Инновации в клубничных условиях

Как японский король порно разбогател на цифровых технологиях

Основатель компании по продаже видео для взрослых DMM.com Кейши Камеяма за 18 лет превратился в одного из богатейших людей Японии. Теперь его корпорация производит роботов, исследует солнечную энергетику и инвестирует в Африку

Кейши Камеяма (Фото: Kiyoshi Ota / Bloomberg)

На прошлой неделе Bloomberg обнаружил в Японии нового миллиардерa — анализ свежей отчетности холдинга DMM.com и связанных с ним компаний позволил журналистам оценить состояние Кейши Камеямы в $3,5 млрд. 

56-летний предприниматель управляет пулом непубличных компаний в самых разных сферах бизнеса. На работу он ездит на велосипеде и предпочитает держаться в тени — общаться со СМИ начал только пару лет назад, чтобы опровергнуть слухи о своих связях с якудзой. До сих пор у журналистов нет фото его лица, Камеяма позволяет снимать себя только со спины.

Сколотивший первые капиталы на онлайн-торговле порнографией Камеяма никогда не был фанатом секс-видео: просто этот товар хорошо продавался, вот и все. Основа его бизнеса, портал DMM.com, давно уже не только интернет-магазин видео для взрослых: тут есть и трейдинговая платформа для покупки валют, и многочисленные сервисы, позволяющие, например, купить билет в театр или арендовать коляску для ребенка.

Камеяма умеет прогнозировать тренды и захватывать новые ниши. Он одним из первых в Японии освоил интернет-торговлю цифровым контентом и теперь продолжает выходить на самые перспективные технологические рынки — от альтернативной энергетики до робототехники.

Порно и задорно

В 19 лет Кейши отчислили из школы бухучета, и юноша зарабатывал на жизнь чем только мог — полуголым танцевал в гей-клубе и расстраивался, что его не взяли на позицию мойщика трупов в морге. В 1986 году он одолжил у родителей немного денег и открыл сервис видеопроката «для взрослых» в городе Кагаси, префектура Исикава. В каком-то смысле Камеяма продолжил семейный бизнес на взрослых желаниях и грехах: родители предпринимателя владели кабаре-клубом, в котором мужчины платили за возможность повеселиться в компании раскованных официанток c надеждой на всем известное продолжение. Впоследствии Кейши говорил, что бизнес родителей научил его не иметь предубеждений.

Несколько лет подряд дела у юного дельца шли хорошо, ему даже удалось построить небольшую сеть видеопроката, но потом конкуренция выросла настолько, что Кейши пришлось задуматься о спасении бизнеса.

От сдачи в аренду он решил перейти к производству. Обосновался в заброшенном здании супермаркета, нанял операторов и стал снимать порноленты с непрофессиональными актерами на любительские видеокамеры. Свою продукцию Кейши Камеяма тиражировал на бытовых видеомагнитофонах и отдавал на реализацию бывшим конкурентам.

С самого начала Кейши отличала тяга к инновациям. Например, он разработал электронный кассовый аппарат, который вручал продавцам видео совершенно бесплатно, — эти аппараты собирали для Камеямы данные, какие из его фильмов продаются на ура, а какие пылятся на полках. Изучение потребительских предпочтений позволяло бизнесмену оптимизировать тематику и сюжеты «клубнички».

Но главная инновация еще ждала впереди. В конце 1990-х, когда лишь одна из пяти японских семей имела подключение к интернету, Кейши стал одним из первых бизнесменов в стране, кто оценил перспективы Сети. В 1999 году Камеяма создал компанию Digital Media Mart Co. и открыл сайт DMM .com, который отныне станет основой его бизнеса. На сайте можно было заказывать DVD и получать понравившиеся порноролики в виде отдельного файла (услуга «видео по запросу»).

Дальновидность, которую Кейши проявил в освоении интернета, стала его конкурентным преимуществом: пока другие производители и продавцы порно разорялись из-за падающих продаж контента на физических носителях, Камеяма учился продавать видео через Сеть, экономя на услугах посредников. Любопытно, что даже в США ни один из крупнейших производителей порно в ранние 2000-е не сумел оперативно перебраться в интернет: когда офлайн-гиганты с запозданием начали осваивать новый канал продаж, там уже были свои востребованные сайты. Сейчас около половины из $1 млрд ежегодных продаж порно в Японии приходится на долю DMM. Камеяма по-прежнему крупнейший производитель контента «для взрослых» в этой стране.

