Народная газета

Иного нет у нас айти

Все больше стран задумываются над тем, как привлечь к себе молодые ИТ-компании или вырастить собственные

В этом году Латвия, Эстония и Франция ввели стартап-визы — переехать сюда, чтобы развивать ИТ-проект, теперь проще простого. Ранее на это пошли Ирландия, Литва и другие государства. Все больше стран задумываются над тем, как привлечь к себе молодые ИТ-компании или вырастить собственные. Мы не исключение. В прошлом месяце Президент подписал Декрет № 7, значительно упрощающий жизнь начинающим бизнесменам. На подходе — документ о развитии цифровой экономики, который даст новый старт высокотехнологичному бизнесу.


В этом году, по данным Bloomberg, европейские стартапы привлекут рекордную сумму инвестиций — 19 млрд долларов. Цифра впечатляет. На ум приходит расхожее мнение: дайте деньги — будет бизнес. В том числе высокотехнологичный. Смог бы так раскрутиться Uber без 11,5 млрд долларов, вложенных в него?

У Юлии Локотковой за плечами — два высших образования, большой опыт работы в маркетинге и журналистике. Сегодня она руководит двумя проектам: PingFin — приложение, которое поможет управлять личными финансами, и Graime — соцсеть для уличных музыкантов. И не понаслышке знает —  запустить стартап иногда можно с нулевыми вложениями:

— В команду проекта PingFin изначально вошли люди, которые закрыли все расходные статьи: программисты, маркетолог, веб-дизайнер. Вообще, считается, что на первых порах нужно 10—20 тысяч долларов. Но, как правило, это черпается из личных сбережений.

Сейчас PingFin развивается в польском акселераторе Huge Thing. В таких структурах стартапы поддерживают не только финансово:

— Сейчас мы проходим здесь обучение. Это практически на госуровне поддержка инноваций в регионе. В любой стране с развитым предпринимательством можно прийти в такую структуру и получить помощь. У нас это пока не развито.

Яркий пример — Израиль. Это настоящая стартап-нация. И наиболее близкая к нам модель формирования рынка. Территория в 10 раз меньше нашей, зато населения примерно столько же. И оно образованное, особенно в инженерной части, математике, программировании, рассказывает директор Центра поддержки предпринимательства “Стартап технологии” Алексей Шабловский:

— Ежегодно около 100 израильских стартапов продается за рубеж. У нас счет небольшой. Но потенциал огромен. В Израиле все базируется на вузах: сюда приходят инвесторы, фонды, образуют сообщества. Наша же система образования сейчас не настроена на бизнес. Когда и мы начнем двигаться в этом направлении, я уверен, что при правильном распределении  денег наша страна повторит опыт Израиля.

Где взять финансы? На Западе выстроена система вложений в такие проекты — речь идет о венчурных инвестициях. У нас этого рынка пока нет. Создан Белорусско-российский венчурный фонд, есть перспективы сотрудничества с китайскими партнерами. Но пока рано делать выводы, считает Алексей Шабловский:

— У нас много инвесторов, которые вкладываются в реальный сектор, но нет тех, кто готов вложиться в 100 проектов, изначально понимая, что лишь один из них будет успешным. Это совсем другой уровень рисков. А для производства программных продуктов мирового уровня и их продвижения на западных рынках нужны большие инвестиции — сотни тысяч или миллионы долларов.

Стартап-движение у нас зародилось около 5—6 лет назад. И за этот сравнительно небольшой срок у нас выросли компании, которые сумели прославиться на весь мир. В 2013—2014 годах были успешные выходы Maps.me и Viber, в прошлом году — продажа MSQRD корпорации Facebook. В этом году Google купила белорусскую фирму AlMatter — и эта сделка уникальная в своем роде, объясняет Алексей Шабловский:

— Инвесторы, которые работают на международных рынках, привыкли к мировым стандартам в области права. У нас же в этом плане сформировалось специфическое законодательство. Подстраиваться под него, нести высокие риски зарубежные инвесторы не хотят. AlMatter — первая белорусская компания, которая была продана в рамках белорусского права. Думаю, исключительно по инициативе лидера команды Юрия Мельничека. И для этого пришлось проделать колоссальную работу.

Безусловно, нам есть над чем работать. И мы уже делаем первые шаги. Декрет № 7 не затрагивает напрямую интересов ИТ-стартапов, но это мощный толчок для раскрепощения деловой инициативы. Сегодня у нас есть 24 бизнес-инкубатора. Здесь помогают начинающим предпринимателям. Игорь Саевец, директор ООО “С нами будущее”, где сегодня развивается около 50 производственных и строительных проектов, говорит:

— Декрет пойдет на пользу тем, кто только собирается открыть бизнес. Здесь прежде всего интересен уведомительный принцип. Начать свое дело у нас и раньше было несложно, но теперь будет еще проще. Также крайне важно изменение судебной практики по привлечению к субсидиарной ответственности. Раньше с этим было связано много страхов.

Алексей Шабловский говорит, что принятие Декрета — это уже важный шаг, но не менее важно и то, как его будут выполнять на местах:

— Это хороший сигнал для бизнеса. Но посыл Декрета должен транслироваться по всей системе власти, тогда это начнет работать.

Многие вопросы ИТ-бизнеса могут быть решены в Декрете “О развитии цифровой экономики”. Ранее озвучивались ключевые направления. Среди них — привлечение в страну инвестиционных фондов (включая венчурные),  создание правовых условий для развития беспилотников и технологии блокчейн. Документ обещает стать революционным. И у нас есть хороший шанс построить цифровую экономику.

gavrusheva@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...