Исповедь старых валунов

Директор музея по крупицам восстанавливает страницы истории Быховского района

Замок, церковь, синагога. В Быхове прошлое напоминает о себе едва ли не на каждом шагу. Директор районного историко-краеведческого музея Сергей Жижиян признался: однажды возле крепости даже споткнулся об осколок ядра! А многие из артефактов, найденных во время раскопок, нередко тянут на сенсацию. Не только опровергают сложившиеся стереотипы, но и помогают пролить свет на неизвестные ранее факты.

Одна из восстановленных башен замка.

Хочу все знать

— Увлечение историей у меня от отца, — признается Сергей Жижиян. — А еще немало личных открытий сделал, когда стал марки собирать. Начинаешь уточнять, где, когда они были изданы, по какому поводу, — и клубок раскручивается. Вместе со школьными друзьями «исследовал» территорию теперь уже бывшего военного городка в Быхове. И всегда находилось что-то интересное: пуговица столетней давности, обломок старинной керамики или кирпича. Все это будоражило сознание, хотелось узнать о заинтересовавшем предмете еще больше.

Проблемы выбора профессии у Жижияна не было — он поступил на исторический факультет Могилевского госуниверситета имени Кулешова. И, вернувшись на малую родину дипломированным специалистом, простым преподаванием истории в Мокрянской СШ не ограничился. Вместе с учениками организовал не одну этнографическую экспедицию и археологическую разведку. В поле зрения попала и сама школа, основанная более полутора веков назад. Исследовательскую работу Сергей Филиппович продолжил и позже — уже в качестве директора музея. По сути, он стал первым, кто детально изучил в районе такой пласт духовной и материальной культуры, как культовые камни. Жижиян уточняет:

Сергей жижиян: «Так выглядел замок».

— На территорию Быховщины эти валуны попали во время ледникового периода. А уже наши предки сделали из них своих идолов. Даже в эпоху христианства им не переставали поклоняться.

На быховской земле были найдены и несколько камней в виде крестов. А еще — надмогильные камни-жернова. Такие надгробия 18-го столетия обнаружили на кладбище в деревне Вьюн и в самом Быхове. Судя по надписям, подобные символы использовали как православные, так и католики. Для нашей страны они — большая редкость.

Корона Божией Матери

Сакральные камни предков можно увидеть в музее.
Сенсационной для научного мира стала и прошлогодняя находка близ деревни Глухи. Здесь на месте бывшего православного храма археологи наткнулись на нательную иконку Барколабовской Божией Матери. Сергей Жижиян уточнил, что отлита она в конце 18-го — начале 19-го столетия:
— Самое интересное то, что образ коронован. Для православия это не характерно, а вот для католицизма — да. Получается, православная икона так же почитаема и у католиков? Это совершенно новый взгляд на знакомую нам всем святыню. Ведь разрешение на коронацию образа дает Ватикан. Соответственно, его представитель должен был в свое время посетить Барколабово. В известной летописи таких сведений не содержится, как, впрочем, и в других открытых источниках. Но наверняка информация об этом событии хранится в архивах самого Ватикана. Кроме всего прочего, предстоит узнать, где была отлита иконка, чей это заказ — монастыря или какого-то мецената. В общем, вопросов получается больше, чем ответов.

Быховский замок тоже как книга с вырванными страницами. Раз за разом историки восстанавливают их по крупицам. Например, при раскопках пятилетней давности здесь нашли кафель 17-го столетия с гербом Сапегов, которым когда-то принадлежала крепость. А также кельму, оставленную строителем примерно в то же время. Фрагменты ядер, керамики, монеты — артефакты позволяют узнать о том, как жили и отдыхали здешние обитатели. Когда и как перестраивалось здание. Кстати, до недавних пор считалось, что у Быховского замка нет таких страшных легенд, как, например, у Гольшанского. Но оказалось, что широкой общественности — так же, как и научному миру! — они просто неизвестны. Этнографы разыскали в архивах воспоминания женщины, которая жила в Быхове в начале 19-го века, а потом перебралась в Украину. Она пересказала предание, из уст в уста передававшееся в ее семье и семьях бывших соседей по белорусскому местечку. В нем говорится, что к строительству этой крепости подступались не однажды, однако кладка не держалась, стены рушились. Тогда было принято решение «скрепить» цемент, замуровав в основание живого человека. И этим человеком должен был стать тот, кто первым к стройке подойдет. Пришли сразу двое — парень и девушка. В итоге в крепости оба навсегда и остались...