И все же порно было только началом: Камеяма уже осознал, что интернет — лучший канал для продажи цифрового контента. К 2005 году на сайте можно было купить видеоигры, компакт-диски с музыкой, комиксы, электронные книги. В 2007 году Кейши открыл на портале один из первых в Японии электронных гипермаркетов с реальными товарами, год спустя основал свой интернет-телеканал — DMM.TV. А еще через год приобрел терпящую бедствие онлайн-площадку для торговли акциями SVC Securities и, вложив в ее переделку и интеграцию около $100 млн, превратил в самую популярную в Японии платформу для мелких трейдеров, торгующих валютой.

Сотрудники ​DMM.com (Фото: Kiyoshi Ota / Bloomberg)

Подобно гигантскому осьминогу, DMM запускала щупальца во все сферы японской жизни: открыла сервис онлайн-аукционов, купонный сервис, службы заказа билетов и доставки питьевой воды... «Чаще всего мы просто шли за трендами — выбирали, что, по нашим расчетам, должно было стать популярным в интернете. Мы не были завязаны на каких-то определенных бизнес-секторах», — скажет впоследствии Камеяма.

Магнат расправил плечи

К концу 2000-х Япония перестала считаться самой передовой в технологическом отношении страной: американские, европейские и южнокорейские бизнесмены обогнали японские электронные компании. DMM решила выйти на передовую технологического развития: Камеяма собирался задействовать неиспользованный потенциал японских технических предпринимателей, чьими идеями пренебрегли столкнувшиеся с проблемами Sony, Toshiba, Hitachi и другие корпорации.

В 2010 году на сайте DMM.com появилось «окошечко», где любой желающий мог предложить компании свою бизнес-идею или продукт. Все идеи проверяли на перспективность приглашенные компанией эксперты. Этот инструмент дал начало нескольким коммерчески успешным проектам. Благодаря поданной в «окошечко» идее, например, появилась на свет популярная в Японии браузерная игра Kantai Collection: запущенная в 2013 году виртуальная вселенная, где соблазнительные аниме-героини вели в бой парусные корабли, всего за два года привлекла 3 млн пользователей.

Но дальше идей видеоигр и комиксов дело не шло, а Камеяму интересовали более технологичные проекты. В 2014 году корпорация открыла в Токио бизнес-инкубатор DMM.make Akiba для изобретателей и бизнесменов, которые хотели бы монетизировать свои разработки. На возведение и оснащение здания сложным производственным оборудованием ушло $9,5 млн. За небольшую ежемесячную плату питомцы инкубатора могли воспользоваться услугами бизнес-консультантов. 

Инкубатор сразу же заявил о себе несколькими громкими разработками. Через несколько месяцев после открытия здесь был изготовлен опытный экземпляр FOVE — первого в мире шлема виртуальной реальности с функцией отслеживания движений глаз. Создатели FOVE, собравшие на Kickstarter $480 тыс., в 2016 году запустили свои устройства в продажу. Среди проектов, выросших в Akiba, было немало социально значимых — например, один из стартапов разработал бионические протезы для инвалидов.

Инкубатор Akiba подыскивает для предпринимателей производственную базу в Китае и предлагает налаженные каналы сбыта в США, Индии и Дубае. При этом стартапы, конечно же, могут размещать свои товары на торговой площадке самой DMM.com, а программа DMM Starter вдобавок помогает им продвигать проекты на зарубежных краудфандинговых площадках. Запуск бизнес-инкубатора благотворно отразился на репутации самой DMM: в рекламе Akiba согласился сняться культовый режиссер Такеши Китано. При этом инкубатор приносит прибыль, а в самых перспективных стартапах Кейши выкупает долю.

Сейчас DMM уже перестали воспринимать как компанию из порноиндустрии. В декабре 2016 года студенты самого элитарного вуза Японии — Университета Кэйо — пригласили Кейши обсудить его работу по поддержке молодых предпринимателей. Общество с удивлением узнало, что порно давно уже не является основным направлением деятельности компании: так, в 2016 году совокупные продажи DMM составили $1,7 млрд, а продажи «клубнички» дали менее трети из них.

Также компания занимается производством домашних роботов, поставляет услуги 3D-печати и облачные решения, владеет голографическим кинотеатром и платформой обучения английскому языку, предлагает онлайн-финансовые услуги, занимается исследованиями в области солнечной энергетики. Из владельца сомнительного бизнеса Камеяма на глазах превращался в гуру инновационной отрасли. В январе 2017 года самый популярный еженедельный журнал Японии Bunshun предложил Кейши написать колонку с советами по романтическим отношениям и родительству: выяснилось, что порнокороль счастлив в браке и воспитывает двоих детей.

