Индустрия в стиле модерн

В машиностроительный комплекс до 2020 года планируется инвестировать 2,5 млрд рублей

Десять лет назад в стране началась глобальная модернизация предприятий промышленности. Большие капиталовложения получили практически все отрасли: от легпрома и сельского хозяйства до национальных гигантов. Однако за минувшее десятилетие не обошлось и без кризисов, в результате которых доля инвестиций в основные фонды заметно сократилась. Какую стратегию управления и развития выбирают управленцы в эпоху перехода к цифровой экономике? Нужно ли сегодня вкладывать большие деньги в модернизацию и где взять дешевые деньги? На эти вопросы ответили участники Белорусского промышленного форума.

В современных цехах все меньше людей, все больше роботов

Владимир СЕМАШКО, заместитель Премьер-министра:


— Могу с уверенностью констатировать, что промышленность вышла из рецессии и набрала устойчивые показатели роста. Цифры говорят сами за себя: темп роста промышленного производства в прошлом году составил 106,1 процента, в этом году за четыре месяца — 108,8 процента. Надеемся, что нынешний год завершим с таким же темпом. 

Существенный вклад в развитие промышленного комплекса оказывают модернизированные отрасли обрабатывающей промышленности: автомобилестроение, металлургия, нефтехимия, деревообработка, легпром. Успешно осваивается производство легковых автомобилей. Мы в начале пути, но первые шаги позволяют с оптимизмом оценивать потенциал легкового автомобилестроения. Первые поставки продемонстрировали большой интерес со стороны покупателей стран ЕС. Автомобили Geely конкурентоспособны по цене и пока мы даже не можем удовлетворить все заявки на внутреннем рынке. Динамично развиваются предприятия деревообработки: сумма экспорта лесного комплекса с 2007 года, то есть с начала модернизации, выросла в 1,9 раза. Благодаря успешной стратегии государства удалось сохранить предприятия в отрасли. 

Будущее промышленности, на мой взгляд, будет основываться на внедрении прогрессивных технологий, освоении и выпуске новой высокотехнологичной продукции на базе действующих и новых производств. Все условия для этого созданы: в том числе действует эффективная система поддержки развития деловой среды, преференции для иностранных инвесторов (существенное снижение налоговых ставок, сокращение и упрощение административных процедур, возможность участия в программах приватизации госсобственности). 

Андрей БИРЮКОВ, сопредседатель Общественной палаты Союзного государства: 


— Сегодня банковской системе и промышленности необходим компромисс. В поиске ответа на вопрос «Как удешевить кредиты?» мы нашли интересный вариант, который предлагает немецкая экономика. Там банки самым активным образом участвуют в акционировании капитала предприятия. То есть доход финучреждения получают не от процентов, а от деятельности компании. При той социальной нагрузке, которую имеет немецкая экономика, эта схема позволяет стране занимать лидирующие позиции в области технологического развития.

В нашей же стране, как и на всем постсоветском пространстве, единственный товар, который предприятия покупают втридорога, — это деньги. Когда наступает кризис, стоимость денег во всем мире стремится к нулю, а в нашей ситуации существенно растет. Банковская система аргументирует это рисками, в результате проценты по кредитам становятся заоблачными. Мой посыл таков: настало время, когда государство должно создать реальную альтернативу финансирования, минуя банковскую систему. Необходимо искать дешевые ресурсы. Это могут быть как традиционные механизмы, так и прямое участие в капитале в рамках кредитования. 

Сергей ГУНЬКО, заместитель министра промышленности:


— Точки роста в промышленности — это наши технические возможности: постоянная безостановочная модернизация действующих производств, бизнес-процессов, строительство новых заводов, а также выпуск инновационного продукта, который должен быть своевременно предложен рынку. 

В 2010—2015 годах на модернизацию предприятий Минпрома мы потратили более 3 миллиардов долларов. Что это дало? В 2013 году износ основных фондов составил 46 процентов, в прошлом году — 43 процента. Таким образом, три процентных пункта обошлись в три миллиарда долларов. В следующей пятилетке необходимо обновлять основные фонды и вкладывать деньги в модернизацию. 

Что касается инновационной продукции, ее доля достигла 30 процентов, ранее эта цифра была вдвое ниже. Идеальный вариант — 50 процентов. К сожалению, пока еще есть отставания в кадровой сфере. Кроме того, необходимо внедрение новых систем управления всех бизнес-процессов. Когда мы говорим о новой продукции, то сегодняшний тренд — электротранспорт и беспилотные системы управления: системы точного земледелия, беспилотные тракторы, комбайны, автомобили. 

Сегодня промышленные предприятия должны продолжать работу по увеличению добавленной стоимости продукции. Это наиболее сложный процесс, для которого необходимы новые технологии и, самое главное, новое мышление у специалистов, которые могли бы управлять соответствующими процессами. Сейчас нам необходимо заменить собственные дорогие средства для модернизации на длинные инвестиции. В рамках программы по развитию машиностроительного комплекса до 2020 года планируется инвестировать 2,5 млрд рублей. 

Анатолий ХАРЛАП, председатель республиканской ассоциации предприятий промышленности «БелАПП»: 


— В условиях довольно высокого градуса нестабильности мы должны думать о том, как обеспечить устойчивое развитие промышленного сектора. Да, 20 лет назад было принято решение за счет бюджета поддержать промышленность, сохранить технологии. Сегодня мы тоже говорим о том, чтобы обеспечить стабильность и выйти на рост промпроизводства, но уже в других условиях. Посмотрите на Германию, где разработана программа «Индустрия 4.0», которая должна к 2030 году обеспечить промышленности «плюс» 30 процентов. 

Мы сталкиваемся с новыми вызовами, ответом на которые становится в том числе создание новых интеграционных союзов. ЕАЭС тому подтверждение. Напомню, в его рамках мы должны перейти к согласованной промышленной политике. Однако, несмотря на определенные успехи, есть и недостатки. Так, национальные интересы зачастую превалируют над общесоюзными. Отсюда появляется протекционизм, барьеры и ограничения, «молочные войны». По оценке ЕЭК, замедление интеграционных процессов идет на 1,5—2 года. Это не отвечает заявленным целям, накладывает дополнительные издержки и несет риски для бизнеса. Определенные трудности есть в сфере технического регулирования. Деловое сообщество стран ЕАЭС сходится во мнении: сегодня очевидна проблема защищенности общего рынка от фальсификата. Издержки для производственников стали столь ощутимы, что было принято обращение к Деловому совету ЕАЭС. В частности, сегодня для эффективной работы необходимы стандарты в дополнение к техрегламентам, чего не было ранее. Кроме того, стоит усовершенствовать надзорные функции на едином рынке, усилить ответственность за несоблюдение техрегламентов, ввести механизм нотификации.

konoga@sb.by 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...