Искусству визы незачем

В Белорусской филармонии прошел концерт "Мастера и виртуозы" с участием всемирно известного дирижера Павла Котли

Павел Котля.
Фото  Александра  Горбаша.
Помню, как–то в филармонии в антракте подлетает ко мне незнакомый человек вне себя от возмущения: «Почему в этих стенах исполняется зарубежная музыка, да еще и дирижер иностранец?» Поговорила я с ним, объяснила, что у искусства нет границ и что нет ничего живительнее для национальной культуры, чем контакты с другим, иноземным. Это и источник новых идей, и мерило для нашей самобытности и наших достижений.

Проходят годы, десятилетия, но до сих пор помнятся концерты в Минске Святослава Рихтера и Эмиля Гилельса, Иегуди Менухина и Вана Клиберна, Эвы Подлесь и Биргит Финилле, первого легендарного состава «Виртуозов Москвы» и Ленинградской государственной академической капеллы имени М.И.Глинки. Эти гастроли задавали очень высокую планку того, как надо исполнять музыку, служить публике и искусству.

Но еще интереснее, когда белорусские артисты встречаются на сцене с зарубежными. Особенно если артисты знакомят нашу публику с произведениями, известными в мире, но у нас никогда не исполнявшимися. А если вдобавок еще музыка с белорусскими корнями — совсем хорошо.

Именно так и произошло на концерте «Мастера и виртуозы» — одном из центральных событий нынешней «Белорусской музыкальной осени». Всемирно знаменитый польский дирижер Павел Котля с Государственным академическим симфоническим оркестром исполнял три произведения, так или иначе связанные с Беларусью, — «Зимнюю сказку» Станислава Монюшко, III концертную симфонию для фортепианного квартета и оркестра Александра Тансмана и Пятую симфонию Дмитрия Шостаковича.

Ну, допустим, с Монюшко все понятно. А вот Тансмана у нас совсем не знают. Между тем этот сын пинского торговца Моше Танцмана родился в Лодзи, в 1920 году уехал в Париж и сделал грандиозную карьеру во Франции и США. Он писал музыку для Голливуда, был личным другом японского императора, тесно общался с выдающимися артистами своего времени. В его произведениях Гершвин тесно сплетается с Шимановским, джаз — с еврейскими и белорусскими напевами.

И, наконец, Шостакович. Только в последние десятилетия стало известно, что его родовое гнездо — Колодно Шеметовского прихода Завилейского уезда Виленской губернии (ныне Мядельский район), откуда его прадед Петр Шостакович был выслан в Пермскую губернию за участие в восстании 1830 года.

Дирижер Павел Котля выступил с Государственным академическим симфоническим оркестром уже в третий раз. А летом, во время фестиваля «Классика у Ратуши», минчане познакомились с его детищем — симфоническим оркестром I, Culture Orchestra. С другим его коллективом — Подляской оперой — нам предстоит встретиться на Рождественском оперном форуме. Но сам дирижер не будет участвовать в этих гастролях, поскольку уже ангажирован.

«Я очень рад и признателен, что продолжается мое сотрудничество с Белорусской филармонией, — признался пан Котля накануне концерта. — Для меня особенно важно приезжать в Минск и исполнять белорусскую и польскую музыку».

И надо сказать, совместные труды оркестра и дирижера увенчались блистательным результатом. Особенно сильно прозвучала Пятая симфония Шостаковича. Потрясенная публика аплодировала стоя. А разве не в этом цель настоящего артиста?

juliaandr@gmail.com

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости