Интересная "Панорама"

Одноименный Международный театральный фестиваль представил продукцию на все вкусы: от непристойного музыкального действа до прочтения классики на кухне коммунальной квартиры. Было очень красиво и очень безобидно. Все, как случается в жизни.
Одноименный Международный театральный фестиваль представил продукцию на все вкусы: от непристойного музыкального действа до прочтения классики на кухне коммунальной квартиры. Было очень красиво и очень безобидно. Все, как случается в жизни. С помощью театра имени Янки Купалы и при его активной работе Международный театральный фестиваль появился и в столице. До этого момента знатоки театра уезжали в другие города, чтобы посмотреть, что новенького на сцене Европы и к чему стремиться нам самим. 14 спектаклей, из которых половина - свои, представили достаточно полную картину современного искусства. Станиславский еще в двадцатых годах прошлого века написал: «Театр - это лучшее средство общения народов между собой для вскрытия и понимания их сокровенных чувств». Вот уж поистине так. С какими искренними слезами обнимались режиссеры, актеры, критики, которые не виделись десятилетиями! А зрители открывали для себя культуру Сербии, Украины, Литвы и спорили, спорили, лучше мы или хуже. Впрочем, на высоком теоретическом уровне этот вопрос обсудили театроведы на своей конференции «Театр на пороге века». Считаю правильным, что этот фестиваль состоялся без традиционного жюри и присуждения наград: по большому счету, нам надо было осмотреться. Мы немножко закисли в своем театральном соке, запутались в качестве многочисленных приезжих антрепризных спектаклей, перестали отличать хорошее от плохого. Фестиваль открылся отечественным хитом «Эрик XIV» Купаловского театра и закрылся хитом международным - «Ромео и Джульетта» в литовском исполнении. Дорогой и красивый, романтический спектакль Валерия Раевского стоял на чаше весов с внешне бедным авангардным произведением Оскара Коршуноваса. У того и другого нашлись ярые защитники и отчаянные оппоненты. Какой театр ближе белорусскому зрителю? Испытывая хорошую зависть ко всему талантливому, театральная общественность внимательно и доброжелательно просмотрела всю белорусскую программу, которая прошла под знаком подготовки к празднованию шестидесятилетия Победы над фашистами. Театры Минска, Витебска и Гомеля показали спектакли «Баллада про любовь» по В.Быкову, «Лейтенант Володько» по В.Кондратьеву, «Не бойся быть счастливым» по А.Арбузову, «Навечно в памяти» А.Беспалого, «Площадь Победы» Е.Поповой, «Рядовые» А.Дударева. «Рэспублiка» о большинстве из них уже рассказывала своим читателям и будет делать это в дальнейшем, так как каждый театр Беларуси готовит свою работу к юбилейной дате: «военная афиша» станет пополняться. Замечу только, что мало кто ставит старые пьесы без переделки. На это рискнули театр имени Якуба Коласа и Гомельский драматический, дав новую жизнь давно написанным произведениям. Остальные искали и инсценировали военную прозу, а театр-студия киноактера предложил литературный монтаж с экранными работами собственных артистов. Молодежь атаковала Купаловский театр на проекте «ON-LINE», имеющем девиз «Театр против насилия», в исполнении международной творческой группы. По сути дела, это не спектакль и не серия маленьких спектаклей, а новая для нас акция. Драматурги, режиссеры, артисты получают задания и в течение трех-четырех дней подготавливают сценическое прочтение материала. Испытание для молодых, умеющих рисковать и работать сутками. Хорошая возможность показать себя молодым драматургам и режиссерам. К сожалению, в этом году (прошлая акция стартовала на фестивале «Открытый формат») далеко не все молодые силы были приглашены или согласились участвовать. Был элемент случайности и даже скуки. Удивляли исключительно приемами капустника и авангарда. Впрочем, состоялось и открытие нового драматургического имени. Никому не известный автор Павел Пряжко предложил свое видение современной жизни. Его драматическую новеллу поставила режиссер из Польши Моника Добровлянска, а сыграли купаловские артисты Светлана Зеленковская и Александр Молчанов. Сыграли с таким отчаянным безрассудством молодости, что покорили всех. Солидные режиссеры поспешили к драматургу Пряжко за визитками. Но драматург и режиссер как-то растворились в фестивальной суете, хотя именно с ними хотелось бы поговорить журналистам и критикам на пресс-конференции. На подробный разговор с прессой вышли украинские артисты в полном составе во главе с Богданом Ступкой, небольшая группа москвичей из спектакля «Семеро святых из деревни Брюхо» и сербская красавица Ивона Жигон. Дмитрий Певцов, как и положено звезде, от журналистов скрывался. Намечаются обменные гастроли между Беларусью и Украиной, о чем во время фестиваля договорились наши министры культуры. Украинский спектакль «Царь Эдип» был восторженно принят и знатоками, и продвинутой публикой. Московское «Брюхо» многих возмутило. А игра актрисы Ивоны Жигон в спектакле «Фрёкен Жюли» единогласно признана высочайшим артистическим достижением. Основные фестивальные страсти развернулись вокруг мюзикла «Иствикские ведьмы» и литовского авангарда «Ромео и Джульетта». На первый рванулись любители музыкальных развлечений, на второй - специалисты и продвинутая публика. Мюзикл английско-российской компании оказался просто музыкальной комедией, так как не было живого оркестра и заявленных эксклюзивных эффектов. Сцена нашего Дворца Республики не смогла осуществить новейшие европейские технологии. Поклонникам Дмитрия Певцова и Алексея Кортнева (солиста группы «Несчастный случай») не сообщили, что всегда играет кто-нибудь один из них. Словом, ждали, но не дождались. Количество обнаженных женских тел тоже не впечатлило. После мюзикла «Метро» в постановке того же режиссера Януша Юзефовича это зрелище казалось халтурной подделкой. «Ромео и Джульетта» начались со скандала в зрительном зале. Актеры в одеждах пятидесятых годов прошлого века вышли на сцену и замерли в очень длинной молчаливой паузе. «Давай! Ну, хватит!» - кричала публика. Кто-то нетерпеливый подсказал: «Нет повести печальнее на свете… Теперь по-литовски». Но они молчали. А потом началась война муки и теста. По сцене летали куски теста и сыпалась мука. Два враждующих семейства мяли тесто, пекли пироги и ссорились в интерьере хорошо оборудованной кухни. Из этого итальянского неореализма постепенно стала вырисовываться режиссерская идея, когда вражда и брань затихают перед лицом смерти. Шокирующая форма спектакля отодвигается на задний план, а главной становится вечная проблема опасности бытовой вражды и распрей, которые могут привести к гибели молодых, красивых, ни в чем не повинных. Обилие театральных впечатлений всего за одну неделю так сильно подействовало на театральную публику, что самым часто повторяющимся стал вопрос к организаторам фестиваля: «Когда же будет что-то подобное в следующий раз?» Министерство культуры Беларуси пообещало сделать театральный фестиваль в столице ежегодным. Хочется верить.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...