Историю болезни будем переписывать!

Давняя мечта онкологов — научиться «ловить» опухоли на самых ранних стадиях, когда еще есть все шансы на спасение. Когда–то эта мысль казалась фантазией, а сегодня при некоторых видах рака — уже реальность...

Давняя мечта онкологов — научиться «ловить» опухоли на самых ранних стадиях, когда еще есть все шансы на спасение. Когда–то эта мысль казалась фантазией, а сегодня при некоторых видах рака — уже реальность. Во многом в том заслуга скрининговых программ — массовых профилактических обследований. На Западе уже три скрининга доказали: да, это работает! Через несколько месяцев первая подобная программа развернется и у нас. Первая, впрочем, с оговоркой: скрининг рака шейки матки женщины проходили еще во времена позднего социализма. Теперь очередь за мужчинами. Своего рода «слабым сильным звеном». К врачам ведь они без крайней надобности не обращаются — как результат, именно раннюю диагностику рака предстательной железы онкологи приводят в первую очередь как пример бытовавшего легкомысленного подхода к проблеме...


«Цифры красноречивы: если в ведущих европейских государствах 65 — 70 процентов больных раком предстательной железы выявляются на 1 — 2–й стадии заболевания, в США — вообще 80, то у нас — только 37 процентов, — приводит статистику главный онколог Министерства здравоохранения, заместитель по научной работе директора РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Александрова, доктор медицинских наук Сергей Красный. — Соответственно если в Америке абсолютно все больные продолжают жить и через 5 лет, то у нас — лишь 6 пациентов из 10. Этот «перекос» возникает именно за счет 4–й и частично 3–й стадии рака! Из–за того, что болезнь обнаруживаем слишком поздно». Вся беда в том, что рак предстательной железы очень долго себя не выдает — практически до «точки невозврата». Отсюда вывод: проявлять бдительность не грех прежде всего тем, кто пока далек от каких–либо жалоб. Для этого и нужен скрининг. В его основе — определение ПСА, специфического антигена в крови. «Онкомаркеры?» — переспросит все знающий читатель. «Не совсем, — объясняет Сергей Красный. — ПСА — маркер специфичный не к раку предстательной железы, а к самой предстательной железе. Его уровень может повышаться и при простатите, и при доброкачественной гиперплазии простаты. Но особенно значительно — при раке. И если, например, ПСА находится в зоне от 4 до 10 нанограммов/мл, то вероятность рака — примерно 25 процентов, если же цифры выше 30 — почти 100–процентная гарантия, что речь идет об онкологическом процессе». Обнаружено превышение показателя? Значит, последует второй этап скрининга — биопсия предстательной железы под контролем УЗИ. Увы, никакими другими методами — даже при помощи хваленой компьютерной или магнитно–резонансной томографии! — выявить такую опухоль попросту невозможно...

По задумке для сдачи бесплатного анализа в поликлиники и межрайонные центры скоро настоятельно начнут приглашать совершенно определенную категорию мужчин — около миллиона белорусов от 45 до 60 лет. Это самый опасный возраст. Им анализ ПСА раз в два или даже в три года жизненно важен. Более того, как ни странно соизмерять болезнь и выгоду, такой скрининг экономически обоснован. Судите сами. На первых порах понадобится 2,5 млн. долларов единовременно и ежегодные вливания по 2 млн., но в результате уже через 5 лет каждая вложенная условная единица сэкономит три! Потому как сегодня лечение запущенных случаев ежегодно обходится в 6 млн. долларов, и пока каждый четвертый заболевший, увы, слышит от врачей неутешительный диагноз. Но вдохновляет опыт Литвы, где благодаря аналогичной программе рак на 4–й стадии стали выявлять втрое реже.


Начать решено с 10 районов, постепенно по мере сил к ним подключатся и все остальные. Планируется, что в итоге у нас будет проводиться примерно 300 тысяч исследований ПСА в год, фронт работы у хирургов–онкологов вырастет на порядок, а сама онкологическая «табель о рангах» заметно видоизменится. А то парадокс: в прошлом году рак предстательной железы впервые вышел у нас на третье место по распространенности, тогда как во всех развитых странах он давно и прочно оккупировал первое. И ведь не потому, что «там» болеют чаще...


Однако изменить печальную статистику удастся лишь при одном условии: если скрининг охватит как минимум 60 процентов «целевой группы». Иначе и усилия, и деньги — на ветер. Так что от мужчин медики ждут понимания и дисциплинированности, а... от женщин — помощи и бдительности (на них как на хранительниц семейного очага, кстати, делалась ставка в ряде стран при продвижении таких программ). Сколько лет продлится скрининг — ведь тоже зависит не от врачей. Вот в США отпала в нем всякая необходимость: никого не надо зазывать в лаборатории, обследование на ПСА — уже просто обязательный пункт в распорядке жизни.


Справка «СБ»


Скрининг рака предстательной железы начнется с 5 районов Минской области, 2 — Гродненской, 2 — Гомельской и Витебска.


Кстати


За прошлый год в Беларуси выявили 2.330 больных раком предстательной железы.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Аноним
Я работаю в Европе. Никаких здесь массовых обследований не сушествует и всю статистику доктор прочитал из американских журналов.Я врач. Недавно ко мне пришел пациент. пса 300. Открцли а там ничего нет. После биопсии мужчины имеют массу последствий. И что значит развитые страны это там где на завтрак в кафе предложат наркотики? Ну прямо расчудесная страна Америка, а Белоруссия это неразвитая ?
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?