IT: взлет разрешен

Прокопеня первым прокомментировал Декрет «О развитии цифровой экономики»

Декрет Президента «О развитии цифровой экономики», который представители IT-отрасли называли «ПВТ 2.0», подписан. Главная его цель — создать в стране такие условия, чтобы мировые IT-компании приходили к нам, открывали свои представительства и создавали востребованный в мире цифровой продукт. Вторая цель декрета — инвестиции в будущее. Это IT-кадры и образование. Третья — внедрение новейших финансовых инструментов и технологий. Ведущие экономики мира еще только присматриваются к этому новому явлению. И мы, по сути, стали первым в мире государством, которое открывает широкие возможности для использования технологии блокчейн.


О том, можно ли будет расплачиваться у нас криптовалютами, зачем всем учить английский язык и стоит ли опасаться того, что айтишники отберут хлеб у представителей других профессий, нам рассказал исполнительный директор компании VP Capital Виктор ПРОКОПЕНЯ.

— Виктор Михайлович, после недавнего совещания у Президента вы писали в социальной сети Facebook, что документ будет «принят в суперлиберальной форме», и перечислили основные изменения: любые способы применения блокчейна, 100-процентное отсутствие бюрократии, любые продуктовые бизнес-модели, свобода в найме иностранных специалистов. Почему это важно, что принципиально изменится по сравнению с тем, что было раньше?

— Во-первых, наша страна создает правовую среду для использования технологий блокчейна. Эту технологию впору сравнить с развитием Интернета в 1990-е годы. Всемирная сеть ведь преобразовала многие профессиональные сферы. Так же будет и с блокчейном. Важно, что наша страна в этом вопросе идет в ногу с последними тенденциями.

Декрет освобождает резидентов ПВТ от многих бюрократических проблем, которые не давали полноценно развиваться продуктовым моделям в сфере IT. Например, для того чтобы заключить договор с нерезидентом, требовалось оформление бумаг, подписанных обеими сторонами, каждую операцию необходимо было подтверждать первичным учетным документом, также подписанным двумя сторонами, и тому подобное. Весь прогрессивный мир живет сейчас по-другому. Сделки заключаются путем переписки в электронной форме. Бумагу сейчас никто из страны в страну не возит.

Большим компаниям эти ограничения не сильно мешали, так как они всегда могут нанять больше бухгалтеров и юристов для оформления бумаг или переструктурировать бизнес. Идея с дебюрократизацией IT — это возможность для маленьких компаний, для стартапов, для талантливой молодежи. Именно они могут создавать и развивать продуктовую модель. Важно, чтобы ребята концентрировались на своем продукте.

— Виктор Михайлович, нет ли опасности, что если у нас вырастет количество айтишников и они будут очень хорошо подготовлены, то их еще активнее будут переманивать зарубежные компании? Или же этим компаниям будет выгоднее открывать филиалы здесь?

— Хуже будет, если их не учить и они останутся. Не волнуйтесь, это шутка. На самом деле работа IT-специалиста не привязана к нахождению в какой-либо локации. Переманивать работников IT-компаний, а тем более целые команды из нашей страны становится невыгодным. Переезд специалиста — это, как правило, повышение обязательств компании перед ним в финансовом плане. Поэтому массовым это явление вряд ли станет. С другой стороны, переток высококлассных специалистов между компаниями, как правило, повышает уровень компетенции таких специалистов. Поэтому такое явление можно только приветствовать. Не единичны случаи, когда умные ребята, поработав в топовых мировых IT-компаниях, возвращаются к нам в страну и начинают свои проекты здесь.


— Почему так необходимо существенное улучшение качества обучения английскому языку?

— Знание английского на рабочем уровне позволяет поднять заработную плату специалиста в несколько раз. Причем независимо от профессии. Неважно IT или не IT-специальность у человека. Он может быть кем угодно — юристом, бухгалтером, инженером. Специалист и его компания смогут работать на международном рынке, по международным стандартам. Это важно для каждого человека и для страны в целом.

— Что нам дадут нормы английского права, которые вводятся новым законодательством, если объяснять «на пальцах»?

— Международные инвестиции осуществляются всегда по одним и тем же правилам. Золотой стандарт здесь — нормы английского права. Это понятные для инвесторов институты, регулирующие права и обязанности инвесторов. Стороны должны понимать, что, предусмотрев определенные права и обязанности в акционерном соглашении, они смогут его исполнить.

В нашей стране применяются нормы белорусского права. Оно мало знакомо инвесторам, а любая неизвестность увеличивает риски. Декрет дает возможность инвесторам понимать, что с их вложениями ничего не случится ни при каких обстоятельствах, они защищены законом. И это понимание сделает нашу экономику более привлекательной для крупных вложений.

— На недавнем совещании Президент призвал думать не только о прибыли, но и об интересах государства. Не будет ли это означать, что на IТ-компании «повесят» какие-то дополнительные социальные обязательства и не будет ли это отпугивать бизнес?

— Думаю, здесь речь шла не о дополнительных обязательствах, которые будут отпугивать бизнес. Здесь важно другое. ПВТ не существует изолированно от остальной страны и экономики. Важно поддерживать образование — школьное, вузовское. Сюда входит поддержка олимпиад, одаренных школьников, организация компьютерных классов в деревенских школах. То есть IT-отрасль должна быть ориентирована на развитие бизнеса не только в краткосрочной перспективе, но и в долгосрочной.

— Как полагаете, все-таки будет ли разрешено использовать у нас криптовалюты для оплаты товаров и услуг? Позиция Нацбанка как-то учтена в этом вопросе? Ведь глава регулятора Павел Каллаур еще недавно заявлял, что у нас в стране может быть только одно законное платежное средство — белорусский рубль.

— Криптовалюты не признаются в качестве платежного средства. Согласно законодательству платежным средством на территории страны является белорусский рубль. Декрет в этом смысле ничего не меняет.

— Есть ли смысл создания наших местных криптовалют? Ведь уже есть прецеденты у соседей — скажем, криптоталер...

— Это уже будет решать рынок.

— Но майнинг все-таки будет разрешен. Как предлагается регулировать «добычу» цифровой валюты?

— Майнинг — важная часть инфраструктуры блокчейна, ньюансы регулирования этой технологии попали в Декрет. Майнингом получат право заниматься физические лица и резиденты Парка высоких технологий. Декрет, по сути, дает зеленый свет и майнингу, и майнерам.

— Вы не раз заявляли, что главное в новом Декрете — это даже не возможности для зарабатывания денег, а реализация своих заветных желаний для молодежи. Но обязательно ли в будущем нужно быть только программистом, чтобы и реализовать себя, и хорошие деньги получить?

— В продуктовой модели бизнеса, которую поддерживает декрет, на одного программиста приходится пять специалистов другого профиля: бизнес-аналитики, дизайнеры, маркетологи, переводчики и прочие. IT создает дополнительные рабочие места для неайтишников.

— Стоит ли людям других профессий срочно получать хотя бы базовое IТ-образование?

— Учиться нужно всю жизнь. История, когда человек получил одну профессию и всю жизнь работает в этой сфере, уходит в прошлое. Важно учиться постоянно: английский язык, основы программирования, маркетинга и так далее. Знания сейчас доступны, как никогда раньше. Важно только желание и внутренняя мотивация.

kuletski@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?