Интурист под куполами

Что туристу позволено в храме

Вопрос деликатный. Заранее прошу прощения, если сама его постановка заденет чьи–то сокровенные чувства. У неспешного конфессионального бытия, с одной стороны, и мирской суеты, с другой — разные ритмы, разные сферы. Одно время для молитвы, другое — для работы или досуга. В повседневности эти сферы нечасто соприкасаются. Но в ближайшее время их контакты могут участиться, и пусть бы это происходило безболезненно. А вопрос такой: может ли войти в минский православный храм женщина с непокрытой головой, а мужчина — в шортах и шлепанцах на босу ногу? Даже атеист наверняка скажет: не впустят, не принято. Но супруги перед тем проехали всю Европу, христианские храмы посещали именно в таком виде и нигде проблем не знали. Они повсюду делали селфи — в соборе Парижской Богоматери, в Кельнском, в Ватикане... Они — туристы. Мы их ждем, специально для них ввели пятидневный безвизовый режим. Туристы, они такие: любознательные, порой бесцеремонные, при этом требовательные и обидчивые, отвадить их легко.


Проблему обозначила в своем письме читательница Алина Шиш, представившаяся как гид, писатель, художник: «Я работаю в сфере туризма в Италии, путешествую по Беларуси. На днях зашла в храм Святых Жен–мироносиц в Барановичах. Оглядевшись, не обнаружила знаков, запрещающих фотосъемку. Сделала несколько фото, чтобы показать моим партнерам в Италии нашу архитектуру и особенности белорусской культуры. Ко мне подошла женщина и запретила делать фото. Дескать, только батюшка дает на это благословение».

Алина признается, что осадок от посещения храма остался негативный: второй раз идти туда не хочет; что делать замечания в подобных случаях некорректно — по европейским меркам... Она задается вопросами: «Как белорусские храмы будут принимать туристов из 80 стран? Из опыта знаю, что для путешествующих в летнее время обычная форма одежды — это шорты, сандалии, рюкзак за плечами, фотокамера на шее. И как будет чувствовать себя такой путешественник, если ему запретят съемку в храме, предложат надеть платок или выйти?.. Какой отзыв он напишет в интернете и захочет ли еще раз посетить Беларусь?»


Разделяя озабоченность Алины, вспоминаю, что даже в иерусалимском храме Гроба Господня мне никто не запрещал фотографировать интерьеры. Как, впрочем, и в храме Благовещения в Назарете, и во многих других святых местах. Разве что перед фотосъемкой возле Стены Плача экскурсовод посоветовала надеть кипу — что я и сделал. Уж таков он, современный турист. Ему мало глянцевых открыток на память. В конце концов, увидеть облик, убранство и роспись любого храма он может и дома, не отходя от компьютера. Для него важно засвидетельствовать на селфи свое личное присутствие возле знаменитого алтаря, фрески, скульптуры... За этим, вероятно, он поедет и к нам. И ведь не напрасно поедет!

Развивая мысли Алины Шиш, смею утверждать, что Беларусь в смысле конфессионального многообразия — абсолютно уникальная страна. На востоке от нас — православная Россия, на западе — католическая Польша. Но только у нас можно увидеть костел, а через улицу, только шагни, — православную церковь. Во всяком случае, нигде храмы не соседствуют в таком количестве, как у нас — едва ли не в каждом мало–мальски людном городке. Пусть профессионалы турбизнеса раскручивают разные сферы привлекательности нашей страны: ландшафтную, бальнеологическую, спортивную, развлекательную... По моему же скромному разумению, ее конфессиональное разнообразие вполне может стать отдельным туристическим брендом. И само по себе, и как отражение веротерпимости, миролюбия, толерантности белорусского народа. Но неужели посещение храмов иностранцами может составить проблему?


