Сельская газета

Иван Янковский, который дал Ольшанам землю

Новый проект «Сельской газеты» «Долгая дорога к звездам» о тех, кто удостоен награды самой высшей пробы -- звания Героя Социалистического Труда

Если бы не смелая инициатива колхозного председателя, сегодняшних теплиц здесь бы и в помине не было


Владмир Трофимович Пучинский, а ему сегодня уже 92 года, что живет в деревне Туры Столинского района, собрал и бережно хранит историю создания колхоза «17 сентября», буквально во всех подробностях описывая в своем дневнике события, которые происходили здесь  и до начала Великой Отечественной, и после. Сам он работал в этом хозяйстве счетоводом. Своими воспоминаниями, оказавшимися наиболее ценными из-за срока давности, охотно поделился.


– Колхоз наш, названный «17 сентября» в честь освободительного похода Красной Армии в Польшу, сформировался на первом общем собрании жителей деревни Туры 10 марта 1940 года.  Заявление в него  подали 137 сельчан, в правление избрали 5 человек. Сразу же стал решаться вопрос о сборе тягловой силы и скота исходя из тех, что имелись в личном пользовании. Дополнял коллективное хозяйство еще один населенный пункт — Хорск. Собственно, и все, поэтому и площадь земель была невелика — 3188 гектаров.  Через месяц колхозники впервые приступили к севу. Потом — война, крестьяне снова разобрали свои земли. Есть очень интересный факт.  В 1940 году в Давид-Городокскую МТС поступил единственный трактор ХТЗ с № 1126, который отдали в колхоз «17 сентября».  Механизатор Владимир Потрубейко, как только началась оккупация, спрятал на своем подворье этот трактор, а сам ушел в партизаны. А после войны вернулся в колхоз, отремонтировал и стал на нем работать. Эта техника  долгое время была единственной в районной МТС. Сейчас трактор стоит на постаменте в Пинске. 

В 1945 году колхоз «17 сентября» восстановили и избрали председателем Михаила Борищука, после  присоединения к нему  колхоза «Победа» возглавил объединенное хозяйство Ефим Саганович. Позже его сменил Захар Никитенко, которого за неудовлетворительную работу освободили от должности решением общего собрания в апреле 1955-го.

И вот этот разрушенный, дышащий на ладан колхоз принял  Иван Янковский. За четыре года его работы в Турах проложили центральную улицу в 1,5 километра и назвали Советская, перевезли дома из хуторов и урочищ. Могу назвать показатели прямо по годам, да только это много времени займет. С 45-го по настоящее время в нашем хозяйстве, которое за эти годы сменило свое название, уже 16 руководителей было, но о Янковском у меня сохранились самые хорошие воспоминания.

Именно о нем и собираюсь  вести речь. К сожалению, Ивана Дмитриевича уже нет среди нас, поэтому о жизни его рассказываю по  воспоминаниям тех, кто знал его лично.

Один из сыновей Янковского живет сейчас там, где долгие годы жил и работал отец, — в Давид-Городке. У каждого из пятерых детей Ивана Дмитриевича своя жизненная дорога, профессию отца не выбрал никто. Старший, хотя и получил диплом Гродненского сельхозинститута, в отрасли не работает. Михаил — врач-хирург. Чтобы услышать его рассказ об отце, устраиваюсь поудобнее на мягком диване ординаторской Давид-Городокской больницы.

Сын Ивана Янковского Михаил

— Отец работать начал на малой родине — в колхозе имени Володарского тогдашнего Бегомльского района. Знаю, что перед началом войны он успел получить образование в минской школе ФСЗН № 3. В сорок первом окончил Лидское училище. Работал бетонщиком, успел даже первую  зарплату получить, а потом война началась. Шел пешком домой через Минск на Витебщину. С сорок второго папа партизанил в отряде № 3 бригады «Железняк», в сорок четвертом, после освобождения Беларуси, его и еще несколько человек отправили в Западную Белоруссию восстанавливать народное хозяйство. Здесь таких, как он, много было. В Давид-Городке, который тогда считался райцентром, работали две белорусскоязычные школы, а специально для  русских, приехавших с восточных земель, открыли русскоязычную. Мама моя, Татьяна Ивановна, была отсюда родом. Так вот, сначала папа устроился в районную газету. Там же работала и мамина родная сестра. В редакции мои родители и познакомились в сорок пятом, а на следующий год поженились. Жилья первое время не хватало, решили ехать на малую родину отца, в Домжерицы. А там голод страшный, да и район немцы выжгли сильно. В итоге родители назад вернулись в Давид-Городок. Насколько я помню, папа работал на партийно-хозяйственной работе, был помощником секретаря бывшего Давид-Городокского райкома партии, председателем райпотребсоюза. В 1955 году его назначили председателем колхоза «17 сентября», где он проработал до 58-го, а вот потом и до самой пенсии, на которую он вышел в 68 лет, руководил  колхозом «40 лет Октября» в Ольшанах. Можно сказать, отец был бессменным председателем, хотя в то время они, наверное, все бессменными считались. Это теперь немного поработают и нового назначают.

