Истребители дотов

НАЧАВ свое победное наступление в 1943 году, Красная Армия столкнулась с проблемой значительных потерь во время операций по взятию немецких укрепрайонов. Фашисты были большими доками по части их создания. Долговременные огневые точки, зачастую выполненные из стали или бетона, прикрывали друг друга, за ними стояли самоходки или батареи противотанковых орудий. Все подходы опутывались колючей проволокой и густо минировались. В городах такой огневой точкой становился каждый подвал. Даже руины превращались в неприступные форты.

Семь десятилетий назад были созданы штурмовые инженерно-саперные бригады резерва Верховного главнокомандующего

НАЧАВ свое победное наступление в 1943 году, Красная Армия столкнулась с проблемой значительных потерь во время операций по взятию немецких укрепрайонов. Фашисты были большими доками по части их создания. Долговременные огневые точки, зачастую выполненные из стали или бетона, прикрывали друг друга, за ними стояли самоходки или батареи противотанковых орудий. Все подходы опутывались колючей проволокой и густо минировались. В городах такой огневой точкой становился каждый подвал. Даже руины превращались в неприступные форты.

Конечно, для взятия подобных укреплений можно было использовать штрафников, укладывая тысячи солдат и офицеров. На амбразуру можно было бросаться грудью — поступок героический, но абсолютно неэффективный. В связи с этим Ставка, которая начала осознавать, что воевать с помощью крика «ура» и штыка пора прекращать, избрала другой путь.

Первые пятнадцать штурмовых бригад начали формировать в 1943 году на основе инженерно-саперных частей, так как новый спецназ требовал главным образом технически грамотных специалистов. Спектр задач, которые перед ними ставились, был довольно широк и сложен. Рота инженерной разведки в первую очередь исследовала вражеские укрепления. Бойцы определяли их огневую мощь и «архитектурную прочность». После этого составлялась подробная карта с указанием расположения дотов и других огневых точек, заграждений и минных полей. Используя эти данные, разрабатывали план штурма. После этого в бой вступали штурмовые батальоны (на бригаду приходилось до пяти). Бойцы для них отбирались особенно тщательно. Тугодумы, физически слабые и солдаты старше сорока лет в бригаду попасть не могли.

Высокие требования к кандидатам объяснялись тем, что боец-штурмовик нес на себе груз, который в несколько раз превосходил амуницию простого пехотинца. В стандартный набор солдата входили стальной нагрудник, обеспечивающий защиту от мелких осколков, а также пистолетных (автоматных) пуль, и мешок, в котором находился «набор взрывника». Подсумки использовались для переноски увеличенного боекомплекта гранат, а также бутылок с «коктейлем Молотова», которые метали в оконные проемы или амбразуры. С конца 1943 года штурмовые инженерно-саперные бригады начали использовать ранцевые огнеметы.

Кроме традиционных автоматов (ППС и ППШ), солдаты штурмовых подразделений вооружались ручными пулеметами и противотанковыми ружьями. Чтобы научить личный состав бегать с этим грузом на плечах и минимизировать его возможные потери, бойцам устраивали жесткие тренировки. Кроме того, что они бегали на полосе препятствий в полной выкладке, над их головами свистели пули. Таким образом солдат учили «не высовываться» еще до первого боя и закрепить это умение на уровне инстинкта. Личный состав занимался стрельбами, разминированием и взрывами. В программу тренировок входили также рукопашный бой, метание топоров, ножей и саперных лопаток.

Обучение штурмовиков-саперов было гораздо тяжелее, чем тренировки тех же разведчиков. Ведь последние шли на задание налегке, и основное для них было — не обнаружить себя. В это же время штурмовик-сапер возможности прятаться по кустам не имел. Главной его целью были не одиночные «языки», а мощнейшие укрепления на Восточном фронте.

Бой начинался внезапно, довольно часто даже без артподготовки и тем более криков «ура!» Отряды автоматчиков и пулеметчиков тихо проходили через заранее подготовленные проходы в минных полях и отрезали от поддержки пехоты немецкие доты. Огнеметчики или взрывники разбирались с самим вражеским бункером. Заложенный в вентиляционное отверстие заряд позволял вывести из строя даже самое мощное укрепление. Там, где решетка преграждала путь, поступали остроумно и безжалостно: внутрь выливали несколько канистр керосина, после чего бросали спичку.

В городских условиях бойцы-штурмовики отличались умением появиться внезапно с неожиданной для немецких солдат стороны. Все было очень просто: штурмовые инженерно-саперные бригады буквально проходили сквозь стены, используя тротил для прокладки пути. Например, немцы превратили подвал дома в дот. Наши бойцы заходили сбоку или сзади, взрывали стенку подвала (а в некоторых случаях пол первого этажа), после чего выпускали туда несколько струй из огнеметов.

На поддержку штурмовых батальонов в 1944 году пришли всевозможные плавающие транспортеры и роты огнеметных танков. Эффективность и мощь штурмовых инженерно-саперных бригад резерва Верховного главнокомандующего, число которых к тому времени увеличилось до 20, резко возросла.

Однако успехи штурмовых инженерно-саперных бригад, показанные в самом начале, вызвали у армейского командования настоящее «головокружение от успехов»: у руководства сложилось неправильное мнение, что бригады могут все. Их начали посылать в бой на всех участках фронта, причем зачастую без поддержки со стороны других родов войск. Это стало фатальной ошибкой.

Если немецкие позиции прикрывались артиллерийским огнем, который предварительно не был подавлен, штурмовые инженерно-саперные бригады были практически бессильны. Ведь какую бы подготовку ни прошли бойцы, для немецких снарядов они являлись такими же уязвимыми, как и новобранцы. Еще хуже дело обстояло, когда немцы свои позиции отбивали танковой контратакой. В этом случае спецназ нес огромные потери. Поэтому в декабре 1943 года Ставкой был установлен строгий регламент использования штурмовых бригад. Теперь они обязательно поддерживались артиллерией, вспомогательной пехотой и танками.

Арьергардом штурмовых инженерно-саперных бригад были роты разминирования, включая роту собак-миноискателей. Они шли вслед за штурмовиками и расчищали для наступающей армии основные проходы. Минерами также часто использовались стальные нагрудники: известно, саперы иногда ошибаются, а двухмиллиметровая сталь могла их защитить при взрыве небольших противопехотных мин. Это было хоть каким-то прикрытием.

Героическими страницами в истории штурмовых инженерно-саперных бригад стали бои в Кенигсберге и Берлине, а также захват укреплений Квантунской армии. По мнению военных аналитиков, без инженерно-штурмового спецназа эти сражения затянулись бы, а Красная армия потеряла бы намного больше бойцов.

В 1946 году основной состав штурмовых инженерно-саперных бригад был демобилизован, а затем их вообще расформировали. Сначала этому способствовала уверенность военного руководства, что третья мировая будет выиграна благодаря молниеносному удару советских танковых армий. А после появления ядерного оружия в Генштабе СССР стали считать, что противник будет уничтожен атомной бомбой. С годами об уникальном советском подразделении специального назначения попросту забыли. Так была стерта одна из славных и интересных страниц Великой Отечественной войны.

По материалам интернет-ресурсов подготовил Олег КАМИНСКИЙ, «БН»

Фото из архива

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости