Изгнание из рая

Рохинджа: народ, которого нет

История с народностью рохинджа уже несколько дней не сходит с новостных лент. Уже 120 тысяч человек сорвались с насиженных мест и бегут от преследований в соседнюю страну. Это даже не история зарождающейся в глубине Юго-Восточной Азии национальной идеи, но история о «лишнем» народе, не нужном ни в собственной стране, где они родились, то есть в Мьянме, ни на их исторической родине — в Бангладеш.

Кто такие рохинджа? В историко-публицистическом обиходе можно найти сейчас три версии того, как они появились. Версия первая — «национально-мифическая», она активно транслируется самими рохинджа. Этот народ — потомки арабов Северной Африки, моголов и бенгальцев. Мусульманские поселения в Аракане (штат Ракхайн в Мьянме) датируются VII веком нашей эры, то есть тем же временем, когда появился сам ислам. Версия вторая, «медийная». Рохинджа — отдельный народ, появившийся на территории бывшей Бирмы, нынешней Мьянмы, в XII веке. И, наконец, версия третья, очень научная. Рохинджа — это этническая группа бенгальцев из Читтагонга, говорящих на диалекте языка бенгали, исповедующих суннитский ислам и прибывших в Аракан, выражаясь нынешним языком, как гастарбайтеры, в период британского владычества в Индии. Сам же термин «рохинджа» появляется не ранее 1950-х годов.

Их число в Аракане, по разным источникам, колеблется от 700 тыс. до 1,1 млн человек, это примерно 2% населения почти полностью буддийской Мьянмы. Начало освободительного движения этого народа можно отнести к концу 1940-х годов. Тогда местные повстанцы боролись за присоединение штата к Восточному Пакистану (Бангладеш). С приходом к власти генерала У Не Вина в 1962 году началось политическое преследование рохинджа. Вместо национальных удостоверений личности они получали удостоверения иностранных граждан. Лишь в середине 1990-х годов по требованию Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев для них стали делать временные учетные карты. Получается, рохинджа не были признаны даже этнической группой.

Все это способствовало тому, что стали появляться организованные повстанческие группы. Безвластие, бедность и тяжелая экономическая ситуация способствовали исламизации Аракана. Но при этом постоянная вооруженная борьба (как, кстати, и в случае с палестинцами) способствовала становлению этноса. Волна исламизации 1990-х годов во многом привнесла в их политические требования смысл с учетом того, что рохинджа-мусульмане жили в окружении местных этносов-буддистов.

Демократизация в Мьянме, начатая в 2008 году, рохинджа не коснулась. Им отказали в депутатских квотах в парламенте. Их продолжали признавать лишь как «бенгальское меньшинство из Бангладеш, не имеющее собственного государства», им запрещалось владеть землей, вводилось ограничение на рождаемость. Политические и экономические ограничения, а также периодические столкновения между мусульманами и иными религиозными группами вызывали эмиграцию рохинджа. Одним из мест и высылки, и бегства стала Бангладеш, которая не очень-то и хотела принимать их к себе, размещая лишь в лагерях на границе.

Ситуация обострилась в октябре 2016 года, когда боевики, в которых признали две боевые организации рохинджа, напали на три поста пограничной стражи Мьянмы. Последовало три дня боев, а затем — войсковая операция в штате, которая вызвала волну беженцев и очередные репрессии властей Мьянмы.

Впрочем, пройдет еще неделя-другая, последует еще пару громких выступлений правозащитников — и кризис перейдет в вялотекущую фазу. Интерес публики к Мьянме, Бангладеш и народу рохинджа постепенно утихнет. СМИ перестанут уделять им внимание. Мьянма, конечно, может задушить политическое движение военным путем, но политические причины того движения не исчезнут. И будет «народ, которого нет» жить дальше, так же, как и жил. Кто-то уедет работать в другие страны: гастарбайтеры рохинджа трудятся в Малайзии, ОАЭ, Саудовской Аравии, Индии; интеллигенция потянется в Англию. А те, кто не может уехать, пойдут в джунгли, за проповедниками «правильного ислама».

С другой стороны, в Юго-Восточной Азии зарождаются новая национальная идея, новое политическое движение со своими традициями и мифологией, свидетелями чего мы являемся.

shavialiou@bsu.by
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?