«Инерция веры на пределе, а уровня морали недостаточно»

Николай РОЗОВ родом из Сибири. После окончания Московской духовной семинарии там же проходил и служение. В 1985 году переехал на родину жены, в Беларусь. Сначала был настоятелем православного храма в деревне Чижевичи, что рядом с Солигорском, а через 15 лет, когда в шахтерском городе построили храм, отец Николай стал его настоятелем и одновременно благочинным церквей Солигорского округа.

Благочинный церквей Солигорского округа отец Николай РОЗОВ — об именных кирпичах в стене Христорождественского собора, сельских священниках и «прохожанских» настроениях...

Николай РОЗОВ родом из Сибири. После окончания Московской духовной семинарии там же проходил и служение. В 1985 году переехал на родину жены, в Беларусь. Сначала был настоятелем православного храма в деревне Чижевичи, что рядом с Солигорском, а через 15 лет, когда в шахтерском городе построили храм, отец Николай стал его настоятелем и одновременно благочинным церквей Солигорского округа.

— Отец Николай, вы выбрали путь православного священника еще в советское время, когда это, мягко говоря, не поощрялось в атеистической стране. Что подтолкнуло  на такой шаг? Может быть, среди ваших родственников были священнослужители?

— Духовных лиц в моем роду нет. Но  дед и прадед были глубоко верующими людьми. Естественно, это передалось и моей матери. Она тоже была человеком набожным и воспитывала в христианских традициях всех своих пятерых сыновей.

В детстве, сколько себя помню, постоянно ходил в церковь. Поэтому местные дети и называли всегда Колей-верующим. Из-за этого меня в школе не принимали ни в октябрята, ни в пионеры, ни в комсомольцы. А когда служил  в армии, то перед каждым православным праздником командир батальона для того, чтобы я не разводил религиозную пропаганду, сажал меня на всякий случай на гауптвахту. А после армии я уже твердо решил, что буду только священнослужителем.

— В советское время о строительстве церкви в молодом городе Солигорске не могло быть и речи. Но вот окаянные времена преследования за веру миновали…

— И мы решили, что 100-тысячному городу обязательно нужен православный храм. Поэтому попросили у местных властей выделить для него место, и в 1994 году установили там крест. Но затем на целых пять лет наступило затишье: строить было не за что. В 1999 году возле этого креста мы стали проводить богослужения. И Господь услышал наши молитвы: на помощь пришли городские власти. Они предложили местным предприятиям собирать деньги на храм. За короткое время, буквально за год, в Солигорске появилась своя православная церковь в честь Рождества Божией Матери.

— Но задумка, как я знаю, была более грандиозная — построить целый Христорождественский собор...

— Да, но опять все упиралось в финансы. Практически около десяти лет дело стояло на месте. Однако в прошлом году местные власти пришли к выводу, что городу нужен большой храм, потому что действующий, особенно в праздники, не вмещал всех желающих. Было решено обратиться к предприятиям и организациям с просьбой, чтобы работники вносили свои средства на строительство собора. Таким образом удалось собрать свыше двух миллиардов рублей. Примерно такую же сумму выделило объединение «Беларуськалий» в качестве спонсорской помощи. И теперь строительство собора возобновилось. Хочу заметить, что есть в нашем городе люди, которые жертвуют очень большие деньги на строящийся храм. Например, председатель совета директоров ОАО «Трест «Шахтоспецстрой» Валерий Старцев внес один миллион российских рублей. Хочу в этом плане также отметить бывших генеральных директоров объединения «Беларуськалий»  Петра  Калугина  и  Андрея Башуру.

Введена у нас и такая форма пожертвований — продаем именные кирпичи. Естественно, не по закупочной цене, а как коллекционные монеты, то есть значительно дороже. И уже несколько тысяч людей заплатили свои деньги за такие кирпичи. Мы внесли их в список, и когда будут возводиться стены собора, каждый кирпич подпишем именем того, кто внес пожертвование.

А еще я знаю, что много выходцев из Солигорска живут по всей Беларуси. Так вот, если кто из них, прочитав этот материал, захочет помочь доброму делу возведения православного собора в родном городе, сообщаю, куда можно перечислить деньги: ОАО «Белагропромбанк», расчетный счет 3135208450013, код 917, УНП 600823947.

