История с «душком»

Когда расправит плечи светлогорский атлант

Во время недавней рабочей поездки на Гомельщину Президент поручил разобраться с положением дел на Светлогорском целлюлозно–картонном комбинате. Ключевые вопросы: с какими проблемами сталкивается это предприятие сегодня и когда оно заработает на полную мощность?

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО СВЕТЛОГОРСКИМ ЦКК

Об этом пошла речь в новом репортаже АТН, а заодно и в «СБ».

В небольшой деревушке Якимова Слобода, что неподалеку от Светлогорска, жизнь как у всех сельчан в эту горячую пору: днем — работа в полях, вечером — домашние хлопоты. И все бы ничего, но с недавних пор благостные местные пейзажи подпортил дурной запах. Вину местные жители сразу же возложили на новый завод по производству сульфатной беленой целлюлозы.

— Куда дунет ветер, там и воняет. Нас что, специально травят? От этого запаха куры дохнут, — возмущаются сельчане.

Председатель Светлогорского райисполкома Дмитрий Алейников в интервью журналистам АТН наличия проблемы не отрицал:

— Этот запах не может не беспокоить. Завод, как вы знаете, уже проходил два запуска наладки. Мы запускали завод в декабре, там было очень большое количество запахов. Они вызывают большое негодование и раздражение у людей.

Виной всему — газ метилмеркаптан. Да, он приносит дискомфорт. Но в концентрациях, не превышающих предельно допустимые, опасности не представляет, утверждают ученые и экологи. Они несколько раз брали пробу воздуха в районе и выяснили — нормы не нарушены. Уже после интервью глава района приведет самый понятный аргумент безопасности для здоровья — недавно перевез сюда свою семью из Гомеля. Руководство попросило жителей потерпеть — запах исчезнет, когда завод заработает на полную мощность. Стопроцентную загруженность, кстати, Президенту обещали еще в прошлом году. Определили даже дату — 7 ноября 2017 года. Однако к этому времени завод так и не вышел на заданные параметры работы. А в конце года и вовсе замолчал на целых шесть месяцев. Уже со сдержанным оптимизмом звучат новые сроки:

— Думаю, что к сентябрю комбинат должен, просто обязан выйти на 75 процентов загрузки своей мощности, — заверил журналистов Дмитрий Алейников.

— А когда уже можно говорить о предельных возможностях, 95 — 100 процентах?

— Думаю, что к концу года, началу следующего.

Этот комбинат не просто экономический, а во многом стратегический проект для Беларуси. Стоимость — почти миллиард долларов, это вторая самая дорогая стройка после БелАЭС. Оттого и пристальное внимание к объекту со стороны Президента — провала быть не должно. И Александр Лукашенко строго предупредил об этом курирующего проект вице–премьера Владимира Семашко во время рабочей поездки на Гомельщину.

Целлюлоза — самая экономически эффективная реинкарнация древесины. Конкуренции на рынке ЕАЭС практически нет. В России — лишь небольшой и старый завод. Спрос — колоссальный. Поэтому и решили строить новый комбинат в Светлогорске. Проектная мощность — 400 тысяч тонн в год. На 300 из которых уже есть покупатель — компания из Швеции. Казалось бы, вот она, новая мышечная масса экспорта и импортозамещения. Но что–то пошло не так, и гигант до сих пор продолжает работать в тестовом режиме.

Между тем в перспективе целлюлоза — это идеальное экономическое подспорье для белорусской деревообработки. Даже сейчас, работая лишь на треть мощностей, ЦКК обрабатывает 45 вагонов древесины в сутки — примерно 300 тонн. При этом потребность в мире 65 миллионов тонн. В эпоху общества потребления рынок целлюлозы растет ежегодно, а с ним и ценник. Самый высокий зарегистрирован в Китае — почти тысяча долларов. Это дороже тонны нефти.

— Мы продаем целлюлозу —– тонну за 700 долларов, а, продавая древесину круглую на экспорт, получали бы 250, — делится расчетами гендиректор Светлогорского ЦКК Юрий Крук. — Получается более высокая добавленная стоимость, больше налогов в бюджет, выше зарплата. Целлюлоза для Беларуси вся покупается за пределами страны, поэтому новое производство позволит решить все вопросы по импортозамещению и обеспечить положительное сальдо внешней торговли.

ФОТО БЕЛТА

Солидный импортозамещающий эффект сразу же оценили на бумажной фабрике «Герой труда» в Добруше. Поставки из ЦКК позволили сократить закупку заграничной целлюлозы наполовину.

— Целлюлозу ждали давно, потому что это то стратегическое сырье, на котором можно производить продукт, востребованный на рынке, — отмечает директор филиала ОАО «Управляющая компания холдинга «Белорусские обои» Добрушской бумажной фабрики Олег Мисюров. — Это бумага для обоев марки «Д», картон с повышенными свойствами для полиграфической печати, производство офсета. На сегодня Добрушская бумажная фабрика уже переработала порядка 600 тонн продукта.

