Иван КРУПКО: «Советую скептикам завидовать не нашей земле, а умению людей на ней трудиться»

Когда разговор заходит о достижениях аграриев  Несвижского района, можно услышать: там все делает природа
НЕРЕДКО, когда разговор заходит о достижениях аграриев  Несвижского района,  можно услышать: там все делает природа, земли такие, что, говорят, воткни оглоблю — завтра телега вырастет. Бесспорно, земли плодородные. Но ведь то, что на них растет, посеяли и убрали  люди. И при этом они прибавляют из года в год даже в ситуации, когда кажется, что планка уже поднята максимально. За прошедшую пятилетку валовая продукция сельского хозяйства в районе увеличилась на 23,3, в том числе животноводства — на 32,4 процента. Надой от коровы с 6795 возрос до 7224 килограммов. Но куда более важны экономические аспекты. Рентабельность продаж по конечному финансовому результату без господдержки за прошлый год —  6,3 процента.

В чем секрет успеха, какие планы  на будущее и на каких проблемах АПК стоит сосредоточиться делегатам Всебелорусского народного собрания, размышляет председатель райисполкома Иван КРУПКО.

— Иван Иванович, в основе любого успеха, как правило, мастерство топ-менеджеров?

— Без преувеличения скажу, что руководители наших сельхозпредприятий умеют грамотно строить стратегию производства. За прошедшую пятилетку троим из них  присвоено почетное звание «Заслуженный работник сельского хозяйства». Это Людмила Гутник («Несвижские островки»), Николай Радоман (агрокомбинат «Снов») и Николай Соловей (СПК «Городея»). Например,  агрокомбинат «Снов» за десять лет в 2,2 раза увеличил объем валового производства. При этом следует учесть, что Николай Радоман принял хозяйство с показателями, которые уже казались предельными. У Николая Соловья за 18 лет вал возрос в 2,9 раза. Прогресс виден и в остальных сельхозпредприятиях.

— В 2010 году район собирал 130 тысяч тонн зерна при урожайности 58 центнеров с гектара. Планка была поднята довольно высоко. Тем не менее, в  2015-м получено уже соответственно 164 тысячи тонн и 72,9 центнера. Природа опять была к вам как-то особенно благосклонна?

— Советую всем скептикам завидовать не нашей земле, а умению людей на ней трудиться. Успех возможен лишь в случае, если хозяйство нацелено работать рентабельно, а не просто что-то производить. Мы, например, в каждом сельхозпредприятии определили объем товарной продукции в растениеводстве. Остальные площади должны работать на животноводство, окупаться деньгами, полученными от перерабатывающих предприятий. Когда стратегия четко проработана, тогда можно думать над тем, как направлять коллектив, уменьшить затраты.

— И все же для того, чтобы увеличивать и без того весьма солидную урожайность,  нужно обновлять технологии выращивания?

— В районе  прошло практически полное техническое перевооружение, появились новейшие почвообрабатывающие и комбинированные посевные агрегаты, позволяющие на высоком уровне поддерживать технологию возделывания всех культур. Улучшился и семенной материал. Совершенствовалась технология. Перешли на преимущественное внесение органики с осени:  250 тысяч тонн — под озимый сев, 400 тысяч — под зябь. Весной остается лишь 20 процентов. Гектар пашни в среднем получает 18,5 тонны удобрений. Высокие урожаи, конечно, были бы невозможны без плодотворного сотрудничества с научными центрами. Ученые у нас не редкие гости, а повседневные партнеры земледельцев. С их помощью каждые четыре года проводятся исследования почвы на содержание подвижных форм калия, фосфора, а также гумуса. Все показатели растут. Урожаям способствуют и высокие дозы минеральных удобрений — 350 килограммов NPK в действующем веществе на гектар пашни. 

Хорошей добавкой колосовым служит  кукуруза. В последние годы ее собираем 50 тысяч тонн при урожайности 120 центнеров с гектара. Словом, всего зерна набирается более 200 тысяч тонн. Даже не наращивая его производство, можно еще пятилетку увеличивать поголовье скота с уверенностью, что корма хватит.

Сахарная свекла — вторая важнейшая культура. Ее урожайность за прошедшую пятилетку выросла с 520 до 600 центнеров с гектара.  На территории района работает Городейский сахарный комбинат, который провел значительную модернизацию и вышел на 9,5 тысячи тонн переработки сырья в сутки. Сейчас этот процесс продолжается, и к началу 2017 года мощности увеличатся до 12,5 тысячи. Всего же за сезон предприятие сможет перерабатывать 1,4 миллиона тонн корня. Доля Несвижского района здесь 320 тысяч.  На текущую пятилетку ставится задача достичь 360 тысяч.

— Зерно, несомненно, главный индикатор успешности работы на земле. Но ведь им КРС не накормишь. Нужны травы. Какая в районе стратегия кормопроизводства?