Штаб-квартира ​DMM.com в Токио (Фото: Kiyoshi Ota / Bloomberg)

Глобальное мышление

Всеядность оказала DMM.com хорошую услугу: начиная с 2010 года выручка компании ежегодно растет в среднем примерно на 30%. И дело не только в стремлении к диверсификации, Камеяма успешно угадывает технические и бизнес-тренды. Например, солнечная энергетика и робототехника — это ответ на постоянно усиливающиеся, но осознаваемые далеко не всеми предпринимателями проблемы ближайшего будущего Японии — рост цен на электроэнергию, старение населения и сокращение его трудоспособной части.

В том же ключе можно рассматривать и самый неожиданный из инвестиционных проектов компании — запущенный в 2015 году DMM.Africa. «Я съездил в Африку в путешествие, был там около месяца, — рассказывает о рождении этого проекта Камеяма. — Там я пообщался со многими местными жителями, а также японскими предпринимателями, пытающимися делать там разный бизнес. Инстинктивно я почувствовал, что тут множество неиспользованных возможностей. Вернувшись в Японию, я сразу же отправил письмо всем моим сотрудникам, спросив, кто из них хочет поехать в Африку».

Первым десяти согласившимся сотрудникам он вручил по конверту с ¥1 млн (около $9 тыс.) и дал наказ: не кооперируйтесь между собой, а поезжайте в разные страны Африки. Желательно выбирать территории, которые считаются опасными, — там конкуренция ниже и возможностей для бизнеса больше. На эти деньги сотрудники создавали новые «дочки» DMM, которые холдинг поддерживает по мере роста бизнеса. Сам Камеяма подал пример: посетив Руанду, купил долю в крупнейшей в стране компании, занимающейся электронными платежами, AC Group Ltd, а также приобрел одну из ведущих местных компаний — разработчиков ПО.

Сегодня многие азиатские компании, столкнувшиеся с обострением конкуренции на национальном, а также традиционных внешних — европейском и американском — рынках, видят в Африке новый рынок сбыта своих технологических решений. Прямые иностранные инвестиции в экономику африканских стран в 2015 году достигли $66,4 млрд. 11% из этой суммы приходится на долю стран Азии, но это в основном Китай и Индия, от которых Япония отстала почти безнадежно.

План Камеямы — поставлять правительствам и компаниям африканских стран японские хай-тек-решения. «Мы не делаем финансовые вливания в виде кредитов под 5 или 10%, — говорит Камеяма. — Мы посылаем наших людей искать различные рыночные возможности. Это может быть логистика, строительство или сельское хозяйство. Главная идея — сделать что-то новое. Никакой специальной цели нет».

Это действительно так: инициативы DMM в Африке отличаются той же всеядностью, которая с самого начала была главной чертой компании, — наряду с организацией пафосных мероприятий вроде Африканского бизнес-форума и Недели африканских стартапов корпорация, например, открывает в Гане сеть салонов, где местные модницы могут украсить свои ногти рисунками, напечатанными специальным принтером. Планируя инвестировать в экономику Африки ¥10 млрд (около $90 млн) в течение пяти лет, Камеяма надеется, что в будущем африканское направление станет одним из главных столпов, поддерживающих его компанию.

Так говорит Кейши Камеяма

«Правительство Японии не знает, как развивать инновационную экономику. Оно общается с электронными гигантами и дает им деньги. А я хочу, чтобы правительство помогало юным изобретателям, потому что будущее Японии — это они».

«Я живу за счет идей, с которыми ко мне приходят другие. После пятидесяти я уже не могу придумать ничего нового. Порой я покупаю идеи, которые сам до конца не понимаю».

«Мне приятно сознавать, что сегодня я чуточку лучше, чем был вчера».

«Новые технологии быстрее распространяются в бедных регионах, чем в индустриально развитых странах, таких как Япония. Даже мобильные телефоны активнее продаются в тех странах, где была проблема со стационарными».

«Мне нечем похвалиться — кроме того, что я действовал, пробовал разное, был активным и исследовал идеи, которые можно было применить на практике».




Мнение автора не всегда совпадает с точкой зрения редакции.

Источник: rbc.ru

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?