Из недоговоренного…

Сегодня народному артисту России Николаю Еременко-младшему исполнилось бы 55 лет Мы с ним почти ровесники. Признаюсь, долгие годы я не была поклонницей его таланта. То ли оттого, что не люблю очень красивые мужские лица, то ли неизгладимые впечатления от прожитой на экране его отцом, Николаем Еременко, роли бывшего военнопленного в фильме «Люди и звери» и многих образов, созданных на сцене Купаловского театра, заставляли поначалу видеть в сыне лишь копию известного и талантливого отца. И, тем не менее, я старалась смотреть все фильмы с участием младшего из чувства патриотизма – ведь свой, из Беларуси. Познакомились при подготовке передачи о Николае Еременко-старшем в студии Белорусского телевидения. При первой же встрече он поразил искренностью, ироничным умом и умением мыслить в кадре. Вот мысли артиста из тех давних встреч.О самых ярких впечатлениях детства и о влиянии родителей на выбор профессии: «Я вырос в актерской семье. Родителей больше видел на сцене. Время было послевоенное: еды мало, но в доме всегда были книги. Помню, в Коласовском театре отец играл в спектакле о защитниках Брестской крепости героя, который по тогдашней версии был единственным, оставшимся в живых. В конце спектакля «немцы» поднимали отца на штыках. Я смотрел на все это, как смотрели послевоенные пацаны. И когда отец приходил домой, снимал рубашку и показывал мне раны от этих штыков – впечатляло и влияло (какие там гвозди, на которых спал Рахметов!). … На письменном столе дома, еще в Витебске, стоял маленький белый бюстик какого-то мужчины. Я с гордостью думал, что это мой папа. А потом, к своему разочарованию, выяснил, что это Маяковский. Был ужасно расстроен. Они очень похожи: поэт и молодой тогда Еременко. …В первый раз в жизни поехал на съемки с отцом. Он снимался на «Беларусьфильме» у режиссера Владимира Корш-Саблина в фильме «Впереди крутой поворот». Так что, начинал «вариться в кинокотле» я здесь, в Беларуси. А уж когда Еременко-старший встретился с Герасимовым и сыграл у него, и я начал бредить этим режиссером. Тогда окончательно и оформилось желание попробовать себя в этой страшной профессии – актер. Ту энергию, которую вложил в него Герасимов, отец передал мне по наследству. …Отец, обладая твердым характером и верой, научил меня жить, не озираясь. … Дома мы всегда всё говорили друг другу честно, «резали» в глаза «правду-матку». За это я благодарен родителям. И я стараюсь быть искренним, порядочным человеком, как они оба. Это так важно в наше время.» Меня восхищало его честное признание, что во ВГИК он поступил «по блату»: потому что отец снимался у Герасимова. Но любимым учеником Мастера (Коля – единственный, кого режиссер снял в пяти своих фильмах: «У озера», «Любить человека», «Красное и черное», «Юность Петра», «Лев Толстой») стал, вероятно, потому, что имел желание научиться, умел публично размышлять и не был способен на предательство. И еще Герасимов более всего ценил в актере ум. -- Любимый актер? -- Джек Николсон. (Думаю, Николай чувствовал внутреннее родство по способу выражения чувств – авт.). В связи с этим всплывает в памяти 1991 год, III фестиваль актеров советского кино «Созвездие» в Твери. В конкурсе – Николай Еременко-младший в роли графа Орлова в фильме «Царская охота». Коля тогда впервые приехал на «Созвездие». С критиками держался подчеркнуто вежливо, с коллегами – доброжелательно-закрыто. У тех, кто видел картину до фестиваля, не было сомнения: из всего представленного у Еременко – лучшая мужская роль. По моим наблюдениям и актер верил в это, но заметно волновался: мнение коллег, казалось бы, должно быть профессиональным, взыскательным и справедливым… С мнением жюри, не отметившего одну из лучших работ народного артиста России (исполнение им роли графа Орлова по манере можно сравнить с работой Джека Николсона в «Полете над гнездом кукушки» -- авт.), не согласны были многие из участников и гостей фестиваля и выказывали это эмоционально. Я с болью наблюдала за Николаем. Он понимающе (снисходительно) улыбнулся, ерничал и только глаза выдавали «душу раненого зверя» (выражение самого актера). Как истинный мастер и человек с достоинством он по-мужски умел «держать удар». Помнится, тогда же на фестивале сотрудница одного известного российского журнала с возгласами: «Он так аристократичен в роли, просто сыграть это невозможно, наверняка в нем говорит голос крови» -- попросила меня найти у актера, сыгравшего графа Орлова, и сына актрисы Галины Орловой, дворянские корни и написать об этом для их журнала (был период в нашей недавней истории, когда многие активно пытались отыскать в себе ростки дворянства). «…Дворянство? У Еременко--Орловых? Нет, это не про меня. Бабка – из крестьян». «Но ты ведь очень похож на свою царственную маму!» Он, словно соглашаясь со мной, загадочно улыбнулся, помолчал… и продолжил: «И очень люблю своего отца». Статью о «дворянах» Орловых я писать не стала, хотя до сих пор не верю в крестьянские корни по материнской линии. Вспоминаю, как встретились на закрытии одного из Московских международных кинофестивалей в концертном зале «Россия». Мы были рады встрече. Он, по-светски красивый, был с очаровательной юной леди лет 18, внешне очень похожей на звезду немого кино Полу Негри, с которой в юности сравнивали маму Николая – народную артистку Республики Беларусь Галину Орлову. Коля представил свою даму: «Ольга». И я поняла, что это его дочь. Искренне восхитилась и пошутила: «Никому не рассказывай, что дочь, она смотрится достойной тебя поклонницей, очень похожей на твою маму в юности». «А я так делаю», -- ответил он с мальчишечьим озорством, сыновьей любовью и отцовской гордостью. Храню в памяти случайные встречи с ним и разговоры на улицах родного Минска. Николай солнечный, открытый, чуткий, добрый, приветливый. И совсем другой с окружающими в Москве: держится холодно, даже чопорно. Долго не могла понять причины разительных перемен. Рискнула спросить. «…Москва не располагает к открытости. Минск --- дом, родник… Москва – вообще другая материя. …Уважаю себя за то, что Москва не смогла выхолостить в моем характере духовные качества, заложенные моими родителями, то лучшее, что я впитал, живя в провинции. Все лучшее в моем характере заложила провинция». Вскоре после завершения съемок фильма «Подари мне лунный свет» Николая пригласил Андрей Максимов на передачу «Ночной полет», которая выходила в прямом эфире на Российском телевидении. Было много звонков, много разнообразных вопросов. Передача получилась яркая, глубокая, проблемная. В конце ее ведущий признался, что и он, и зрители открыли для себя неожиданного Еременко-младшего – неординарную, мыслящую личность. После этой передачи артисту с благодарностью позвонил Григорий Чухрай, а Галина Волчек предложила сыграть на сцене «Современника» Вершинина в «Трех сестрах» А.П.Чехова, эпизод в «Трех товарищах» Ремарка и главную роль в спектакле, который она готова была ставить специально для него. Коля попросил разрешения подумать. И через три дня… отказался. Кино – его стихия и здесь он профессионал, а театр -- другая профессия. …Вспоминал, как возникла мысль и как принял предложение Президента Беларуси стать советником по культуре белорусского посольства в России. Увлеченно рассказывал о белорусско-российском проекте телепрограммы «Наш общий дом». …Не я одна не отхожу от экрана, когда показывают фильмы с участием Николая Еременко-младшего. С его уходом на Земле стало меньше достоинства, мужества, красоты и ума.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости