Истина по-прежнему в вине.

КОМПАНИЯ против крепленого вина — «чернила» типа «Крыжачок», развернувшаяся во многих районах страны, встряхнула все перерабатывающие предприятия. Ожидается, что выпуск плодово-ягодных вин в этом году сократится на треть, и производственники опасаются, что так недалеко и до краха всей винодельческой отрасли. Потому что второго «сухого закона» она просто не переживет.

Как совместить на прилавке экономическую выгоду и заботу о здоровье?

КОМПАНИЯ против крепленого вина — «чернила» типа «Крыжачок», развернувшаяся во многих районах страны, встряхнула все перерабатывающие предприятия. Ожидается, что выпуск плодово-ягодных вин в этом году сократится на треть, и производственники опасаются, что так недалеко и до краха всей винодельческой отрасли. Потому что второго «сухого закона» она просто не переживет.

Самый доходный продукт

О ТОМ, что в республике в 2012 году будет прекращено производство плодовых крепленых ординарных вин, сообщил председатель концерна «Белгоспищепром» Иван Данченко. Подобные меры принимаются в связи с позицией Правительства, направленной на снижение их потребления на территории Беларуси. К такому решению подходили постепенно: в 2011 году ставки акциза на плодовые вина разных сортов в среднем были увеличены в 6 раз по сравнению с 2010 годом. А с начала 2012-го акцизный налог подняли еще почти на четверть.

Так как компаниям стало невыгодно производить данный вид продукции, выпуск плодовых ординарных вин будет прекращен после сбыта предприятиями оставшихся запасов на выделенные Правительством квоты.

Предприятия концерна отказываются от производства вина, в котором содержится зерновой спирт. Такой продукт скорее должен называться винным напитком, но не вином, согласно международной классификации.

Теперь вина будут производиться по более современным и усовершенствованным технологиям, на прилавках появится больше натуральных виноградных вин, кальвадосов и сидра. Винодельческие предприятия со слабой технической оснащенностью планируется присоединить к крупным заводам. Их будут использовать в качестве участков по заготовке плодово-ягодного сырья.

Беларусь, как и Скандинавия, страны Балтии и некоторые другие государства, входит в так называемый «водочный пояс», где потребление сорокаградусной из общего объема алкогольной продукции составляет 48—49 процентов, 30—40 процентов занимают вина, в том числе плодовые, а виноградные — только 3,5—4,5 процента.

Но, вопреки расхожему мнению, белорусы — не самая пьющая нация. Потребление алкоголя на душу населения в нашей стране составляет 13,2 литра в год. Для сравнения: россияне выпивают почти 16, украинцы — 15,6, а молдаване — 18,2 литра. Однако радоваться преждевременно — до среднего мирового уровня, который составляет 6,1 литра на человека, нам еще далеко. Особенно, если учесть нормы Всемирной организации здравоохранения, которая считает критическим употребление алкоголя в пределах 8 литров на душу, а более высокий уровень — ведущим к постепенной деградации нации.

Для решения этой проблемы Правительство Беларуси уже приняло ряд мер, которые должны уменьшить «алкоголизацию» населения. В частности, снижена предельно допустимая норма содержания алкоголя в крови водителя с 0,5 до 0,3, в ряде районов в рамках разработанного Минздравом антиалкогольного эксперимента введен запрет на розничную торговлю плодово-ягодными винами. В ближайшем будущем планируется ввести ограничения по продаже алкоголя лицам младше 21 года. Возможно, вновь будут увеличены ставки акцизов на плодовые вина.

Пока же доля алкогольной продукции в общем объеме розничного товарооборота составляет порядка 10 процентов.

Меньше, но лучше

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ концерна «Белгоспищепром» Иван Данченко отмечает, что в настоящее время происходит падение объемов производства плодовых вин. Нынче их выпуск составил 70 процентов к аналогичному периоду прошлого года. При этом производство низкосортных вин составило менее 3 процентов, и к концу года они полностью исчезнут с рынка.

Иван Данченко высказал мнение, что запреты и ограничения продаж плодового вина в некоторых районах республики являются половинчатыми, так как не решаются проблемы с перепрофилированием винзаводов и с перенаправлением плодово-ягодного сырья на иные цели.