Планы этого промышленного союза амбициозны, и будущее рисуется крепкое. Но между прошлым и будущим есть миг — настоящее. Где все не так гладко. Так в чем же дело? Сырье есть, оборудование есть — осталось научиться работать со станками и химикатами на пределе возможностей. А чтобы это произошло, наших специалистов обучает австрийская компания «Андритц». Она же ставила оборудование. Представитель компании Манфред Хорнхофер настроен оптимистично:

— Завод соответствует последнему слову техники. Такое оборудование смонтировано на крупнейших заводах мира. И доказало свою эффективность и производительность.

Австрийская компания — не единственный представитель дружного интернационала на заводе. ЦКК строится совместно с китайской корпорацией. Поднебесная выступает генеральным подрядчиком. Проект — под ключ, то есть заходи и работай. Впрочем, каждый бизнес–учебник скажет: отношения в паре заказчик — исполнитель по интенсивности — штука сильнее, чем «Фауст» Гете. Эта ситуация была в центре внимания Комитета государственного контроля. Начальник управления КГК Гомельской области Виктор Рунов пояснил:

— Был спор между двумя сторонами — заказчиком и подрядчиком. Подрядчик говорил, что все нормально, все по проекту. При обращении граждан заказчик поставил вопрос перед генподрядчиком — китайской компанией, и в конце концов технический вопрос был разрешен. Того запаха, который был раньше, практически нет. Насколько я знаю, внесены изменения в проектную документацию и это уже в железе освоено.

Одна из причин, по которой комбинат так и не запустили, — кабельный вопрос. Необходимо понимать, что это целая кровеносная система завода. Несколько сотен километров проводов замуровано в бетон, стены, специальные короба. Скрутить и положить новый можно — за 50 миллионов долларов и очередной многомесячный простой.

Допустить подобный сценарий — значит снова сорвать все сроки запуска и потерять деньги. Так что же с кабелем не так? Выдвигались версии об опасности для человека. Отдельные энтузиасты говорили, что комбинат взлетит на воздух из–за неполадки с проводами. Истина оказалась не так кинематографична: после монтажа генподрядчик сказал: «Можете работать». «Не с этим кабелем!» — парировал Госстандарт. Глава концерна «Беллесбумпром» Юрий Назаров большим минусом назвал тот факт, что кабельная продукция не прошла сертификацию.

Юрий Назаров
ФОТО БЕЛТА

— Мы понимаем, что кабельная продукция уложена не та, которая декларировалась в проектном решении. Оболочка кабеля — это не силиконовая резина, а своеобразный микс. Чтобы в режиме реального времени отслеживать ситуацию, мы создали систему мониторинга, разместили датчики, фиксирующие работу кабеля.

Подружить разные стандарты — серьезная бюрократическая проволочка. Белорусские требования к безопасности даже выше мировых. На данный момент датчики показывают: работа всей системы стабильна. Но гарантий, что так будет и дальше, нет. А без четкого понимания, где ставить запятую в предложении «менять нельзя оставить», сдача завода невозможна. Что делать? Юрий Назаров говорит:

— Будем вести речь с генподрядчиком о замене силовых кабелей в 16 квадратов. Их у нас 97 километров. Этот кабель китайцы закупили — он лежит на складе. Просто сейчас менять нельзя — завод надо остановить. Поэтому замена будет идти в несколько этапов.

Безусловно, светлогорский атлант все–таки расправит плечи. Об этом говорит простая статистика: ЦКК уже на самоокупаемости, то есть никаких дополнительных вливаний не нужно. Все траты по кабелю — на генподрядчике. Потенциальная прибыль приносит спокойный сон экономистам — полмиллиарда долларов. Все долги и кредиты будут покрыты за 12 лет, а при нынешней цене на целлюлозу и того быстрее. В итоге многие отрасли получат абсолютную независимость от импорта — от картона до синтетических тканей. Но это перспективы республиканские. Неприглядная «история с душком» для местных жителей закончится еще и новыми рабочими местами — до тысячи. А это, между прочим, население всей деревни Якимова Слобода.

— Это новые рабочие места, за которые мы боремся. Это другая жизнь района, другие возможности в плане благоустройства социальных объектов, — рассуждает Дмитрий Алейников. — На сегодня огромные инвестиции вложены, которые в виде налогов вернутся как в район, так и в страну. Это очень серьезно.

Как и не менее серьезная ситуация сложилась вокруг ЦКК и фабрики бумаги в Добруше. Да, из анабиоза оба предприятия вышли, но более чем скромные показатели — лишь небольшой «пробник» реальных возможностей. Которые атланты должны были демонстрировать вот уже три года. Эти планы до сих пор в жизнь не воплотились. И доказать, что «картонные домики» не снесет ветром, еще только предстоит.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...