Икона «Достойно есть» и мироточит, и помогает справиться с недугами

Глубокский собор Рождества Пресвятой Богородицы, основанный в 1639 году, привлекает к себе паломников не только богатой историей, а еще тем, что в нем находится чудотворная икона Божией Матери, которая исцеляет, казалось бы, неизлечимые болезни

Последний раз икона «Достойно есть» мироточила в 2000 году. Свидетелями тому были около двадцати человек. В том числе и Лидия Пашкович, на то время корреспондент — организатор районного радио.

— Случилось это 26 или 27 июня, точно сказать не могу: у моей дочери Лены выпускной был, — вспоминает она. — Пошла я в церковь. Как раз приехал архиепископ Полоцкий и Глубокский Владыка Феодосий. После службы мы с ним на улице обсуждали проблемы ремонта собора. И вдруг из храма выскакивает женщина и срывающимся голосом сообщает, что икона мироточит. Мы все побежали внутрь церкви и остановились как вкопанные перед ней. Слеза вытекла из левого глаза Божией Матери и, словно капелька росы, застыла на ее шее. Вокруг иконы стоял такой запах, которого раньше я нигде не ощущала, — какого-то чистейшего приятного воздуха. И такая благодать у меня по всему телу разливалась — не могу передать…

О чем хотела предупредить икона «Достойно есть» своим мироточением? Догадок можно строить много. Одна из них — о том, что мы вступали в третье тысячелетие и нас ожидает много испытаний. Недаром архиепископ Феодосий сказал тогда: «Молитесь, люди, молитесь!..»

И тем, кто верует, кто обращается к иконе за помощью, она помогает. Вот только один случай, о котором поведал по благословению настоятеля храма отца Сергия глубочанин Петр Петух:

— Я работал на дробильной установке в карьере. Занятие нетяжелое: нажимал кнопки. Однажды лег спать и вдруг почувствовал неприятные колики в руке. Включил свет, смотрю, а фаланги пальцев — белые. Начал мять их, но стало еще хуже — сделались темно-синие, а боль начала «выкручивать» всю руку. Жена вызвала «скорую», завезли в больницу. Там меня сразу положили под капельницу, и врачи всю ночь — один, второй, третий — навещали меня через 15—20 минут. Я не понимал, чего они так суетятся? А наутро хирург Мешкис говорит мне: «Благодари Бога, руку мы тебе спасли!» Эти слова я запомнил на всю жизнь. И вот почему. Рука-то моя хоть и осталась целая, но — холодная, почти мертвая. Делать я ею почти ничего не мог, даже несмотря на лечение в областной больнице. Там вынесли вердикт: «Нужна операция. Гарантия успеха — 5 процентов». То есть почти никакой. Меня успокоили, что люди после войны живут и с такими руками. Так я стал фактически инвалидом и вынужден был перейти на легкую работу — в сторожа. Обидно: молодой, здоровый и — инвалид. Надо признаться, в то время храм я посещал редко. И вот как-то зимой заглянул в него. Подошел к иконе «Достойно есть» (наслышан о ней), молиться не умел, ничего толком и говорить не смог — просто расплакался. А было воскресенье. Народу много. Но для меня не было никого. Я видел только Матерь Божию, которая стояла передо мной, как живая. Чувствовал, что она здесь, рядышком. Просил в мыслях: «Ну, помоги мне хоть чем-нибудь, непутевому…» До сих пор не могу спокойно вспоминать. И вот, выходя из храма на улицу, я вдруг почувствовал какое-то жжение в больной руке. А мороз был, холод. Снял рукавицу. Рука была сильно горячая. Я не мог себе это объяснить. Два дня ходил и не верил, что рука моя стала здоровая, что могу открывать ею двери и делать любую тяжелую работу. Прошло несколько месяцев. О чуде как-то подзабылось. Однажды подсел к столу обедать. На нем лежала книжечка «Чудеса ХХ века». Я небрежно ее отбросил, подумал: «Какие могут быть еще чудеса в наше время? Ну, вылечилась рука. Лежал в больнице. Прошло время, а эффект дали лекарства». Буквально через полтора часа после этого вышел на улицу и вдруг увидел, что рука моя снова стала белой и холодной, как лед. Снова больница. Там мне сказали: «А что ты хочешь? Тебе поставлен диагноз. Недуг неизлечим!» Никто мне не хотел верить, что целых полгода рука была здоровой. Оканчивала дочка школу. Я — инвалид. Чем помочь? Не сразу, но снова пошел в церковь, к иконе «Достойно есть». Как будто кто-то толкнул меня на это. И вот я снова стоял перед ней, плакал и просил прощения. И теперь прямо около иконы почувствовал жжение в больной руке, как будто кто-то распалил неестественным огнем… С тех пор прошло десять лет. Работаю на грузовой машине, на предприятии электрических сетей. Каждое воскресенье стараюсь посещать церковь. Я верю, что только Матерь Божия и Господь помогли мне.

Свою историю поведала и Лидия Пашкович, свидетельница мироточения иконы «Достойно есть»:

— Случилось это в 1944 году. Глубокое освободили от немецко-фашистских захватчиков. И мужчин наших забирали в армию — моего брата Николая, которому исполнилось 18 лет, и отца Ивана 45 лет. В Молодечно объявили, что те, кому 45, могут возвращаться домой. Брат мой запаниковал: «Боюсь на фронт!» И отец тогда поехал вместе с ним. Мать моя, Степанида Ефимовна, и другие женщины с улицы, у которых сыновья и мужья отправились на войну, пошли на поклонение к иконе «Достойно есть». И чудо свершилось! Несмотря на то, что мой отец и брат попали в самое пекло боев в Калининграде, остались живы, хоть и были ранены. Вернулось с войны и большинство мужчин улицы.

Свидетельством помощи иконы «Достойно есть» в болезнях и бедах — многочисленные цепочки, крестики, серьги, бусы на ее раме от благодарных исцеленных людей. Недаром в народе эту икону называют еще «Милующая»!

Владимир САУЛИЧ

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?