Иван да Мария

О памяти

Письмо в редакцию от Марии Алексеевны Багаевой из Фаниполя:


«Дорогая редакция, я очень долго искала захоронение своего брата. И вот пришел ответ сначала из архива в Подольске, а потом из Витебского района: действительно, мой брат числится в списках погибших во время Великой Отечественной войны по Вымнянскому сельисполкому, правда, по каким–то причинам его имя не было увековечено на памятной доске. Я собралась туда ехать, а это очень далеко для инвалида 2–й группы, 85–летней женщины. Долго искала машину и не находила. Тогда обратилась в свой Фанипольский горсовет, и председатель Людмила Алексеевна Калинич поручила помочь мне Елене Борисовне Кузьминой: сделать все возможное и невозможное. Они обратились к директору птицефабрики города Фаниполь, где работал мой сын. Иосиф Николаевич Полочанин выделил машину с опытным водителем Сергеем Валентиновичем Овсюком, который без проблем нашел нужную нам деревню Мишутки. А сопровождала меня моя знакомая — Любовь Андреевна Тибина, которая в 4 часа утра уже приехала за мной на такси, так как выезжали мы в 5 утра. Всю дорогу она и водитель заботились о моем состоянии. Я очень благодарна всем этим людям за их огромную помощь, за то, что они вместе со мной почтили память моего погибшего брата. Низкий поклон им. Я сама дитя войны. Отец пришел с фронта инвалидом и вскоре умер. Мы, девчушки, копали противотанковые рвы, окопы, работали в поле, где, впрягшись по нескольку человек, тянули борону. Ну а про голод страшно даже вспоминать. Вязали зимой рукавицы и носки для солдат, старались делать все, что могли, для нашей победы и, конечно, всегда помогали друг другу. Еще растили табак для фронта, шили кисеты и отправляли такие небольшие подарки на фронт. Иногда нам с фронта приходили письма с благодарностью. У меня их — семь.


Сегодня уже нет моего сына, нет мужа, я осталась одна. Но мне помогают люди. Спасибо им!»


Искала брата Мария Багаева долгих 70 лет по российским военкоматам и архивам. Все бесполезно. Почему–то никто не подсказал ей обратиться в Подольск. Но как говорится, есть Бог на свете. Вот архивная справка Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации: «По документам учета безвозвратных потерь сержантов и солдат Советской Армии за период Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг. установлено, что рядовой Кудрин Иван Алексеевич 1925 года рождения, уроженец Рязанской области, призван в 1943 году, пропал без вести в апреле 1944 года. Письменная связь с разыскиваемым прекратилась в феврале 1944 г.


В картотеке награжденных красноармеец Кудрин Иван Алексеевич... связист 657–го артиллерийского полка 204–й стрелковой дивизии награжден медалью «За отвагу» приказом от 5 февраля 1944 года, отметки о вручении нет, имеется пометка: «погиб».


В книге учета умерших в 358–м медико–санитарном батальоне 204–й стрелковой дивизии за 1944 год значится:


«Стрелок 657 артиллерийского полка, рядовой Кудрин Иван Алексеевич... умер от ран 11 февраля 1944 г., похоронен: 300 м юго–восточнее д. Битовка Суражского р–на Витебской области».


Трудно передать чувства Марии Алексеевны, когда она узнала, что ее брат покоится в Беларуси, на Витебщине. Сама она оказалась на Минщине не сразу, ведь в молодости была... шкипером лихтера, перевозившего грузы по Балтике, Баренцеву морю, Ладоге. В Ленинграде, в порту, и познакомилась с будущим мужем, белорусом из деревни Коски, расположенной недалеко от Станьково. С ним и переехала сюда. Судьба мужа во многом типична для Беларуси: в 9 лет остался сиротой — немцы расстреляли мать, отец погиб на фронте...


Никогда не забуду трогательный рассказ Марии Багаевой о том, что красивую табличку с именем брата уже изготовили с помощью витебского учителя Вячеслава Морозова. Он же и нашел имя Ивана Кудрина в списках захороненных воинов, он и встречал небольшую фанипольскую делегацию. Вместе постояли у захоронения, зажгли свечи, сестра привезла брату цветы. А с собой увезла горсточку земли с могилы... Спасибо и Фаниполю, где не стали много говорить о памяти, а просто нашли возможность доставить Марию Алексеевну в Витебский район.


А Мария Алексеевна до сих пор помнит Ивана живым: «Мы жили за ним, как за мамой: он и оладий нам, младшим, напечет, и монетку — на счастье — туда запрячет, и пожалеет... Я когда стояла у его могилы, сердце зашлось — такой молодой погиб...» Действительно, только вдуматься: Иван Кудрин родился в 1925 году, а в начале 1944 — погиб. Мальчишке исполнилось всего 19 лет. Всего — 19! Представьте своих сыновей в этом возрасте... А у Ивана — медаль «За отвагу»! Которую он так и не получил... Но заплатил за нее своей юной жизнью. Сейчас его сестра составила (опять же с помощью добрых людей — соседки по дому Н.Михновец) письмо Президенту России: просит передать ей на хранение награду Ивана. Мне кажется, она имеет на это право. В Беларуси Ивана Кудрина не забыли...


ulitenok@sb.by


Советская Белоруссия №122 (24505). Вторник, 1 июля 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...