— На пашне 6 тысяч гектаров трав. Для того чтобы отдача от них была максимальной, предпочтение отдаем бобовым и бобово-злаковым смесям, которые занимают 92 процента всех площадей. Еще 11 тысяч гектаров — луговые угодья. Их стремимся постоянно обновлять. Площади кормовых угодий уже устоялись,  но  мы ими  варьируем, экспериментируем, ищем  самые эффективные решения.

— Сейчас повсеместно  наращиваются объемы закладки сенажа в полиэтиленовую упаковку, что дает возможность лучше сохранить питательные свойства корма. 

— В каждом хозяйстве есть один такой агрегат. Но мы не будем полностью переходить на эту технологию, ограничимся лишь 10 процентами в общем объеме. Почему? Темпы заготовки в рулоны невысокие,  а  себестоимость примерно в два раза выше траншейной. Правда, на столько же и выше питательность. Поэтому такой корм идет преимущественно для молодняка, высокоудойных коров, животных первых 100 дней лактации.

— За прошедшую пятилетку в районе построено 12 новых комплексов, 6  реконструировано, что  дало возможность 60 процентов дойного стада перевести на однотипное кормление в помещениях. Однако некоторые специалисты говорят, что такой подход увеличивает стоимость молока. Мол, пасти скот дешевле. 

— Это заблуждение. Круглогодичное стойловое содержание избавляет от молокопроводов, где доярка обслуживала 50 коров. При доении в залах цифра увеличивается в 4—5 раз. Возрастает производительность труда при раздаче кормов и удалении навоза. Все это на ферме может делать один механизатор. Если начинать пасти скот, то неизбежно встает вопрос: где взять для этого людей? Причем менее чем на полгода. Во-первых, таких работников во многих хозяйствах уже нет, а если бы и были, то куда их девать во время стойлового содержания. Для них на современных фермах нет работы.

Еще один аргумент в пользу круглогодичного стойлового содержания.  Когда мы на него переходим, бывшие пастбища засеваются многолетними травами. В результате с гектара можно получить значительно больше кормовых единиц. Например, люцерны все хозяйства района получают три гарантированных укоса, а некоторые — четыре. Это дает возможность иметь  450 центнеров зеленой массы с гектара. А при пастьбе такого выхода корма никогда не получишь. Поэтому, когда говорят, что на пастбище корма дешевые, — это самообман. Если все подсчитать, эффект от круглогодичного стойлового содержания будет большим.

И еще. В районе к этой тенденции подключается и молодняк. Сегодня уже не гоняем на пастбище 20 тысяч телок. Есть возможность получать стабильные высокие привесы, чтобы вырастить в будущем хорошую корову.

— Непростая ситуация складывается повсеместно с откормом КРС. Даже высокие привесы не спасают от убытков.

— Сегодня, к сожалению, получение говядины прибыльно не во всех хозяйствах. И в целом по району отрасль нерентабельна. Почему? Закупочные цены падают, а затраты растут не по вине сельчан, а из-за увеличения стоимости машин, энергоресурсов, удобрений, средств защиты растений. Для того чтобы отрасль устойчиво заработала, государство должно ее поддержать. Для этого надо сделать льготными кредиты хотя бы на закупку молодняка. Пока процентная ставка более 30 процентов, рентабельно работать невозможно. А оборотных средств на эти цели у хозяйств не хватает.

— Мы плавно перешли к проблемам. Несомненно, их будут обсуждать на Всебелорусском народном собрании. Если бы у вас была возможность выступить на форуме, на каких узких местах АПК сосредоточились бы?

— Следует затронуть вопросы господдержки. В идеале хотелось бы, чтобы сельхозпредприятия все решали за счет своих ресурсов. Но в современных условиях это невозможно даже в странах с более высоким уровнем развития АПК, чем у нас. С другой стороны, не должно быть иждивенчества. Каким я вижу оптимальное субсидирование? Сейчас действует одна из хороших его форм: надбавки за реализованную продукцию. Но методика нуждается в некоторой коррекции. Деньги должны выделяться на объем произведенной продукции через  Министерство сельского хозяйства и продовольствия напрямую сельхозпредприятиям. Тогда каждое из них сможет более четко видеть перспективу и строить стратегию деятельности. 

Сегодня действует и такая форма поддержки, как льготные кредиты. Но их недостаточно. Несовершенна и система выделения. Скажем, займы под удобрения  надо давать еще осенью на следующий год. И не на один, а на два. Тогда будет возможность рассчитаться с помощью полученной продукции. Ведь деньги за нее поступают не сразу. Да, зерно по госзаказу оплачивается быстро. Но это лишь небольшой процент в общем объеме. Основная же часть идет на корм скоту и расходуется постепенно, месяц за месяцем принося выручку за счет молока и мяса. Такой же подход надо применять в отношении топлива и средств защиты растений. Кстати, когда будет четко проработана предлагаемая система, отпадет и необходимость отдельно льготно кредитовать закупки молодняка КРС. У хозяйств на эти цели появятся свои деньги.

gedroiz@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?