Минск
+2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.36

Политические последствия катастрофы украинского Boeing 737

Иранская трагедия

Наступивший 2020 год начался весьма бурно под знаком американо-иранского конфликта из-за убийства генерала Касема Сулеймани, погибшего в Багдаде в результате спецоперации Белого дома. Ожидалось, что гибель Сулеймани может послужить поводом для развязывания полномасштабного конфликта между двумя странами, однако ситуация после ответных иранских атак по американским военным объектам в Ираке разрядилась. Характер этих атак, в результате которых не погиб ни один американский военнослужащий, заставляет думать, что они носили сугубо ритуальный и договорной характер. Ни Тегеран, ни Вашингтон напрямую воевать друг с другом не намерены. Стороны понимают колоссальные издержки и возможный неприемлемый ущерб от прямой конфронтации.



Однако спираль конфликта вокруг Ирана продолжает закручиваться. Как принято в современном мире, против крупных игроков, являющихся крепкими орешками с военной точки зрения, применяются меры непрямого воздействия, включающие информационные кампании по дискредитации, раскачивание внутренней обстановки и т. п.

В случае с Ираном повод для продолжения информационных атак искать и не пришлось после гибели пассажирского Boeing 737 украинской авиакомпании МАУ, сбитого иранскими силами ПВО на пике военно-политического кризиса после убийства Сулеймани. Безусловно, эта трагедия стала мощнейшим ударом по международной репутации Тегерана. В причинах произошедшего еще предстоит разобраться, хотя многое указывает на особенности организации иранской ПВО, разделенной на два практически не связанных блока, один из которых входит в состав вооруженных сил, а второй подчиняется Корпусу стражей исламской революции. Эта раздробленность и несогласованность системы ПВО могла сыграть свою роль в случившейся трагедии.

Гражданские пассажирские самолеты далеко не в первый раз становятся жертвами военных. Можно вспомнить малайзийский Boeing, сбитый в небе над Донбассом в 2014 году, корейский, сбитый советским истребителем-перехватчиком в воздушном пространстве СССР в 1983 году, российский Ту-154, случайно уничтоженный над Черным морем украинской ракетой, выпущенной в ходе военных учений в 2001-м. Наконец, в 1990 году жертвой американских военных стал иранский «Аэробус», сбитый над Персидским заливом. 

Информационные и политические последствия этих инцидентов были неодинаковыми. Так, инцидент с корейским Boeing, случившийся на пике холодной войны, послужил поводом для масштабной дискредитации СССР как в глазах западного обывателя, так и советских граждан, имевших обыкновение слушать «вражьи голоса». А вот инцидент с иранским «Аэробусом» тогда постарались поскорее забыть, что называется, замести под ковер. Все зависит от того, в чьих руках находятся основные информационные потоки. А находятся они преимущественно в руках западных стран, выиграть у которых информационную войну, кажется, пока не получалось ни у кого.

То, что гибель украинского Boeing будет использована для раскачки обстановки внутри Ирана, было очевидно с самого начала. Напряжение между противниками и сторонниками исламской революции существует уже давно, причем оппозиционно настроенное население, наиболее восприимчивое к западной пропаганде, как это обычно и бывает, сосредоточено в столице и крупных городах. Именно там и прошли первые акции протеста, на одной из которых был замечен посол Великобритании Роб Макэйр. Посол был даже задержан силами правопорядка, и нельзя исключать, что он будет выдворен из страны. Сам Макэйр участие в политической акции отрицает, утверждая, что шел на траурное мероприятие, посвященное жертвам катастрофы. Однако роль британских посольств в «ненасильственных протестах», которые затем оборачивались политическими переворотами, слишком хорошо известна. 

Очевидно одно: Иран ждут непростые времена. Информационные атаки в сочетании с ужесточением режима санкций — все эти меры будут направлены на дальнейшее расшатывание режима исламской революции, который давно раздражает США и их союзников, желающих видеть во главе этой ключевой ближневосточной страны своих ставленников. Однако, как показывает опыт последних сорока лет, Иран — слишком крепкий орешек даже для Вашингтона. 

vs.shimoff@gmail.com

Фото facebook.com
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...