Исламистский андеграунд Мосула

“Исламское государство” после освобождения Мосула: как сложится судьба исламистской группировки

Иракская армия, ополчение и милиция, участвующие в операции по освобождению Мосула от боевиков «Исламского государства», мало-помалу продвигаются по городу, зачищая от террористов квартал за кварталом. На данный момент бои идут в квартале под названием Старый Мосул. Ведение боевых действий в условиях городского ландшафта вообще дело сложное, но продвигаться вперед мешают и проливные дожди. В домах, что стоят на тесных улочках средневекового города, засели те, кто еще недавно считал, что весь Ближний Восток будет принадлежать только им. 

Фото achtungpartisanen.ru

Окончательное освобождение Мосула — это, скорее, вопрос времени. Недавно премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади заявил, что операция в городе «вошла в завершающую фазу», а террористы «загнаны в угол», обещая уничтожить всех, кто не сдастся. По мере того как боевики покидают Мосул, наблюдатели задаются вопросом: что будет с «Исламским государством»? Попытаемся ответить на него и мы. 

Отметим прежде всего, что иракская армия несет огромные потери в живой силе и технике. По некоторым данным, сейчас правительственные силы теряют в Мосуле от 100 до 200 человек в день. Все это, безусловно, скажется на сроках его взятия. 

По оценкам военных, освобождение Мосула оставит в руках ИГ только сирийский город Ракку. Еще в самом начале марта сирийская часть территории исламистов была отрезана от иракской: тогда курдские силы перерезали шоссе Мосул — Ракка в районе Дейр аз-Зор. Таким образом, после освобождения Мосула Ракка останется единственным крупным укрепрайоном террористов. 

Потеря Мосула ИГ будет способствовать началу партизанской войны, которая, скорее всего, вспыхнет спустя несколько месяцев и будет достаточно затяжной. Не исключено, что очагом сопротивления исламистов станет Мосул и его окрестности. Здесь имеется хорошая база для начала партизанской войны — подземные городские тоннели. Приток живой силы в джихадистское сопротивление уже обеспечен боевиками, под видом беженцев уходящими из города от иракских войск (по разным оценкам, из Мосула ежедневно бежит от 2 до 10 тыс. человек). При этом возможная в будущем потеря Ракки лишь усилит подпольную деятельность боевиков. 

Сейчас бойцы ИГ переняли тактику, которая до этого применялась ими не так активно: подрыв автомобилей со взрывчаткой и террористы-смертники. Профессиональные военные, которые составляют костяк ИГИЛ, ранее гнушались подобными действиями. Однако эти действия уже принесли успех в боевых операциях против регулярной армии в Сирии, и с увеличением интенсивности боев взрывы автомобилей и акции шахидов все более распространятся на освобожденных территориях. 

С потерей иракских и сирийских просторов ИГ усилит свою активность в киберпространстве, активизируя пропаганду и вербовку через подконтрольные СМИ и социальные сети. Именно поэтому меморандум по борьбе с ИГ, подписанный президентом Дональдом Трампом 28 января, призывает активизировать борьбу с джихадистами в интернете. 

ИГ никуда не исчезнет, даже с потерей Ракки, ибо не исчезли объективные проблемы, его породившие. Центральное правительство в Багдаде территорию страны не контролирует: Ирак фактически расколот на три крупные территории по этноконфессиональному признаку (курдская, суннитская, шиитская части), а открытую политическую борьбу в стране лишь на время остановила угроза, исходящая от ИГ. 

Еще один фактор, способствующий продолжению жизнедеятельности ИГ, — это поддержка местного населения, которое симпатизирует террористам. Народ устал от войны и безвластия. Да и опыт введения шариата в повседневную жизнь, проделанный отцами-основателями ИГ, показал, что практика оказалась понятой и была принята. Обратите внимание: ни о протестах местного населения, ни о восстаниях на территории ИГ не сообщалось. Точнее, восстания были, но это были конфликты между небольшими группировками внутри ИГ. Так, в сентябре—октябре 2016 года перед началом штурма Мосула вспыхнуло восстание, которое подняло против командования ИГ группировка, набранная из суфиев, бывших функционеров партии Ба’ас. Но это никак не было восстанием местного населения, недовольного убийствами и гонениями на христиан и езидов или же не принявшего шариат. 

Очистка Ирака от ИГ в любом случае скажется на Сирии. Иракская политическая элита займется выяснением отношений между собой, а мировое сообщество — менеджментом сирийского конфликта. Однако процессы в Сирии — это вопрос отдельный. 

shavialiou@bsu.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?