понимать, что питание должно быть разнообразным и сбалансированным по витаминам, белкам, которые богаты незаменимыми аминокислотами и полифенолами, обладающими радиозащитным действием. Высокое содержание белка способствует выведению из селезенки, печени и почек цезия-137.

При выборе нужно отдавать предпочтение мясу птицы и кролика. Включать в рацион морскую рыбу и капусту, кальмаров. Радиозащитным действием обладает и растительное масло. Из круп стоит отдавать предпочтение гречке и овсянке. Из молочных продуктов лучше употреблять творог. Морковь, томаты и соки обладают антиканцерогенным действием. Нужно также употреблять ягоды черноплодной рябины, облепихи, черной смородины, плоды шиповника, свекольный сок, хрен, красный сладкий перец, зеленый лук. Все это у нас есть.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?