...Церковь Святой Троицы на минской улице Калиновского. Деревянная, построена недавно, не раритет. Но до чего же хороша! При входе вижу знак: телефон надо выключить. Запрета на фотосъемку нет. А вот изречение... Преподобный Амвросий Оптинский: «Разговаривающим в храме посылаются скорби». Все понятно. Тихое песнопение из динамиков, безлюдье. Лишь старушка склонилась в углу возле свечи, а перед алтарем стоит с закрытыми глазами молодой человек. Не шелохнется — будто изваяние. Как хотите, я не рискнул бы даже в этом полупустом храме сверкнуть фотовспышкой и, возможно, потревожить чувства этих двоих: скорбь, боль, память... Но лучше спросить у настоятеля храма: что здесь можно и чего нельзя?

«Батюшка, вы готовы в своем храме приветствовать туристов?» Ответ протоиерея Федора Повного не оставляет сомнений: «Всегда приветствуем. И принимаем. Но не должны рассыпаться перед каждым туристом и делать все, что он захочет». — «А если он войдет в шортах?» — «И к нам заходят. Но даже если он впервые пришел в таком виде, оттолкнуть его — это грех. Если человека просто одернуть, сказать «не положено, нельзя», он среагирует негативно и не пойдет больше в этот храм. Иногда я полушутя–полусерьезно могу сказать: «Вы, наверное, сегодня храм с пляжем перепутали». Это человека не обижает, но заставляет задуматься».

По словам настоятеля, претензии к туристам обычно выказывают старушки. Священнослужители обычно с туристами ладят. А чтобы недоразумений вовсе не возникало, в Доме милосердия проводят семинары и мастер–классы для экскурсоводов. На самом деле тургруппы обычно не сами приходят к храму: их кто–то приводит. Иными словами, культуру посещения храмов туристами нужно прививать, и делать это... тоже культурно.

Мнение о конфессиональной уникальности страны собеседник поддержал и дополнил: «Во многих семьях муж — католик, а жена — православная или наоборот. Одного ребенка крестят в костеле, другого — в православном храме. Это особенность нашей земли. Она влияет на формирование миролюбивой ментальности, которой нет у других».

Позицию относительно облика туристов (шортов, в частности) почти буквально подтвердил ксендз Юрий Санько, пресс–секретарь конференции католических епископов Беларуси: «Храм — это не пляж, не кафе, а место для молитвы, его следует уважать». Относительно фотосъемки какого–либо указания «сверху» нет. Следует обратиться к настоятелю. Его возражения могут объясняться, например, заботой о сохранности ценностей, реликвий, которым фотовспышка может повредить. Разумеется, что съемка и вообще присутствие туристов не должно мешать богослужению.

К мусульманским иерархам я не стал обращаться лишь по той причине, что в мечетях — это известно — порядки строже, что их у нас относительно немного и среди них нет реликвий, подобных тем, что есть в Саудовской Аравии, Турции, Египте и других странах Ближнего Востока.

Нужно ли резюме, если протоирей Федор Повный и ксендз Юрий Санько убедительно показали: никаких препон к посещению иностранцами наших храмов нет. Но лишь при одном условии. Мы будем уважать наших гостей, они — наши традиции. Будем понимать, что в Европе сейчас непростой период. Снижается число прихожан и посещаемость христианских храмов, некоторые закрываются и перепрофилируются. У нас же после десятилетий атеизма церковь переживает ренессанс. Обозначенные Алиной проблемы со временем решатся — тем скорей, чем больше туристов будет прогуливаться по нашим городам, посещать наши храмы. Но не надо усердствовать в угодливости: уважают гордость и достоинство. Едва ли мы должны слепо следовать европейской толерантности, часто переходящей приемлемые для нас границы. Напротив, будем хранить свои ценности, не желая кому–то понравиться. В конце концов, зачем туристу ехать в Беларусь, если здесь он увидит то же, что в любой другой стране? Пусть увидит что–то иное: наши великолепные храмы, православные и католические, сохранившиеся или возрожденные, при этом действующие, служащие не столько туристам, сколько прихожанам. Пусть удивится и, возможно, позавидует.

ponomarev@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Версия для печати
Рамзес Анубисович
"Будем понимать, что в Европе сейчас непростой период" - в Европе как раз, наоборот, очень хороший период.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости