Истории, которые заставляют сердце сжиматься

«Беларусь помнит»: благодаря Агентству теленовостей белорусы вспоминают военную историю родителей и дедов

Чуть влажный, тяжелый брезент палатки полевого госпиталя, холод, раненые, которых заносят на носилках санинструкторы, почти настоящая гарь и почти настоящая кровь: съемки проекта «Беларусь помнит» Агентства теленовостей идут полным ходом, сюжеты цепляются один за другой, окуная зрителя в страшные будни Великой Отечественной войны. 

Кино только на экране зрелищно. А на деле ничто не дается легко: в просторном, на 300 «квадратов», павильоне температура чуть выше, чем на улице. Тепловая пушка, к которой я становлюсь поближе, чтобы хоть немного согреться и просушить стремительно промокшие сапоги, никак не может протопить все это немаленькое пространство. Чтобы снять постановочные сцены, историческую реконструкцию для трехминутного видеоролика — одного из серии выходящих на телеканале «Беларусь 1», требуется полноценный съемочный день, с утра и до глубокого вечера. «Бойцы» из массовки, упакованные в настоящие полушерстяные гимнастерки и кирзовые сапоги (кому достался утепленный ватник, тому повезло), согреваются во время дублей, операторы носятся за ними, «простреливая» пространство своими камерами. Наблюдателям и тем, чья роль в съемочном процессе не предполагает столь бурной активности, приходится тяжко, не спасают ни кофе из термоса, ни прихваченная из дому шоколадка.

— Мы берем реальную историю из жизни человека, воевавшего на фронте, и реконструируем ее, — рассказала автор новой серии проекта Алеся Высоцкая. — Сегодня у нас снимается дочь военного хирурга, который в 1944 году получил ранение прямо во время операции в полевом госпитале. Он больше не смог оперировать и в итоге стал инфекционистом. А его дочь Анна, слушая рассказы отца, с детства мечтала стать медиком.

Анна Ключарева.

Заведующая кафедрой инфекционных болезней и детских инфекций Белорусской медицинской академии последипломного образования профессор Анна Ключарева перебирает фронтовые треугольники — переписку с матерью и друзьями семьи. В промежутках между дублями ассистенты заботливо накидывают ей на плечи теплый плед.

— Сказать, что отец много говорил о войне... Нет, — вспоминает Анна Александровна. — Я знала о том, что он был ранен и тяжело: пострадала рука, после случился остеомиелит да еще он заразился гепатитом в госпитале... Профессор, который не знал, что отец медик, сказал, что здесь надо ожидать status exitus — летального исхода. Но отец выжил. Во время вой­ны работал врачом в полевых госпиталях, но ранение правой руки поставило крест на хирургии.

До конца жизни Александр Ключарев занимался инфекционными болезнями и много лет был ректором Белорусского государственного медицинского университета. «Самый длинный ректор» — так его называли, имея в виду долгие годы руководства вузом.

К съемкам в Агентстве теленовостей подходят серьезно. Любые исторические фильмы требуют точности в деталях: нужно найти реквизит, подобрать людей, хотя бы немного похожих на человека, находящегося в центре истории, объясняет режиссер Ольга Жукова: 

— Надо понимать, о каком времени идет речь, потому что если это Великая Отечественная война, то до 1942 года знаками различия в Красной Армии были петлицы, а с 1943 года — погоны, и важно не перепутать периоды. На этот раз самое тяжелое было найти палатку ППГ — полевого передвижного госпиталя. Тут нам помогло Минобороны. Причем вот эта — самая маленькая, в которой можно стоять в полный рост, а вообще такие палатки были обычно размером 10х10 метров. 

Художник‑стилист Диана Слинко‑Сигова в проекте отвечает за грим и за костюмы. После ее работы раненые выглядят ужасающе натурально: сценическая кровь из сахарозы — а это специальная субстанция, которую гримеры заказывают в немаленьком количестве, — по виду не отличается от настоящей, разве что сладкая на вкус и немного липнет. Поиски нужных для съемок предметов реквизита — тоже на ее плечах. Например, белые перчатки, в которых работают хирурги, сейчас редкость — в аптеках зеленые и голубые, а нужные для съемок передали врачи одной из минских больниц. И то их приходится старить, чтобы белый цвет не был таким ярким: Диана красит их йодом прямо на руках у артистов и просушивает — в 40‑е годы резина, которую использовали для хирургических перчаток, была желтоватая:

— Все костюмы и реквизит из моей личной костюмерной: гимнастерки, ватники, платья — женская военная форма, скляночки в военном госпитале, часть мебели, керосиновые лампы, котелки — из моей коллекции. Костюмерную я собирала 18 лет, работала в кино, в рекламе, в некоторых проектах компании Wargaming, что‑то покупалось на барахолках, что‑то дошивалось и теперь используется везде, где потребуется. Редко когда я обращаюсь на киностудию за чем‑то, чего у меня нет, — какими‑нибудь генеральскими погонами или предметами, которые за ночь не сошьешь.


Истории, изложенные телеграфным стилем, в небольших аудиоклипах, даже в пересказе заставляют сердце сжиматься: разведчики, танкисты, летчики, женщины и мужчины снова оживают на экране. Дети вспоминают родителей, внуки и правнуки, нередко как две капли воды похожие на дедов, играют их в этих небольших, но важных фильмах. Ничего не выдумано. Никто не забыт, ничто не забыто.

КСТАТИ

Серия видеороликов «Беларусь помнит» снимается к 75‑летию освобождения нашей страны от немецко‑фашистских захватчиков. Зрители увидят историческую реконструкцию событий Великой Отечественной войны. В съемках заняты внуки и правнуки ветеранов, рассказывающие о своих дедах, и профессиональные артисты. Проект выходит на телеканале «Беларусь 1».

ovsepyan@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР
5
Загрузка...
Новости и статьи