Лукомский — это кто?

Новые факты из истории родного города и района легли в основу более ста статей и исследовательских работ Сергея Жижияна. В активе магистра исторических наук, который сейчас готовится к защите диссертации, также пять книг. Последнее издание — «Быховские сидельцы. Взгляд из Быхова». Речь в книге идет о белогвардейцах, арестованных в мятежном 1917-м по приказу главы Временного правительства Александра Керенского. На несколько месяцев тюрьмой для главнокомандующего русской армией Лавра Корнилова, Антона Деникина и других генералов стало здание бывшей гимназии.

В советское время этот факт не афишировали. Позже растиражировали так, что правда переплелась с выдумкой и уже трудно отличить одно от другого. К слову, когда затрагивается тема быховских сидельцев, чаще всего вспоминают о Корнилове. Но вместе с ним участь арестанта делили немало других знаковых офицеров. Например, начальник штаба Александр Лукомский, депутат первой Государственной думы Алексей Аладьин. Сергей Филиппович признался: работая над книгой, данные собирал по крупицам. «Скажем, были разногласия по поводу того, по какой дороге уходил из нашего города Лукомский. Теперь доподлинно известно — через местечко Барколабово. Об этом он сам рассказал в воспоминаниях, изданных в Париже в 1920-х годах, — к счастью, теперь и у нас есть доступ к этим документам», — поделился Жижиян.

Еще один штрих — об охране. О Текинском полке, который выполнял эти функции, было известно и раньше. А вот о моменте участия в охране еще и Первого польского корпуса под началом Иосифа Довбор-Мусницкого широкая аудитория до недавних пор не знала. «В целом высокопоставленные арестанты сидели неплохо. Они могли прогуливаться по дому, выходить в сад. В тюрьме их свободно навещали жены и невесты — скажем, к Деникину приезжала его любимая девушка Ксения Чиж. В своих муфтах проносила и пистолеты, и спиртное», — рассказал историк. На сбор и подготовку материалов для этой книги у него ушло семь лет.

Патефон, авоська, керогаз

Есть у Жижияна и еще одна «должность» — руководителя поискового отряда «Быховский рубеж» Могилевского патриотического клуба «Виккру». За последние восемь лет при его участии в районе были подняты останки 200 красноармейцев. Восемь имен героев удалось установить по найденным медальонам.

Сергей Филиппович считает особенно важным то, что в волонтеры сегодня активно записывается молодежь. «Когда историю можно увидеть, потрогать и даже вписать свою личную строку, это производит неизгладимое впечатление, — поделился магистр. — Потому мы стараемся выстроить музейную работу неформально. Чтобы человека что-то зацепило, чтобы ему захотелось узнать об исторической личности или событии еще больше».

Время сегодня меняется стремительно. В историю уходят даже предметы быта, которыми пользовались еще наши родители и о которых совершенно никакого представления не имеют современные дети. «Как выяснилось, они не знают, что такое керогаз, патефон и даже авоська. А когда объяснишь, что к чему, на время даже забывают о своих гаджетах — так становится интересно, — констатировал директор музея. — Но самое главное, ребята понимают, что история — это живая материя. Это мы с вами. И что от нас тоже во многом зависит, какими будут завтрашний день и наша малая родина. А также что расскажут завтрашние учебники о сегодняшнем дне».

Фото автора

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ГОРЯЧАЯ ТЕМА:
Загрузка...