Искусство реставрации,

или Соломенные жгуты под княжеским алебастром

или Соломенные жгуты под княжеским алебастром


Две новости, обгоняя одна другую, просятся мне на перо. Первая: в стране наконец начинается вузовское обучение собственных архитекторов–реставраторов. И вторая: в Несвижском дворце открылись при реставрации новые элементы аутентичного декора, а также фрески (предположительно XVIII век). Как это связано друг с другом? Прежде всего местом: архитектурный факультет БНТУ открыл 1 сентября свой филиал не в Минске, а именно в Несвиже, в городе, где сегодня идет самая масштабная реставрация в стране. Ну а обнаруженные буквально накануне новые уникальные артефакты в Радзивилловском дворце — это вообще сенсация, а заодно и первый наглядный урок студентам: в ваших руках история страны, как ее грамотно сохранить? Потому что отреставрировать — значит сначала разгадать, как это было сделано предками, а потом повторить. Не лучше и не хуже, а точно по оригиналу.


Вообще, девиз «Не навреди!» должен принадлежать не только медикам, но и реставраторам. Они тоже работают с живой плотью — с живой плотью истории. Самые обидные потери культурного наследия человечество понесло не только из–за времени — из–за профессиональной неграмотности. Ну и, естественно, головотяпства. Что, впрочем, тоже результат низкого профессионализма. Даже фигуру Венеры Милосской мы могли бы видеть совершенно иной — с руками! — будь этот девиз осознан профессионалами в 1820 году, когда шедевр был вызволен на свет божий неким греческим крестьянином на острове Милос. Но увы... Хотя офицеры французского военного флота и распорядились увезти мраморное изваяние с острова, но когда Венеру волокли по скалам к ожидающему кораблю, между носильщиками произошла драка и обе руки древней скульптуры откололись. Искать оставшиеся части никому не пришло в голову... Я бы сказала, что теперь в Лувре эта прекрасная, буквально завораживающая античная фигура напоминает не только о золотом детстве человечества, но и о варварстве эпохи Просвещения.


Так что какой эпитет добавят потомки к нашему техногенному веку, зависит в том числе и от реставраторов.


Но в нашей стране этой профессии до сих пор обучались самостоятельно. Архитекторы, художники, историки, люди с близким по теме базовым образованием, но, строго говоря, фанатики–самоучки. Дело в том, что потребность в специалистах была невелика, она возникла, лишь когда начали восстанавливать Софию Полоцкую, а тогда, 35 лет назад, реставраторов спокойно выписывали из Москвы и Ленинграда.


Теперь наша страна стоит буквально накануне реставрационного бума. Ключевые национальные объекты — Мир, Несвиж... А впереди Коссово, Ружаны, Гольшаны... Это из замков. А церкви и костелы, а наши старинные белорусские города? Реконструировать или реставрировать? Два термина, между которыми — строгий водораздел, перейдя его, памятник архитектуры можно легко превратить в новодел. И цена его моментально упадет в разы... А воспитание общественного вкуса по–прежнему останется на уровне «Мальчика с лебедем» в нашем знаменитом столичном сквере... Хотя и брак бывает шедевральным. Например, просветив известную картину Леонардо Да Винчи рентгеном и лазером, ученые сделали сенсационное открытие: таинственная улыбка Джоконды — результат работы реставраторов! Восстанавливая шедевр, они постепенно искривили улыбку, а в оригинале Мона Лиза улыбалась симметрично и широко. Впрочем, это больше похоже на исторический анекдот. Но то, что в руках реставратора находятся слишком большие культурные ценности, чтобы отдавать эту профессию на откуп любителям, — это сомнению не подлежит. Не зря столько конфликтов, столько сломано копий в дискуссиях — защита истории всегда требовала мужества от специалистов. Но именно от специалистов, а их давно не хватает. Заместитель начальника управления по охране историко–культурного наследия и реставрации Министерства культуры Игорь Чернявский однажды как–то обронил: «Когда я приезжаю в Париж, я хочу видеть Париж, а когда я приезжаю в Гродно, то хочу видеть Гродно, а не еще одну площадь Независимости Минска».