Иван Дмитриевич практически жил на работе. В семье дети его видели нечасто, воспитание легло на плечи матери. А у отца свое детище требовало огромного внимания. Тем более колхозное наследство, перешедшее под председательскую опеку, имело очень плачевный вид — долги, развал, нищета…

— Отец всегда вставал раньше матери. Летом, например, светает рано. Но он все равно поднимался затемно, его никто не видел, когда он уходил. Мама с вечера оставляла еду на столе — два яйца, кусок хлеба и молоко, чтобы он утром поел. Вечером в восемь или девять часов возвращался. Когда он спал и отдыхал, понятия не имею. Вечерами постоянно газеты читал, и пока ими не накроется уже, не уснет. Не могу сказать, что отец нас учил чему-то особенному. Строгий был, но справедливый. Нам, детям, просто было стыдно быть хуже, чем он. Чувствовали отцовский авторитет, гордились им, а он всегда для нас оставался примером. И, скорее всего, учились, глядя на него.

Работу отца как руководителя хозяйства сын оценивать не стал. Впрочем, и Иван Дмитриевич, как оказалось, не любил ее обсуждать со своими домочадцами, и уж тем паче никогда не хвалился. Больше вспоминал об оккупации, голоде, рельсовой войне, бомбежке Минска, которую сам видел.

Но, как считает Михаил Иванович, не зря же человеку такие награды вручали.  В 58-м году Иван Дмитриевич получил орден Ленина, в 66-м — второй и звание Героя Социалистического Труда. Еще двумя орденами, «Знак Почета» и Октябрьской Революции, награжден в 73-м и 76-м. Отцовские награды у старшего сына в Бресте хранятся, да вот два ордена Ленина куда-то пропали. Остались  медали  «За отвагу» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

Трактор ХТЗ №1126, полученный колхозом «17 сентября». Сейчас он установлен на постаменте в Пинске

— Я много чего не расскажу, вы бы поспрашивали у тех, кто с ним работал. Думаю, что они более подробно об отцовской председательской работе знают, — посоветовал  на прощание Михаил Иванович.

Найти в Давид-Городке тех, кто знал знаменитого председателя, не проблема. Вот и нынешний  руководитель СПК «Федорский» Григорий Демко, сам уже ставший старейшиной председательского корпуса,  в свое время работал под руководством Янковского и   уже сорок лет хозяйствует по тем же принципам и правилам, которым учил его наставник. Именно так отзывается Григорий Алексеевич о своем бывшем руководителе:

— Столинщина долгое время под поляками была, и  партия не доверяла местному населению — «западэнцам»,  вот и присылали с восточных земель благонадежных. Так  и Янковский сюда попал. С Иваном Дмитриевичем начал работать в 1967 году в колхозе «40 лет Октября», когда после четвертого курса сельхозакадемии меня направили в Ольшаны на практику. Позже председатель принял меня на постоянную работу бригадиром, а затем и главным  агрономом. К моменту нашей встречи у Ивана Дмитриевича уже Звезда  Героя была. И знаете, хочу честно сказать: во всем, чего лично смог добиться в профессии, большая заслуга моего наставника. Утверждал и буду утверждать — это школа Янковского. В Горках меня научили только книги читать, не более. Всему остальному — Янковский. У него были замечательные природные организаторские способности, да и во всех отношениях он был очень хорошим человеком, хотя и жестким. Правление проходило по понедельникам и, бывало, аж до самой ночи. И обязательно кого-то увольняли потом. Да в те годы и нельзя было быть другим, особенно в послевоенных колхозах. И воров хватало, и  лентяев, и недовольных советской властью. Колхоз «40 лет Октября» также нуждался в хорошем руководителе, а после того как Иван Дмитриевич поднял на уровень «17 сентября», лучшей кандидатуры, чем он, нельзя было найти. Техники в полях не хватало, женщины вручную лен пололи, жито жали серпами. Сложно было в речной пойме хозяйство развивать, а Янковский пошел на мелиорацию. Спустя несколько лет наш колхоз был одним из самых сильных не только в районе, сюда  не единожды приезжал Петр Машеров. Проработал я с Янковским 9 лет, а позже и он ко мне в хозяйство приезжал в гости. Сам рулил  «Волгой», несмотря на то, что уже немолодой был.