Говорят, что это будет чуть ли не самый крупный православный храм в нашей стране.

— Сейчас в Минске строится огромный собор на улице Притыцкого. Так вот, наш будет не меньшим. Он одновременно сможет принять 4 тысячи верующих. Кроме основного здания, там будут воскресная школа на 300 человек, благотворительная столовая, хоспис на 25 коек, концертный зал, водосвятная церковь. Появится также баптистерий, в котором по древней традиции крещение будет проходить путем полного погружения человека в воду.

— Величественный собор в городе — это, конечно, хорошо. Но хотелось бы узнать, как идет возрождение православия на селе?

— Сейчас в нашем округе действуют десять храмов. Появлялись они по-разному. Одни строились на деньги местных жителей и спонсоров. В результате, например, в деревне Краснодворцы выросла большая церковь. В церкви также переоборудовали обыкновенные дома в деревнях Сковшин, Гаврильчицы. А вот в городском поселке Старобин церковью стал бывший швейный цех, в деревне Долгое — художественная мастерская.

— На селе сейчас мало жителей. Хватает ли их пожертвований, чтобы местные церкви содержать на самофинансировании, или  необходимо дотировать из центра округа?

— Как в светской жизни существуют дотируемые регионы, так и у нас есть приходы, которым необходима финансовая  поддержка. И мы стараемся так распределять доходы, чтобы никто из сельских священнослужителей не чувствовал себя обделенным.

Кстати, что бы вы могли сказать о сельских священниках, кого из них выделить?

— Все наши пастыри, которые работают в деревнях, заслуживают доброго слова. Хочу просто рассказать, например, об отце Геннадии Пашкевиче, который служит в деревне Сковшин. Он очень трудолюбивый человек. Не рассчитывает только на пожертвования и дотации сверху, а сам выращивает много овощей и продает их, чтобы церковь имела больший доход. Свои личные усилия для улучшения жизни церкви прилагает и отец Илья Гончарук из Гоцка.

Есть у нас и уникальная семья Ворошкевичей, из которой три брата стали священниками. Отец Владимир служит в городском поселке Красная Слобода, отец Сергий — в Долгом и отец Виктор — в своей родной деревне Большой Рожан.

— Отец Николай, хотелось бы узнать вашу точку зрения на некоторые жизненные и религиозные вопросы. Скептики говорят, что при коммунистах хоть и господствовал атеизм, а уровень морали в обществе был выше. Теперь же свобода веры, а нравственность упала. А ведь, казалось бы, все должно быть наоборот. Ведь именно церковь считается тем институтом, который призван уводить людей от всего греховного?

— Вопрос этот очень непростой, я бы сказал диалектически противоречивый. Возьмем так называемый железный занавес, который существовал при коммунистах. Он ограничивал общение с Западом. С одной стороны, это было плохо. С другой, к нам не поступало оттуда все то, что способствует развращению нравов. И когда, как говорится, «шлюзы открыли», вместе с положительным хлынул и поток негатива.

Далее. Хотя и были у нас времена атеизма, но в обществе сохранялось то, что можно назвать инерцией веры, передающейся от наших бабушек и дедушек. Вот на этом-то и держалась общественная нравственность. Но старики ушли из жизни. И сейчас многое приходится фактически воссоздавать заново. А на это понадобятся многие годы. Вот почему так непросто решается вопрос с уровнем морали. И наша церковь призвана активно этим заниматься, приобщать людей к христианству. Вот, например, говорят, что красота спасет мир. А я думаю, что только вера.

— Следует заметить, что сейчас в обществе появилась еще  одна не очень хорошая тенденция. Я имею в виду формальное причисление себя к православным верующим. Есть люди, и их немало, которые два-три раза в год посещают церковь, да и то по большим праздникам, как дань моде. А в остальное время живут практически как атеисты...

— Таких людей мы называем не прихожанами, а прохожанами. Но надо ли только их винить за такой подход к жизни? Думаю, что церковь должна взять на себя часть ответственности за то, что не смогла убедить таких людей стать по-настоящему воцерковленными. А это значит, что нам, священнослужителям, еще предстоит много работать, чтобы достучаться до людских душ, по-настоящему привлечь в лоно церкви.

Беседовал Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

НА СНИМКЕ: благочинный церквей    Солигорского    округа   отец Николай  РОЗОВ.

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости