Минск
-4 oC
USD: 2.23
EUR: 2.44

Имидж без мелочей

Как видят Беларусь иностранцы? Этот вопрос до сих пор не имеет точного ответа...

Как видят Беларусь иностранцы? Этот вопрос до сих пор не имеет точного ответа. Нас еще мало знают в мире. Картинка во всей ее полноте не нарисовалась. Кто ее должен создать и как? Об этом мы рассуждаем с Виктором Шадурским, деканом факультета международных отношений БГУ. К слову, 1 октября факультет отметит 15–летний юбилей. За эти годы из его стен вышли тысячи специалистов, способных позаботиться об имидже страны за рубежом.


— Когда же будет заметен результат работы этой армии международников? — интересуюсь у Виктора Геннадьевича. Тем более что он, доктор исторических наук, написал целую монографию по имиджевой проблеме — «Культурные связи Беларуси со странами Центральной и Западной Европы. 1945 — 1990–е годы».


— Создание имиджа страны — дело не одного года и даже не одного поколения. Это проблема столетий.


— А что бы вы предложили для раскрутки брэнда «Беларусь»?


— Как приобретается известность? Возьмем, например, спорт. Недавно сборная по футболу выиграла у французов. Представляете, сколько людей во Франции задали вопрос «Что это за страна, Беларусь?»! Это тысячи, если не миллионы человек, и не только футбольных фанатов. Спорт объединяет каждую нацию во время мировых состязаний. За матчем следили люди в разных странах: они, естественно, запрашивали в интернете ссылки о нашей стране, ее расположении, истории. Примерно так и происходит открытие «неизвестной земли» миру...


— А появление ярких имен в художественной литературе может принести дивиденды стране?


— Мне кажется, что в художественной литературе прорывов ждать не стоит. Мир теперь больше читает не романы, а справочники, энциклопедии, и не книги, а интернет. Свое «золото» в борьбе за зарубежного читателя наша литература взяла еще в 1960 — 1980–е годы. Тогда в странах — союзниках СССР читали и знали Быкова, Короткевича, Адамовича...


— У нас об этих писателях говорят как о всемирно известных. Но я почти не встречал людей из–за границы, которые бы знали их как белорусских литераторов. Почему?


— Дело в том, что, к примеру, Быкова не всегда ассоциировали с Беларусью: воспринимали как советского, постсоветского, русскоязычного. И, как правило, переводили с русского, а не с белорусского языка.


— Получается, что эти имена особо и не «играли» на страну?


— «Игра» на имидж Беларуси без всяких условностей началась только тогда, когда наша страна стала независимой, — чуть меньше 20 лет назад. А когда мы принадлежали к единому советскому многонациональному пространству, для Запада мы были «советскими» или вообще «русскими». Так что имиджевый багаж Беларуси 50 — 80–х годов, увы, невелик. В последние годы нам пришлось многое начинать фактически с нуля.


— А как же тогда членство в ООН, ЮНЕСКО?


— Этот факт имел значение лишь для небольшого круга политиков. Даже в серьезной литературе, говоря о членстве Белоруссии в ООН, порой подразумевали «белую», белогвардейскую Россию! По сей день в общении с иностранцами приходится возвращаться к прописным истинам. Три года назад я встречался со студентами первого курса департамента политических наук Университета Святого Фомы (штат Минессота, США). Свою лекцию я начал было с Полоцкого княжества. Но мой коллега профессор Хофман вдруг попросил остановиться и обратился к студентам: «Кто до сего дня что–либо знал о Беларуси?» Оказалось, название нашей страны слышала лишь половина аудитории. Пришлось доставать карту и учить ребят географии...


— А способна ли наша диаспора за границей повлиять на восприятие Беларуси в мире?


— Десятки тысяч молодых людей уехали за рубеж по экономическим причинам. Но в душе они здесь. Многие хотели бы поддерживать активные связи с родиной. Хорошо, что в Риге, Вильнюсе, на Белосточчине есть белорусские школы, которым помогает наше государство. Выпускники этих школ могут сделать для страны даже больше, чем дипломаты.


— Думаете, они будут это делать бескорыстно?


— Абсолютно! Если раньше белорусы в эмиграции часто сливались с поляками или русскими, то сегодня мы видим их стремление объединяться с соотечественниками.


— Символы нашей неповторимости нужно искать в прошлом или в настоящем?


— Знаете, как была озаглавлена статья в парижской газете о победе нашей футбольной сборной? «Вторая Березина»! Вот вам и образ, который цепляет французов. Потому что во Франции поражение Наполеона связывают с его переправой через Березину в районе Борисова. Эта река — яркий символ, пусть себе и исторической катастрофы.


— А Бородино?


— Бородино для французов — это битва за Москву, которая русскими была проиграна. А «Березина» употребляется как устойчивый фразеологизм, в том числе в политическом лексиконе. И если мы говорим о разработке стратегии продвижения Беларуси в мире, нужно знать эти нюансы. Для французов известные образы Беларуси — Шагал, Витебск... Не секрет, что Голливуд, многие промышленные гиганты американской экономики были созданы нашими земляками. Уроженцы Беларуси — первый и нынешний президенты Израиля... Теперь, конечно, мы не можем претендовать на то, чтобы быть впереди всех на мировой арене, несмотря на центральное географическое положение в Европе. Однако символами нашей страны могут стать симпатичный домик на берегу лесного озера, чистая столица с приветливыми людьми и уютными кафе...


— Наш сервис пока еще оставляет желать лучшего...


— Знаете, в чем проблема? Подозреваю, что в привычках, если не в психологии. Мы еще не научились всем премудростям сервиса, приема гостей, хотя индивидуальному туристу и стол накроем, и последнюю рубашку отдадим. А надо уметь угодить всем сразу... Но нашей целью должно быть даже не создание «образа» на экспорт. Мы должны научиться жить хорошо — ради самих себя. Когда остальные увидят, что и в Минске, и в отдаленной деревушке не только прекрасные люди, отменная кухня, но и приличные бытовые условия, — к нам потянутся со всего мира.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...