Исправлению не подлежат

Приговором за тройное убийство и киднеппинг в Гродно стал расстрел

К такому выводу пришел Гродненский областной суд 14 мая, закончив слушания по уголовному делу о жестоком убийстве троих ни в чем не повинных людей в одной из квартир по улице Кабяка в г. Гродно в ночь на 14 октября прошлого года. Тогда об этом происшествии говорил весь город — зверское убийство пожилого хозяина, его невестки Елены и находившейся в гостях дальней родственницы Нины, похищение 10-летнего ребенка. Такого в областном центре припомнить не мог никто. Кто и зачем это сделал?

Ответ на этот вопрос уже частично был дан к утру следующего дня. По подозрению в совершении дерзкого преступления в соседнем доме были задержаны двое ранее судимых молодых мужчин — Олег Г. и Андрей Б. Доказательства причастности к преступлению были налицо — с ними в квартире находился насильно удерживаемый сын убитой 34-летней женщины и похищенные из квартиры вещи — компьютер, фотоаппарат, предметы одежды.

Принявшему к производству уголовное дело следователю по важнейшим делам областной прокуратуры, тем не менее, предстояла кропотливая работа по выяснению всех обстоятельств объективной и субъективной стороны этого страшного преступления. Около 4 десятков ножевых ранений у каждой из убитых женщин и 15 ножевых ран у мужчины, обнаруженных при осмотре трупов, давали повод предполагать, что для такой жестокой расправы были какие-то веские причины, или задержанные страдают психическими заболеваниями. Увы, как оказалось, ни то, ни другое…

В свои 28 лет Андрей успел из-за пьянок потерять семью и сделать лишь одну карьеру — на скамье подсудимых. Вначале это была кража, за которую пришлось по суду уплатить штраф в размере 30 базовых величин, потом мошенничество, грабеж, разбой и злостное хулиганство, потянувшие на 7 лет лишения свободы.

В сентябре 2009 г. Андрей вышел на свободу досрочно. Суд г. Новополоцка посчитал возможным заменить неотбытую часть наказания в виде лишения свободы исправительными работами.

Похожие этапы асоциального развития личности и у его подельника Олега. В 2006 г. начал с кражи, за что получил полтора года исправительных работ, однако работать не хотел, уклонялся от исполнения приговора, да к тому же совершил злостное хулиганство, за что в июле 2007 г. судом был приговорен к ограничению свободы. Однако Олег требования суда проигнорировал, и ограничивать себя ни в чем не стал, за что и угодил на полтора года в места лишения свободы. На этот раз назначенное наказание пришлось отбывать до конца. Там же в Новополоцком ИТУ и встретился с земляком Андреем Б., с которым ранее был мельком знаком.

— По своему характеру это были разные люди, но их объединяло «трудное прошлое» — колония, с ее неписанными законами и понятиями, системой ценностей, в которой «мокрая» статья не что иное, как признак «крутости» и социальной значимости. А еще — нежелание трудиться. Хотя Андрей и устроился печатником в одно из частных предприятий, чтобы не возвращаться за колючую проволоку, жить только на зарплату ему по-прежнему не хотелось.

Первым квартиру на улице Кабяка накануне убийства посетил Олег и украл оттуда мобильный телефон Елены. Остальные ценности — компьютер, часы, фотоаппарат, одежду надеялся прибрать к рукам потом, когда подвернется удобный случай. О похищенном мобильнике и своих планах по «приобретению» другого имущества в этой квартире рассказал Андрею.

Ближе к полудню мобильник «сослуживцы» сумели продать за 80 тысяч рублей, на которые купили спиртного и «культурно отдохнули». Тем временем, обнаружив кражу, Елена позвонила матери Олега и предупредила, что если мобильник не будет возвращен, она заявит в милицию. Но возвращать уже было нечего, и мать отдала Елене 100 тысяч рублей из собственного кошелька, во избежание неприятностей для непутевого сына. За этой суммой, как следует из показаний обоих, они и пришли вечером в дом к Елене. Посчитали, что Елена неправильно поступила, заставив компенсировать причиненный ущерб. Решили, что она должна возвратить деньги, поскольку слишком уж смело повела себя с бывшим узником колонии. В отношении остального имущества решили действовать по обстоятельствам.

Ломать двери в квартиру Елены не пришлось, поскольку Олег с ней давно был знаком и после возвращения из мест лишения свободы иногда заходил пообщаться. В квартире на этот раз присутствовала дальняя родственница Нина И. Как следует из показаний 10-летнего Ильи, поначалу все вели себя мирно: вместе ужинали с употреблением спиртного, разговаривали, слушали музыку.

Об истинной цели визита Олега Г. и его друга Андрея Б. присутствующие поначалу не догадывались, пока в их голосе не стала проскальзывать агрессия и чем дальше, тем больше.