Доктор архитектуры, декан архитектурного факультета БНТУ Армен Сардаров нередко признавал: «У нас очень серьезные проблемы, связанные с реставрацией. Квалификация наших проектировщиков и подрядчиков настолько низкая, что им сегодня проще создавать новые камни, так называемые новоделы, чем реставрировать старые».


В общем–то архитектурному факультету БНТУ и даны теперь карты в руки. При поддержке председателя Минского облисполкома Леонида Федоровича Крупца, а также руководителей Несвижского райисполкома было предложено открыть в городе филиал по подготовке архитекторов–реставраторов. Окончательное решение принял Президент. Еще в мае посетив Радзивилловский дворцово–парковый комплекс, он остался крайне недоволен увиденным. По его словам, «ковыряние» вокруг замка продолжается уже 13 лет, а толку нет. Ключевыми фразами Президента тогда были: «Что же это за реставрация? Что здесь от Радзивиллов останется?!»


Но исправлять положение надо одновременно с серьезной подготовкой молодых отечественных кадров. Государство берет этот процесс под свой контроль. Получать специальность реставратора студенты архитектурного факультета БНТУ смогут после 3–го курса, теоретические знания осваивая в аудиториях альма–матер в Минске, а практику — проектную и производственную — непосредственно на бесценных руинах Несвижа, как говорится, стоя за спиной у специалистов, потому что эту профессию надо получать из рук в руки.


Ну а теперь еще немного о последних сенсационных находках на реставрации дворца. Фрески в стиле «шинуазери» (проще говоря, «китайщина») говорят о том, что князья следили за модой: в XVIII веке вся знать увлеклась только что открытым для Европы Китаем. Но самая неожиданная находка была сделана в бальном зале магнатов. Оказывается, богатая лепнина колонн сделана... из жгутов соломы! Сняв верхний слой алебастра, реставраторы обнаружили традиционный крестьянский материал, который мастерски, буквально виртуозно уложен в виде декора под штукатуркой. Что тут сказать... Этот замок своими корнями уходит в белорусскую культуру гораздо глубже, чем мы пока себе можем представить.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Бобруйчанин
Идея подготовки специалистов в области реставрации очень правильная. Эти люди по сути дела будут отвечать за сохранение исторической памяти.<br /><br />Но с другой стороны мне кажется, что излишняя "охота" за аутентичностью не всегда уместна. Прежде всего, это достаточно дорогое занятие. Вот, к примеру, в Бобруйске собираются восстанавливать Свято-Никольский гарнизонный собор в крепости. Затея не дешевая, но решаемая. Но если специалисты - реставраторы начнут вмешиваться в каждое движение строителей, постоянно им что то советуя, то город еще очень долго не увидит столь долгожданный исторический объект.<br /><br />Мне кажется, что работа реставраторов нужна прежде всего там, где значительная часть архитектурного памятника сохранилась до нашего времени. Там же, где вместо исторического здания лишь футбольное поле (как в нашем случае) не стоит на 100% гоняться за аутентикой. Необходимо создать исторический объект близкий к первоисточнику, схожий с ним, но не идентичный. Потомки поймут и примут это. Не всегда важно полное совпадение оригинала и копии. Гораздо важнее воссоздать общий исторический ландшафт белорусских городов и местечек. А то, углубляясь в детали, мы так и не воссоздадим самого главного.
Иван
Следовало бы освоить элементарную арифметику: реставрационные работы в Несвижском замке начались в 2004 году. Там же еще в конце 90-х был санаторий. Да и факты 35-летней давности не сложно проверить: кого конкретно из московских или ленинградских реставраторов выписывали, надо понимать, для работы в Беларуси. Слюнченко, Багласов, Жаровина, Калнин, Курто, Друщиц и многие другие никогда русскими реставраторами не были. Осторожнее следует обращаться с цифрами и фактами.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?