— Если мы и дальше такими темпами будем бороться с виноделием, то в скором времени оно может просто исчезнуть, что вызовет социальную напряженность в коллективах предприятий, а также проблемы с переработкой плодово-ягодного сырья, — отметил председатель «Белгоспищепрома». Это мнение на республиканском семинаре-совещании «О перспективах работы и развития алкогольной отрасли», которое прошло этим летом, поддержал заместитель Премьер-министра Михаил Русый:

— Предприятия, выпускающие качественную продукцию, нельзя закрывать или перепрофилировать. Однако как на юге каждый уважающий себя винодел имеет виноградник, так и у нас каждое винодельческое предприятие должно стремиться иметь собственную сырьевую базу, чтобы получать качественную продукцию из белорусского сырья, — подчеркнул Михаил Русый.

Разумеется, дешевизна плодовых вин способствует алкоголизации общества, с этим никто не станет спорить. Только, на мой взгляд, процесс реорганизации этой отрасли начался задолго до возникшей шумихи. Сегодня плодовым виноделием в Беларуси занимаются 60 предприятий различных форм собственности. Раньше их было гораздо больше. Еще в 2005 году концерн «Белгоспищепром» разработал программу развития предприятий, выпускающих алкогольную продукцию. Этот и ряд других нормативных документов ужесточили подход к качеству, в результате чего объемы производства плодовых вин в нашей стране сократились почти наполовину. На плаву удержались лишь предприятия, сумевшие соответствовать вновь предъявляемым требованиям.

Что касается запретов, о которых так много говорят, то начиная с этого года в Беларуси полностью прекращено производство исключительно ординарных вин, в которых естественный наброд спирта составляет всего лишь 5 процентов, а крепление до 18 градусов доводится этиловым спиртом. Причем запрет этот был отнюдь не спонтанным: он запланирован программой, составленной уже на следующие пять лет: с 2011-го по 2015 годы.

Плодово-ягодные вина будут по-прежнему выпускаться, с той лишь оговоркой, что требования к их качеству станут еще жестче. Дело в том, что в рамках Таможенного союза разработан проект технического регламента «О безопасности алкогольной продукции». Это единый нормативный документ для России, Беларуси и Казахстана, определяющий нормы, которым должен соответствовать весь выпускаемый алкоголь. В частности, планируется с 2017 года запретить применение этилового спирта, производимого из пищевого сырья, для производства вин. Его полностью заменят фруктовые дистилляты.

Скепсис многих людей по отношению к дешевым плодовым винам вполне понятен. Их не покупают так, как виноградные, внимательно изучая этикетку. Покупателю, который просит у продавца «пузырек подешевле», глубоко плевать на качество. Вот в этой дешевизне, на мой взгляд, и кроется корень проблемы. С одной стороны, ведомства, пропагандирующие здоровый образ жизни и заинтересованные в снижении преступности, бьют тревогу: доступный алкоголь ведет нацию к деградации, с другой — производители вынужденно понижают цены, ибо это их единственный козырь в конкурентной борьбе.

К примеру, в Минск поставили плодовые вина Гродненского винзавода по цене дешевле столичной продукции рублей на 300—400. Этого вполне достаточно, чтобы покупатель остановил на них свой выбор. Вопрос упирается в то, что нижнего порога в отпускных ценах на алкоголь не существует. Здесь уже вопросы концерна к Министерству экономики.

Дображились!

НЕ БУДУ оригинальным, если скажу, что для меня, как и для многих других потребителей, «вино из яблок» звучит совсем не убедительно. Широко известна история о том, как в советские времена на Украине начали производить кальвадос — 40-градусный яблочный бренди. Когда европейцы, которые очень дорожат своей торговой маркой, узнали об этом, тут же запретили использовать их бренд на этикетках. И были несказанно удивлены, что украинцы при производстве этого крепкого алкогольного напитка использовали яблоки разных сортов. В итоге он мало напоминал оригинал. Потому что для настоящего кальвадоса используются только отборные яблоки зеленых сортов, каждое из которых снято вручную.

Каждый раз вспоминаю эту историю, когда вижу объявления наших винзаводов о приеме яблок от населения. Спросите любого хозяйственника или садовода-частника, станет ли он сдавать отборные яблоки? Да ни за что! Если они товарного вида —  или сам съест, или продаст подороже.

Растут же у нас крыжовник, смородина, клубника. Почему в Германии и других европейских странах научились производить из них дорогие алкогольные коктейли, а для нас это проблематично? Хотя и здесь дело упирается в сырье — ягода для этих целей нужна отборная. Готовы ли мы к такой постановке вопроса?