На требования пожилого хозяина угомониться Андрей ответил рукоприкладством, а затем принес с кухни нож и стал наносить им удары в жизненно важные органы, пока тот не скончался. «Не режь телефон» — услышал Илья тревожный крик матери, но вставать с кровати и выходить из своей комнаты не стал, побоялся. Он не знал, что его дед уже мертв, а Олег убивает ножом его мать в ванной комнате. Хотя на следствии и в суде последний утверждал, что это Андрей дал ему нож в руки и заставил убить Елену, чтобы доказать свою «крутость». Тот в свою очередь утверждал обратное — Елену убил Олег по своей инициативе. Характерно, что на руках погибшей даже не было следов сопротивления, видимо, она не ожидала такого поворота событий. 40 прижизненных ножевых ранений разной степени тяжести насчитали эксперты на ее теле. Чтобы не оставлять свидетелей убийства и завладеть имуществом, таким же способом расправились и с присутствующей свояченицей Ниной, нанеся ей не менее 36 ножевых ранений.

После расправы над взрослыми Олег прошел в комнату, где на кровати лежал 10-летний сын Елены и приставил к его горлу нож, но Андрей предложил оставить ребенка в живых и взять с собой, на всякий случай. Сложно представить, как в дальнейшем поступили бы с несовершеннолетним озверевшие мужчины, но на тот момент убить не решились, а оставить в квартире или на улице побоялись — может сообщить в милицию или соседям об увиденном.

После этого оба хладнокровно приступили к обыску в квартире. Собрали в мешки все, что можно было продать за деньги — компьютер с принадлежностями, фотоаппарат, магнитные диски, предметы одежды. Потом подожгли квартиру, включили на кухне газ и ушли, предусмотрительно обработав черной жидкостью для обуви дверные ручки, кнопку лифта, чтобы не оставить следов. Оба понимали, что в городе уже им не место, нужно уезжать подальше. На улице подошли к стоявшему такси и попросили водителя отвезти их в Москву или хотя бы в Минск, предложив компьютер в качестве оплаты, на что получили отказ. Тогда стали высказывать угрозы. В ответ на требование покинуть салон такси Андрей достал нож и попытался нанести удар, однако таксист уклонился и убежал в помещение ночного магазина, забрав с собою ключ от зажигания автомобиля. Лезвие ножа прошло по левому плечу, оставив легкое ранение. Находясь в магазине, он наблюдал, как нападавшие пытались завести автомобиль, однако им это не удалось.

Прекратив попытку завладеть такси, преступники оставили ребенка на скамейке возле одного из домов, а сами прошли на ул. Пестрака. Там они попытались завладеть автомобилем «Ауди 80» — разбили камнем стекло, вскрыли рулевую колонку, но завести двигатель так и не смогли. Из салона забрали документы на автомашину и водительское удостоверение хозяина (привычка не уходить с пустыми руками).

На этом осуществление планов по выезду за пределы республики решили отложить до утра, пока представится возможность как-нибудь реализовать похищенное и обзавестись «наличкой» для покупки билетов. Спящими в квартире Олега Г. их и застали сотрудники милиции.

Безусловно, оба они не предполагали, что попадутся так быстро. Думали, что квартира успела догореть и до обстоятельств происшествия, а тем более до исполнителей жестоких расправ, следователи доберутся не скоро. К счастью, ошиблись. На этот раз все обстояло иначе. Сотрудники МЧС на сообщение о пожаре в квартире откликнулись оперативно и успели затушить огонь на начальной стадии. Трупы убитых полностью сохранились и были сразу опознаны. Грамотный план первоначальных следственных и оперативных мероприятий позволил быстро выйти на убийц и застать их врасплох.

Проведя несколько месяцев за решеткой в период предварительного следствия, оба преступника сохранили в памяти обстоятельства той бурной ночи и поведали о них следователю, а затем и суду. Только по поводу убийства Нины их показания разошлись. Оба отрицали причастность к ее смерти, уверенно показывая друг на друга. Принимая во внимание количество нанесенных этой женщине ножевых ран, суд поверил обоим…

Поведение обвиняемых буквально до последнего дня заседания давало основание предполагать, что свой поступок они так и не осознали до конца. Так и не поняли, что перешагнули самую крайнюю черту, за которой человек теряет право на существование среди себе подобных, поскольку его поведение сродни повадкам опасного дикого зверя. Осознание себя таковыми пришло лишь тогда, когда в прениях прозвучала предлагаемая крайняя мера наказания, предусмотренная в Уголовном кодексе — смертная казнь. В последнем слове они попытались убедить суд, что они все поняли и исправились. Поздно. Суд не поверил, не имел на это права перед лицом потерпевших, потерявших матерей, отца и дочерей в мирное время, в красивом и благоприятном для жизни городе.

Суд пришел к выводу о доказанности вины обоих по всем пунктам обвинения, в том числе, в умышленном убийстве трех лиц с особой жестокостью из корыстных побуждений и назначил обоим по совокупности преступлений высшую меру наказания — смертную казнь: расстрел с конфискацией имущества. Данный приговор оба осужденные имеют право обжаловать в кассационной инстанции — Верховном суде Республики Беларусь. За ним последнее слово.

Светлана РАХМАН, начальник отдела прокуратуры области, советник юстиции

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...