Сельская газета

Исключить живые шедевры из зоны риска

О сохранении нематериального культурного наследия

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ парк Березы пополнился аллеей деревянных скульптур. Одно из изваяний в коллекции очень уж любопытно: скульптура посвящена «Споровской польке». Танец — историко-культурная ценность страны. Такой же статус имеет и технология изготовления щеповой птицы-оберега. Ею березовские мастера владеют, ей же посвящен и памятный знак, который открыли в райцентре тоже на днях.

Чем заслужили такое внимание и танец, и оберег, очевидно: они — в копилке нашей культуры. Именно эти и такие же, как они, элементы нематериального проявления творчества человека отличают нас, белорусов, от других народов. Примечательно, что шорт-лист с национальным колоритом изобилует формами: обряды, традиции, технологии…

Однако ключевое, самое проблемное в описании ценностей — слово «нематериальные». То есть невещные. Они не могут попасть на хранение к ответственным музейщикам, их особенности лишь на пальцах не сможет растолковать начитанный библиотекарь или даже ученый-этнограф. Нематериальное нужно видеть и слышать, быть непосредственным его участником.

На примере ценностей того же Березовского района гарантирую: наслаждение в виде участия в действии обязательно получите. Смотрите шире. Овладев технологией выщепления оберега либо выучив некоторые фигуры «Споровской польки», можно причислить себя к разряду потенциальных ретрансляторов нематериального наследия.

И все же такие живые шедевры — штучный, как говорится, товар. И есть такие примеры, когда вслед за уходом главного носителя традиции она рискует угаснуть. Наглядный пример — Марьян Скрамблевич. Его уникальные дудочки, флейты, свирели, окарины и иные духовые музыкальные инструменты — визитная карточка Гродненского района. Уникальный мастер в своем родном Одельске творит не один десяток лет. Причем работает Марьян Антонович по оригинальному алгоритму. К примеру, при изготовлении инструментов мастер обычно колет дерево, чтобы оно не трескалось слоями. И еще одна хитрость: ничего не ваяет из сердцевины дерева — тогда дудки не играют. Зато правильные удивляют: каждая имеет свою мелодическую окраску, звучание приближено к природе — шуму ветра, листвы деревьев, пению птиц. Своим опытом Марьян Скрамблевич охотно делится с любителями самобытных музыкальных инструментов. Да только об одном сожалеет убеленный сединами мастер: «Не выучил себе ни одного подмастерья». Что это значит? Свое дело Марьяну Антоновичу, в случае чего, оставить не на кого. Получается, автоматически оно окажется в зоне риска, если прекратит бытовать.

Говорят, бесталанных людей в деревне нет, поэтому пристальнее, возможно, стоит просто присмотреться к потенциальным претендентам. Пример — снова с Гродненщины. В Мостовском районе есть деревня Гудевичи. Так вот там живет Вера Белокоз — мастер по двойному ткачеству, эта технология тоже имеет статус нематериальной культурной ценности. Вера Игнатьевна не только сама переняла традицию от старожилов, но и научила ей других. Почти 40 лет работала учительницей. Благодаря ей первый кружок в Гудевичской школе начал работать еще в начале 70-х. У Веры Игнатьевны — четыре ученицы. Они в основном теперь и преподают мастер-классы для молодежи.

uskova@sb.by

Версия для печати
Юлия
Браво Татьяне за то, что поднимает тему нематериально-культурного наследия из номера в номер. Культура зиждется на энтузиастах.
Александр,53,Бобруйск
Такой материал надо подтверждать фотографиями,хотя бы из инета или иных ресурсов,а так неинтересно.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?