Первые решительные шаги в этом направлении уже сделал Толочинский консервный завод. Здесь специально высадили кустарники и ягодники на нескольких сотнях гектаров. Такая же работа ведется на Пинском, Гомельском, Слонимском винодельческих заводах.

Производителям плодово-ягодных вин сейчас не позавидуешь. При реорганизации им будет очень сложно завоевать новых потребителей, ибо шлейф за плодово-ягодными винами тянется еще тот. Нужны очень сильные маркетологи, способные переубедить покупателя. Но, несомненно, главное — это качество продукта. К сожалению, иногда в погоне за лишними литрами оно уходит на второй план.

Недавно выяснилось, что на одном из специализированных предприятий в Сенненском районе в плодовое вино вместо спирта добавляли яблочную брагу. Таким образом с января 2011 года по август 2012-го было изготовлено более 100 тысяч литров браги для производства вина ненадлежащего качества и выпущено еще 2 тысячи бутылок вина на более чем 180 миллионов рублей.

В текущем году из незаконного оборота уже изъято около 250 тысяч литров спиртосодержащей и алкогольной продукции на сумму более 10 миллиардов рублей. Половина изъятого — некачественная алкогольная продукция. Сколько ее еще на складах, такой информацией никто не владеет. Конкретный учет ведет «Белгоспищепром», но удельный вес концерна в производстве вин только 18 процентов. Остальное отдано на откуп местным властям.

Обойдемся без спирта

НЕКОГДА белорусы нарекли плодово-ягодное вино «чернилами». Возможно, в эпоху «Солнцедара» такое определение было справедливым, но к винам нового поколения это не имеет никакого отношения.

Тем не менее выполнение прогнозных показателей, которые ежегодно растут в динамике, обязательно для всех. Получается, что есть определенная заинтересованность в том, чтобы граждане пили больше. Какой же должна быть политика в этом непростом вопросе, когда экономическая выгода пересекается с заботой о здоровье?

— Сегодня есть понимание данной проблемы, — говорит заместитель начальника управления алкогольной, плодоовощной и крахмалопаточной промышленности концерна «Белгоспищепром» Анатолий Емельянов. — На специализированных предприятиях нужно выпускать продукцию, которая соответствует его профилю. Можно, например, организовать выпуск виноградных вин, пищевого уксуса. Но невозможно из года в год увеличивать объемы производства, не наращивая выпуск основного продукта — плодово-ягодных вин. Белорусы много потребляют абсолютного алкоголя на душу населения, этот показатель надо уменьшать. Поэтому доводить до предприятий алкогольной отрасли рост объемов производства некорректно. Концерн неоднократно поднимал этот вопрос, но решения пока нет.

Необходимо подумать, сколько нам нужно алкогольной продукции, определиться с объемом потребления, с тем, сколько мы можем продать на экспорт. И поставить на этом точку. Сегодня вложены огромные средства в развитие индустриального выращивания плодов и ягод. Лет пять назад яблоки мы закупали в основном у населения, в связи с чем возникали проблемы, потому что яблоки должны быть сортовыми. А сегодня в республике несколько десятков хозяйств, которые занимаются поставкой сырья для производства плодово-ягодных вин.

Фермеры выращивают не только яблоки, но и занимаются ягодами — голубикой, черноплодной рябиной, земляникой, клубникой. То есть складывается производственная цепочка, продолжает Анатолий Емельянов. Необходимо, например, выращивать определенный сорт черной смородины со стабильным содержанием сахара, кислоты, который создает определенный букет. А сейчас мы закупаем через райпо у каждого по кошелке. Если будет создана единая производственная цепочка — перспективы очевидны.

По словам специалиста, у наших крепленых плодовых вин сегодня открывается «второе дыхание». Обычно плоды и ягоды перерабатывали и сбраживали до 5 процентов, а до нужной крепости доводили спиртом. Сегодня набраживают до 10 процентов, это вина улучшенной технологии. Для них значительно ниже акцизный налог, что выгодно экономически.

 КОНЕЧНО, вряд ли кардинально можно быстро изменить структуру потребления алкоголя. Население за два-три года просто не сможет перестроить свои предпочтения. Одними запретами тенденции не сломать. Поэтому вполне ясна позиция «Белгоспищепрома». Как подчеркивает Иван Данченко, мы нацеливаем бизнес на выпуск натуральной продукции, чтобы потребители имели возможность покупать вино, доступное по цене и прекрасное по качеству.

Александр ШЕВКО, «БН»

Фото Андрея МАКСИМОВА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?