Руководитель СПК «Федорский» Григорий ДЕМКО

— А мне  Янковский на шестой день моей работы в колхозе хотел выговор дать, — с улыбкой вступает в разговор заместитель начальника управления сельского хозяйства и продовольствия райисполкома Леонтий Лешкевич. — Ну представьте, я, совсем неопытный, осмелился советовать  председателю, как нужно правильно решать хозяйственную задачу. Получил тогда по полной программе, но в колхозе все же оставили, а мог и работу потерять по тем временам. 

Был один реальный случай из трудовой деятельности Ивана Янковского, претендующий на право стать настоящим анекдотом. О нем рассказал человек, который с 1970 года работает в Столинской районке и по долгу службы не раз пересекался с  нашим  героем, — Федор Шумко.  Дело в том, что конкурирующими хозяйствами на Столинщине в 60—70-е годы были «40 лет Октября» под руководством Ивана Янковского и «Заветы Ленина», которым управлял Иван Гвоздюкевич. В обоих одной из ведущих отраслей, приносящей большую прибыль, было птицеводство. Растили кур-несушек и на рынок поставляли яйца. У Гвоздюкевича птицеферма более старая и продукция внешне более грязная. А на ферме у Янковского — ленточные транспортеры и новейшие технологии. Так вот, среди местного населения споры велись, «у кого яйца больше, а у кого чище». 

Федор Шумко с теплотой и восхищением вспоминает Ивана Дмитриевича:

— Главное достоинство Янковского — умение воспитывать кадры, через которые он  и руководил. Из его команды люди часто уходили на повышение — Ожег, Андрусевич, Демко, Саганович, Пучинский… Нужно сказать, что и они подняли хозяйства, которыми потом руководили. Председателя боялись, но больше уважали, конечно. Он человек от земли. Ольшаны имели минимум хозяйственных земель, кругом ведь одни болота. Само хозяйство слабое и отстающее, требующее грамотного и в какой-то степени рискового руководителя. Не каждый смог согласиться на мелиорацию, а Янковский не побоялся. Звезду Героя Социалистического Труда Иван Дмитриевич получил за рекордно высокие урожаи — 40 центнеров с гектара вместо 17 плановых. Можете себе представить? Сейчас эта цифра невелика, а тогда — фантастика. В те годы по итогам пятилетки четыре человека получили звание Героя. Могу добавить, что, несмотря на должность, Иван Дмитриевич оставался простым мужиком, но на решения был очень крут. И это, как оказалось, приносило успех.

Это всего лишь жизненная история одного человека, но тесно переплетающаяся с историей развития народного хозяйства Беларуси. Иван Дмитриевич после ухода на пенсию еще около года пытался решать «колхозные задачи», хотя это уже было другое время, не эсэсэсэровское. Привычка работать и руководить не давала сидеть спокойно на месте, а вот здоровье, к сожалению, требовало намного большего внимания и осторожности. Больное сердце перенесло три инфаркта. Умер Иван Дмитриевич 26 марта 2009 года, похоронен в Давид-Городке. Через два года ушла из жизни и супруга.

Деревни Забоенье сейчас не существует. Где-то в 1974 году из нее выехал последний житель, остались одни разваленные фундаменты хат посреди леса. Спустя несколько лет по  просьбе лесничего Станислава Блажевича, лично знавшего семью Янковских, сотрудник Березинского заповедника Вячеслав Буяльский посадил на месте родительского дома Ивана Дмитриевича дубок, как память о знаменитом земляке.

chasovitina@sb.by

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?