Информация к размышлению

Более 90 процентов жителей Приднестровья положительно ответили на вопрос прошедшего в воскресенье референдума, который звучал так: «Поддерживаете ли вы курс на независимость Приднестровской Молдавской Республики и последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации?»
Более 90 процентов жителей Приднестровья положительно ответили на вопрос прошедшего в воскресенье референдума, который звучал так: «Поддерживаете ли вы курс на независимость Приднестровской Молдавской Республики и последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации?» Сегодня это политическое событие главенствует в политических комментариях СМИ. И на мой взгляд, не столько потому, что прошедшее в Тирасполе может как–то изменить статус Приднестровской республики. Вряд ли можно всерьез говорить о том, что приднестровцы прямо завтра получат независимость... Куда важнее то, что своим голосованием жители этого региона привлекли внимание всей европейской общественности к вопросу собственного развития в непростых условиях — условиях, которые бы я назвала «незакончившейся интеграцией» постсоветского пространства. А если смотреть на это событие в политическом контексте, то волеизъявление приднестровцев важно также и для понимания того простого факта, что мнение народа не бывает хорошим или плохим, удобным или неудобным. Кстати, международные наблюдатели, участвовавшие в мониторинге проведенного 17 сентября в Приднестровье референдума, подписали в воскресенье совместное заключение. В документе, текст которого цитирует РИА «Новости», говорится, что «в ходе референдума нарушений принципов всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании не выявлено». Теперь слово за политиками, работа которых в том и заключается, чтобы прислушиваться к мнению народа.

Об этом я поговорила с минским политологом Владимиром УлаховиЧем.

— Первый момент, на который я бы обратил внимание, — международно–правовой. Думаю, что ни Россия, ни Беларусь, ни Украина, ни другие страны не подвергают сомнению декларацию, принятую в Киеве в 1992 году, о том, что территориальная целостность Молдовы является ключевым моментом стабильности в регионе. Уверен, что никто сегодня не пытается эту стабильность подорвать. Но при этом, конечно, есть внутриполитический процесс в самой Молдове, в том же Приднестровье. Я бы не говорил, что этот референдум является выгодным для России, важнее всего то, что он является морально–консолидирующим для приднестровского населения. То, что выбор звучит в пользу единства с Россией, конечно же, для Москвы приятно и позитивно.

— Но кроме приятности вам же наверняка известно высказывание Владимира Путина о «прецеденте Косово». То есть если Евросоюз согласится на создание государства косовских албанцев, то Россия точно так же будет решать вопрос с непризнанными республиками на постсоветском пространстве?

— Это другой контекст, он более широкий, более сложный, и я думаю, что процесс отделения Косово не будет ускоряться. А иначе будет создан прецедент в международном праве, когда целостность любого государства путем регионального референдума может быть подвержена сомнению. Есть же многонациональные страны, в том числе и Россия. Думаю, и европейские, и российские политики хорошо понимают, что здесь простых решений не существует. Все должно идти в рамках согласованного, устойчивого процесса, не подрывающего ни целостности, ни стабильности региона.

Если говорить о выгодности для России этого референдума, то она лежит в иной плоскости. Вы помните, что был российско–украинско–молдавский план урегулирования приднестровского вопроса. Он сорван, как теперь принято говорить, по вине Кишинева. С другой стороны, были попытки решить этот вопрос на уровне Молдовы, Украины и Румынии. Понятно, что теперь, после референдума, решение данной проблемы без участия России будет выглядеть не очень серьезно. В этом смысле Российская Федерация укрепила свои позиции как одного из участников переговорного процесса или процесса урегулирования.

— Владимир Евгеньевич, знаю, что у центра политических исследований, который вы возглавляете, налажены достаточно тесные связи с молдавскими политологами, вы с ними встречаетесь на научных конференциях, дискутируете... Каково ваше мнение о возможности румынизации Молдовы — ведь референдум в Приднестровье в немалой степени является реакцией на разговоры о соединении Молдовы с Румынией...

— Это деликатный вопрос для молдавских исследователей. Конечно, есть люди, которые к такому слиянию стремятся, но скорее это определенные политические движения. А на уровне молдавских ученых я наблюдал немножко другой подход. На мой взгляд, они ценят свою независимость, свою государственность и относятся к своему государству очень бережно.

Фото РЕЙТЕР.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Сергей Помпидевский
России и Беларуси, и уж, конечно, Украине давно пора признать независимость Преднестровской Молдавии и установить дипотношения. Народ этого края сделал свой выбор.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости