Народная газета

Инвестиции как оружие

Четыре страны Восточной и Центральной Европы — Венгрия, Польша, Словакия и Чехия — находятся в конфронтации с Европой Западной. Недавнее решение Европейского суда о том, что отказ Венгрии и Словакии от приема распределенных по квотам ЕС беженцев является незаконным, на словах вызвало бурную реакцию. Но оспаривать это решение они не решились, хотя и мигрантов по-прежнему не принимают. В чем дело? В том числе в зависимости экономики стран Восточной Европы от инвестиций из Европы Западной. 

Политики ЕС, возмущенные позицией Вышеградской четверки по приему беженцев, говорят, что Евросоюз — это не супермаркет, где вы берете то, что вам нравится (например, свобода передвижения и трудоустройства), но не берете то, что кажется непривлекательным (беженцы). Когда я услышала это сравнение, сразу же вспомнила другое, которым прославился бывший президент Чехии Вацлав Клаус. Он говаривал о западных деньгах и инвестициях: “Я думал, что в Чехию придут не только супермаркеты”. Но сначала пришли лишь они. Потому что европейская солидарность — хорошо, но рынки важнее. Когда я готовила материалы для проекта “Без железного занавеса”, политики и предприниматели рассказывали, как сразу после вступления в ЕС из Западной Европы приходили бизнесмены, покупали предприятия и в большинстве случаев сразу закрывали, чтобы не было конкурентов для производимых ими самими товаров. Сегодня в Словакии, например, государство не владеет даже своей атомной электростанцией: в свое время продало ее итальянцам. 

Словакия, кстати, самый яркий пример для мысли, которую я сейчас высказываю: кто приносит прибыль экономике и обеспечивает рост благосостояния граждан, тот владеет страной. На сегодняшний день Словакия — мировой лидер в производстве автомобилей: здесь их выпускают больше всего на душу населения. А все потому, что тут очень активно и продуктивно работает агентство по привлечению инвестиций. Я встречалась с его руководителями, они рассказывали, какие льготные условия создают для инвесторов. Они годами не платят налоги государству, получают по льготным тарифам землю под производственные площадки и т. д. и т. п. Результат — рост занятости населения (три года назад безработица в восточных регионах Словакии доходила до 20%) и почетное звание лидера мирового автопрома. Первый премьер-министр независимой Словакии Владимир Мечьяр говорил мне, как такая зависимость от иностранных инвестиций опасна для страны: если инвесторы решат свернуть производство, уйдут быстро и практически без потерь. Принимающая же страна потеряет очень многое, а главное — социальную стабильность. В Польше и Чехии, например, треть рабочей силы занята на предприятиях, которыми владеет иностранный бизнес. В Польше компании, принадлежащие иностранным владельцам, производят две трети всех идущих на экспорт товаров, в Чехии — 42% всей добавленной стоимости. И так почти во всех восточноевропейских странах. 

Некоторые западноевропейские аналитики называют страны Восточной Европы “экономическими колониями”. Обидно, но во многом соответствует действительности. В этих странах иностранные (чаще всего из Германии, Нидерландов и Франции) инвестиции дают значительно больший процент ВВП, чем в их собственных странах. В том числе и потому, что они понимают исходящую от них опасность. Почему, вы думаете, немцы нередко ставят препоны китайским деньгам, которые хотят купить их предприятия? Потому что у иностранных инвестиций есть и политическая цена. 

Популизм — хорошее знамя для выборов, но не всегда для жизни: ухода иностранных инвесторов боятся все. Президент Чехии (тоже популист) Милош Земан уже заявил, что лучше отказаться от дотаций ЕС, чем принимать мусульманских беженцев. Но вот ведь какая штука: Восточная Европа получила слишком много инвестиций, чтобы быть по-настоящему независимой. И это урок для многих.

sbchina@mail.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...