Искусство невозможного

О политических дебатах в Гааге

Вчера в Гааге вернулись к вопросу, который, казалось бы, уже давно закрыт. А именно: Международный суд ООН выяснял, законно ли было провозглашение косовскими албанцами независимости от Сербии в одностороннем порядке. И уже вынес вердикт: объявление независимости Косово не противоречило международному праву. Самопровозглашенное два года назад государство признали 69 стран, среди которых США, Германия, Франция...


Да, для самого Косово вердикт Международного суда ООН, возможно, ничего революционного и не несет. Оно существует, и при такой мощной спонсорской поддержке может еще просуществовать долго, тем более что те же спонсоры щедро оплачивают согласие Белграда принять косовское де–факто. Но вот для всей Европы, а может быть, и всего мира каждое слово, каждая запятая в этом консультативном решении имеют огромное значение. «Признание независимости Косово станет признанием юридической корректности международного вмешательства НАТО в марте 1999 года... — пишет итальянская газета «Коррьере делла сера». — Противоположное решение придаст новые силы сторонникам нерушимости границ государства и незаконности «гуманитарных бомбардировок», которые позднее стали аргументами политического и идеологического характера для последующих военных интервенций, от Афганистана до Ирака».


Соглашусь с автором этого издания, что было бы лучше, если б косовский вопрос оставался за скобками как «прецедент» и как вопрос для исследования специалистами международного права. Увы, сегодня это вопрос не столько для теоретиков, сколько для практиков.


Ведь и в наши дни идет негласная борьба за влияние в целом ряде государств Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии.


Причем происходит перегруппировка главных сил. Как считает британское издание Open Democracy, Соединенные Штаты уходят с постсоветского пространства. Европейский союз борется за то, чтобы его на этом пространстве воспринимали всерьез. В этом ЕС конкурирует с Россией, тоже стремящейся усиливать свое влияние в странах, находящихся у ее границ.


Предсказать этот процесс довольно трудно, зато без труда можно прогнозировать одно: независимость и суверенитет многих государств в регионе будут испытывать на прочность.
Нынешние дебаты в Гааге, а на слушаниях выступили делегации 27 стран, это не столько споры о судьбе Косово, сколько разговор о принципах. Как бы ни были велики возможности прагматичной политики, в цене всегда будет оставаться политика честная.


В один ряд с Косово часто ставят Приднестровье, другие спорные территории на постсоветском пространстве, где сильно влияние России. Увы, здесь выстраиваются совсем иные отношения. Так, исполняющий обязанности президента Молдовы Михай Гимпу обвинил Москву в том, что его страна является самой бедной в Европе. И назвал главную причину этого — пребывание «части оккупационной армии и ее вооружения» на территории республики без согласия официального Кишинева.


На Всемирной конференции председателей парламентов в Женеве исполняющий обязанности президента Молдовы ходатайствовал о поддержке немедленного вывоза российского вооружения и боеприпасов с территории своей страны. Он также отметил, что российские военные «косвенно поддерживают Приднестровскую Молдавскую республику, которая является черной дырой для молдавского бюджета».


Россия, так же, как и Европейский союз, заинтересована в усилении своего влияния в регионе. Но чем, скажем, отличается косовский прецедент? Евросоюз щедро компенсировал Сербии потери Косово и в финансовом, и в политическом плане. В Белграде торг с Евросоюзом, признавшим независимость Косово, оправдывали тем, что политика, мол, — искусство возможного. Это хотя и несколько макиавеллиевский, но все же вариант прагматичной политики, так как он предусматривает интересы двух сторон. Там же, где прибегают к грубому экономическому и военному давлению ради достижения своих целей, уже нет ни искусства, ни возможностей, да и, собственно, нет и самой политики.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости