Имеем ли мы право закрепощать студента?

Как автор статьи реально представляет себе заключение с первокурсником трехстороннего договора, нацеливающего на работу в качестве молодого специалиста в конкретном, изначально «закрепленном за ним» хозяйстве? Имеем ли мы право закрепощать студента на договорной основе, лишая его возможности проходить практику в различных сельскохозяйственных организациях, а позже получить приглашение на работу от руководства заинтересованного в нем предприятия? Да и многие ли парни и девушки, даже абсолютно неопытные в решении жизненных коллизий, выберут для будущего трудоустройства запущенное, отстающее хозяйство по доброй воле? А ведь передовых на всех не хватит — кому-то надо трудиться и в самых заурядных, где порою даже элементарных условий не создано для практического применения полученных в вузе знаний. От того, что выпускник академии или университета за время учебы досконально изучит специфику производства того предприятия, на котором ему предрешено договором трудиться, толку мало, если само предприятие отсталое. Боюсь, подобными методами закрепления мы отпугнем даже тех абитуриентов, которые приходят в аграрные вузы сегодня.

Дефицит кадров в АПК действительно ощутим, но можно ли его ликвидировать методами, какие предлагает академик?

Как автор статьи реально представляет себе заключение с первокурсником трехстороннего договора, нацеливающего на работу в качестве молодого специалиста в конкретном, изначально «закрепленном за ним» хозяйстве? Имеем ли мы право закрепощать студента на договорной основе, лишая его возможности проходить практику в различных сельскохозяйственных организациях, а позже получить приглашение на работу от руководства заинтересованного в нем предприятия? Да и многие ли парни и девушки, даже абсолютно неопытные в решении жизненных коллизий, выберут для будущего трудоустройства запущенное, отстающее хозяйство по доброй воле? А ведь передовых на всех не хватит — кому-то надо трудиться и в самых заурядных, где порою даже элементарных условий не создано для практического применения полученных в вузе знаний. От того, что выпускник академии или университета за время учебы досконально изучит специфику производства того предприятия, на котором ему предрешено договором трудиться, толку мало, если само предприятие отсталое. Боюсь, подобными методами закрепления мы отпугнем даже тех абитуриентов, которые приходят в аграрные вузы сегодня.

Владимир Гусаков ратует за материальную «привязку» специалиста к селу. «Размеры и виды материальной заинтересованности должны быть такими, чтобы еще школьники, а затем выпускники вузов стремились на работу в сельское хозяйство», — пишет он. И тут же «возвращается на грешную землю», оговариваясь, что отнюдь не все сельхозпредприятия способны обеспечивать такие стимулы. Дальнейшие размышления автора о формировании фонда оплаты труда за счет приемлемых для каждого хозяйства отчислений и постройке привлекательной шкалы заработной платы и доплат кажутся мне утопическими в отношении нерентабельных предприятий.

В большинстве хозяйств нереально и осуществление другой идеи автора статьи — закрепления работника методом его участия в прибылях. Ну а о «закреплении жильем» все мы уже знаем: увы, этот метод срабатывает в единичных случаях. Хотя в идеале, конечно, капитал и жилье (в единой связке) смогли бы решить проблему кадрового голода на селе.

В известной мере академик не далек от истины, заявляя и приводя тому веские аргументы, что диплом сегодня обесценен и высшее образование девальвировано. Руководители аграрных вузов разделяют и его точку зрения на систему централизованного тестирования. Действительно, с ее введением поток наиболее подготовленных выпускников школ устремляется в самые престижные вузы (увы, аграрные к ним не относятся), зачастую в ущерб призванию. Вот и подготовь прекрасного специалиста из школьного середнячка (в лучшем случае)! И тут Владимир Гусаков, несомненно, прав, ратуя за введение для вузов АПК системы целевого направления с экзаменационной проверкой знаний по профильным дисциплинам. Особенно выиграют при этом сельские школьники, которым аграрные профессии и ближе, и понятнее, чем городским.

Соглашаясь с этой точкой зрения академика, категорически против другой — о бессмысленности создания в вузах НИИ. Дело не столько в престиже, сколько в возможности выйти на новый уровень научно-исследовательской работы, оказывать неоценимую практическую пользу АПК региона. А что касается затрачиваемых на НИИ средств, так они окупаются за считанные годы.

Полагаю, не только меня глубоко задела статья о кадровом голоде при изобилии дипломов. Хотелось бы услышать со страниц «БН» мнение специалистов, занимающихся подготовкой экономистов для сельхозорганизаций. Так ли в этой сфере все мрачно, как рисует Владимир Гусаков?

Антон ЯТУСЕВИЧ, профессор, ректор Витебской академии ветеринарной медицины

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости