Их секреты покрыты лаком

Репортеры «СОЮЗа» побывали в самом сердце русской иконописи — Палехе

Рассказом о Палехе мы завершаем публикацию материалов пресс–тура в Ивановскую область, организованного Постоянным Комитетом Союзного государства и информационным агентством «Россия сегодня».

Для Ольги Колесовой палехский музей — второй дом.

Палех совсем небольшой поселок, но благодаря замечательным художникам его именуют не иначе как «селом–академией», что абсолютно точно, ведь палехские мастера известны на весь мир, а их творения — своеобразная визитная карточка России, часть русской культуры.

Принято считать, что история палехской художественной миниатюры начинается после 1917 года. Но это далеко не так. В течение трех столетий до Октябрьской революции Палех считался иконописным центром России, а советские власти лишь поддержали стремление художников вместе с иконами расписывать еще и шкатулки. Но все, как говорится, возвращается на круги своя.
Имя иконописца Ивана Голикова увековечено во дворе палехского музея.

Обозреватель «СОЮЗа» беседует с директором Государственного музея Палехского искусства Ольгой Колесовой.

— Ольга Александровна, скажите, как сегодня себя чувствует знаменитое палехское искусство?

— Оно, увы, переживает непростые времена. Уменьшилось количество художников, занимающихся лаковой миниатюрой, и среди них почти нет молодежи. Это связано как с уменьшением спроса, так и с изменением художественных запросов покупателей.

Но Палех как уникальный центр художественного мастерства по–прежнему существует, и отрадно сознавать, что россияне знают Палех. Туристы к нам приезжают целенаправленно, и большинство неплохо подготовлено к восприятию лаковой миниатюры. Надеюсь, они редко уезжают разочарованными.

— Вы говорите, что лаковая миниатюра нынче не так востребована, как в прошлые годы. Почему?

— Думаю, это связано с огромным количеством некачественных подделок, создающих у людей неверное представление об истинной палехской миниатюре. В былые времена покупателей больше привлекало именно художественное решение палехской шкатулки, нежели ее утилитарность. Современный потребитель более требователен к качеству, даже к экзотике, ему важно найти практическое применение красивой вещи. Сложные композиции палешан требуют изрядной интеллектуальной нагрузки, знания литературы, истории, что несколько обескураживает современных ценителей прекрасного, как, впрочем, и стоимость палехских работ. Другая причина — отсутствие той самой государственной поддержки, которая дала жизнь новому искусству бывших иконописцев. Большие государственные заказы укрепляли коллектив палехских мастеров, способствовали сохранению преемственности поколений. Но, несмотря на трудности, лаковая миниатюра по–прежнему жива, о чем свидетельствуют выставки современного палехского искусства, проводимые как в самом Палехе, так и в других городах нашей страны. Большая заслуга в их организации принадлежит Палехскому отделению Союза художников России, которое насчитывает более 70 человек. Но главное, Палех возрождается как иконописный центр России, и сегодня здесь сосредоточены довольно серьезные силы, которые замечательно проявляют себя в жанре иконописи.

Палешане с удовольствием украшают свои дома художественной резьбой.

— Иконопись возрождается, а храмовая живопись?

— Палешане все активнее занимаются храмовыми росписями. Монументальные композиции наших мастеров украшают главные храмы Минска, Астаны, Ижевска, Воронежа и других городов бывшего СССР. И тут уместно вспомнить, что в истории палехского искусства прослеживается любопытная закономерность: едва усиливаются кризисные явления в искусстве декорирования малых форм, мастера сосредоточиваются на монументальной живописи. Заказов у наших современных иконописцев довольно много, ведь Палехская школа чрезвычайно сильна, а качество работ непременно вызывает удивление.

В Палехе родился и работал известный мастер народный художник СССР Павел Дмитриевич Корин.

— Чем, на ваш взгляд, Палехская школа отличается от других, скажем, от Московской, Владимирской, Костромской?..

— Искусство Палеха основано на традициях древнерусской живописи, поэтому в стилистике палехских икон мы непременно найдем отголоски работ и Андрея Рублева, и Дионисия... Палехские иконы имеют определенное сходство с работами и костромских, и владимирских иконописцев. Вместе с тем бесспорны и местные особенности письма, что связано со своеобразным мировосприятием палешан. Привязанность к земле, к земледельческому циклу наполняет произведения местных художников неторопливыми ритмами, орнаментальными мотивами, яркими красками, определяет замкнутость круговых и волнообразных композиционных построений. Работы палешан максимально насыщены деталями, которые прописываются с невероятной тщательностью, фигуры свободно располагаются в пространстве, изобилующем архитектурными и пейзажными элементами.

В советское время палехские мастера расписывали в основном такие вот деревянные шкатулки.
— Кто эти люди, работающие в иконописных мастерских Палеха?

— В Палехе еще с 30–х годов прошлого века функционирует уникальное художественное училище, которое вот уже почти 90 лет готовит мастеров миниатюрной живописи. Выпускники разных лет составляют основное ядро всех наших иконописных мастерских. Производственную практику в последние годы студенты проходят в местной мастерской «Палехский иконостас». Кто–то потом приходит сюда на постоянную работу.

— Ребята, получившие дипломы училища, уезжают, чтобы потом нести это искусство по всему миру, или предпочитают оставаться здесь?

— В палехском училище учатся дети как коренных палешан, так и приезжие. «Свежая кровь», новые идеи обязательно нужны. Мы давно заметили, что если среди выпускников преобладают палешане, то это приводит к застою и упадку. Вы знаете, существует такой парадокс: приезжие чаще всего остаются здесь. Новыми палешанами становятся ребята из Сибири, Поволжья, Урала, юга России. А покидают родные края чаще почему–то именно коренные палешане. Но никому за пределами Палеха не удалось сохранить уникальную местную стилистику. В Палехе сегодня много молодых многодетных семей художников. Это люди, как правило, религиозные, они хорошо зарабатывают и имеют возможность содержать большую семью.

— Наверное, уже родился современный Андрей Рублев? Может быть, назовете, как говорится, самого–самого из числа нынешних мастеров?

Один из залов палехского музея посвящен иконе.

— Нет! Никогда мы никого не выделяли и не выделяем. Да, Палех — это огромное количество ярких индивидуальностей, но в Палехе не принято выделять кого–то особо. К тому же среди современных иконописцев, как и в старину, существует разделение обязанностей — одну и ту же икону пишут несколько человек: одни — лики святых, другие — орнаменты и т.д. Всегда храмовая живопись подразумевала артельный труд, наличие опытных мастеров и молодых художников, которые, работая с ними бок о бок, приобретают необходимые знания и умения, то, чего сегодня нет в лаковой миниатюре.

Иллюстрация к русской народной сказке в исполнении местного художника.

КСТАТИ

Вспомним, что и древнерусские мастера практически никогда не подписывали свои творения фамилиями. Они не стремились к земной славе, а исключительно — к истине. Никогда не создавались и авторские каталоги икон. Именно поэтому у современных искусствоведов существуют сложности с определением авторства тех или иных икон. Так, например, в Успенском соборе Владимира, который по пути в Иваново также осмотрели участники пресс–тура, специалисты особенно не акцентируют внимание на том, чьей кисти принадлежит та или иная работа — Андрею Рублеву или его «сопостнику» Даниилу Черному. Хотя и в авторстве великой «Троицы» никто не сомневается.

Напомним также, что даже место погребения Рублева неизвестно, а былую славу художника вернули, как это ни странно, советские искусствоведы. Вспомним также, что и к лику святых Рублева причислили совсем недавно, лишь в 1988 году.

bush@rg.ru

Фото Романа ЩЕРБЕНКОВА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости