Интеллектуальные доминанты

В любом обществе в любой исторический период всегда можно обнаружить интеллектуальные доминанты, то есть основные мысли, тезисы, программы — как желаете, так и называйте. Вот как нас не столь давно учили: есть в нашей недавней истории либеральная линия и апостолы ее; вот консервативная линия и ее светочи; вот марксистская, которая тогда объявлялась единственно верной, и бородатый Маркс был ее символом. 

Да разве суть в нашей недавней истории. Во времена Французской революции были якобинцы, жирондисты и прочее: это ведь не только политические программы, это и интеллектуальные кручи. Во времена трех революций в России кто только не представлял различные интеллектуальные вершины. И ведь что интересно: это были действительно крупные интеллектуалы, от Георгия Плеханова до Петра Струве, от Василия Розанова до Дмитрия Мережковского, от Павла Флоренского до Николая Бердяева. Этот экскурс понадобился для того, чтобы поставить простой вопрос: а кто сегодня у нас олицетворяет интеллектуальные доминанты и какова суть этих направлений?

Несколько проще ответить на этот вопрос применительно к нашим ближайшим соседям. Скажем, в Украине это два известных тезиса и целая плеяда людей, которые их защищают. Это евровыбор, который ознаменовался в последние дни выходом на безвизовое пространство и национальный контекст, проявляющийся в опоре на развитие украинского языка (в частности). Это, конечно, не означает, что нет альтернативных точек зрения, но основных линий все же две.

В России ситуация сложнее и связана с выдвижением на первый план целого ряда интеллектуальных доминант. Это, конечно, идея имперскости, которая существовала всегда и всегда будет существовать, как бы вы эту империю ни называли. В пользу этой идеи говорят и бескрайние пространства страны, и великая история, и несомненные завоевания, и движение первооткрывателей, путешественников, и сам характер русского человека, активный и противоречивый. Близка идее империи идея монархии и попытки одной из партий изменить Конституцию страны. Даже призывы выкрасить Кремль в белый цвет далеко не случайны. На основе все той же глобальной противоречивости идее монархии оппонирует коммунистическая идея, которая жизнеспособна не столько в силу традиции, сколько в апелляции к идее социальной справедливости, которая очень близка всем восточным славянам.

У нас же далеко не все так очевидно. До сих пор на теоретическом и практическом уровне доминирует идея промежуточности или «прамежкавасцi». Обществу втолковывается, что мы традиционно жили и продолжаем жить «между»: странами, идеологиями, религиями, блоками и так далее. Отсюда основная задача: выжить любой ценой, никого не злить, не обострять ситуацию, словом, толерантность в абсолютной своей форме. Скорее всего, именно с фактором промежуточности связано и то, что все попытки создать концепт, называемый национальной идеей, до сих пор ни к чему не привели. Слишком зыбкая эта почва, поскольку промежуточность сильно смахивает на трясину, «дрыгву», в которой легко утонуть. Хотелось бы найти участок посуше, на что–то опереться, но все никак не получается. Поэтому первое, что надо сделать, — отказаться от продавливания идеи промежуточности. Нужна определенность, стремление называть вещи своими именами.

У нас иногда любят говорить о «величии», но вот попробуйте с ходу назвать крупные работы обществоведческого характера, которые бы концептуально удивили всех. Не учебные пособия, а именно концепты. Легко обнаружите лакуны, пробелы. Может, что–то не знаю, но хорошо бы осуществить в этом направлении крупные проекты в рамках программ того же Белорусского Фонда фундаментальных исследований, эффективной и важной структуры. Странное дело: объявляются приоритетными любые проекты, которые прагматичны, приносят пользу в ощутимом денежном выражении, а вот проект идеологического, концептуального характера не на слуху. Надо развивать общественные науки, но это развитие в университетах у нас во многом идет по пути «совершенствования структуры» управления. А что такое «совершенствование структуры», хорошо помнится по временам, когда совершенствовали структуру партийных комитетов — пока они не почили в бозе.

Иногда возникает такое чувство, что концентрация внимания на пресловутой идее промежуточности связана с нежеланием брать на себя ответственность: в четких и ясных определениях, соответствующих концепциях. А что, удобная позиция, от которой ни холодно ни жарко.

Версия для печати
пенсионер автору, за 60, Россия
Задавая вопрос, вы сами на него и ответили. Приоритетные любые проекты, дающие прибыль в денежном выражении. Это ли не признание западной идеи доминантой? Эта идея ощущается любым человеком на уровне подсознания. Все остальное вторично. Путин уже десятый год притягивает  в национальную идею православие, но современному молодому человеку невозможно внушить серьезное уважение и преклонение, а главное добровольное послушание перед виртуальными идеями. Как и в Белоруссии, в России никаких фундаментальных работ и идей нет. Все на уровне, ты сам дурак. Скажу больше, сегодня нет и серьезных аналитических разработок. А откуда им взяться, если на них нет потребности. Восточная Европа занимается некрофилией, выясняя чья Анна киевская или русская. В Белоруссии всерьез рассуждают о литвинах. Все мы, славяне, живем в навязанном нам царстве мертвых, роясь в скелетах вместо того, чтобы реально объединить усилия и что-то родить. Безмолвно ложимся под  Запад, даже свой родной язык заменяя на английский. Вот вам и ответ, какая национальная идея.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости