«Их не сломил ад концлагерей»

11 АПРЕЛЯ 1945 года узники печально известного концентрационного лагеря смерти Бухенвальд подняли вооруженное восстание. Они обезоружили и захватили в плен более 800 эсэсовцев и солдат охраны. И тем самым спасли себя от неминуемой смерти — накануне командование лагеря получило приказ об уничтожении всех 30 тысяч заключенных. По решению ООН, 11 апреля назван Международным днем освобождения узников фашистских концлагерей. Накануне этой даты корреспондент «БН» побеседовал с председателем правления Белорусского республиканского фонда «Взаимопонимание и примирение» Валентином ГЕРАСИМОВЫМ.

Сегодня самый главный проект фонда «Взаимопонимание и примирение» – лечение бывших узников фашизма.

11 АПРЕЛЯ 1945 года узники печально известного концентрационного лагеря смерти Бухенвальд подняли вооруженное восстание. Они обезоружили и захватили в плен более 800 эсэсовцев и солдат охраны. И тем самым спасли себя от неминуемой смерти — накануне командование лагеря получило приказ об уничтожении всех 30 тысяч заключенных. По решению ООН, 11 апреля назван Международным днем освобождения узников фашистских концлагерей. Накануне этой даты корреспондент «БН» побеседовал с председателем правления Белорусского республиканского фонда «Взаимопонимание и примирение» Валентином ГЕРАСИМОВЫМ.

— Валентин Яковлевич, ощущают ли сегодня бывшие узники нацизма раскаяние немецкого народа за фашистские преступления?

— Начиная с 1993 года наш фонд занимался выплатой финансовой и компенсационной помощи бывшим узникам фашистских концлагерей. Средства на это выделялись правительством Федеративной республики Германии. На первом этапе мы получили 200 миллионов немецких марок, которые розданы 157 тысячам белорусских граждан — бывшим узникам фашистских концлагерей. В дальнейшем на компенсационные выплаты немецкое правительство перечислило еще 354 миллиона евро. Выплаты производились в зависимости от места пребывания узников.

Так, если человек находился в концентрационном лагере группы «А» (а это так называемые лагеря смерти типа Освенцим, Бухенвальд, Равенсбрюк), сумма выплат достигала 15 тысяч евро. Если он интернировался в трудовые лагеря или же подневольно работал на «бауэра», то ему полагалось около пяти тысяч евро. Выплата компенсаций полностью завершилась к 1 января 2007 года. Ни один рубль, ни одна марка за все это время не ушли налево! Мы работали абсолютно прозрачно. За каждый пфенниг отчитывались перед немецким фондом, а также Комитетом государственного контроля, Министерством труда, занятости и социальной защиты населения, Советом Министров Беларуси...

— Чем сейчас занимается ваша организация?

— Сегодня у нас реализуется несколько проектов. Самый главный из них — лечение бывших узников фашизма в госпиталях инвалидов войны. Большинству тех, кому довелось пройти ад концлагерей, сейчас уже за 80. У многих из них серьезные проблемы со здоровьем. Людям нужна хорошая и квалифицированная медпомощь. Именно поэтому начиная с 2008 года мы активно сотрудничаем с Министерством здравоохранения Беларуси. Закупаем для госпиталей современное медоборудование. Например, для Боровлянского госпиталя имени Машерова за полтора миллиона евро приобрели компьютерный томограф, аппараты УЗИ. Взамен нам предоставляется право лечить в этих медицинских учреждениях наших подопечных. Кстати, кроме Боровлянского, также работаем с Могилевским и Гомельским областными госпиталями, «Юрцево» Оршанского района, 432-м Главным военным клиническим госпиталем Министерства обороны Беларуси. Всего за три года существования проекта поправить свое здоровье смогли 7500 бывших узников нацизма.

— С какими проблемами приходится сталкиваться?

— На 1 января в республике проживали около 75 тысяч бывших узников фашистских концлагерей. Почти 44 тысячи человек имеют удостоверения узника фашизма, а 30 тысяч — нет. Причина — в отсутствии единого закона об узниках нацизма. В той же Германии есть подобное законодательство, имеется оно в Украине, России. Я считаю, что люди, прошедшие ад фашистских концлагерей, должны получать какие-либо льготы, хотя бы по тем же лекарствам или медобслуживанию. Ведь их фактически угнали в рабство, как скот перевозили в грузовых вагонах, выжигали клеймо, заставляли насильно трудиться... Но этих людей не сломили испытания. Они вернулись на родину и в дальнейшем внесли весомый вклад в восстановление разрушенного войной хозяйства страны. Несколько раз выходили с инициативой о принятии соответствующего закона в белорусский парламент. Но пока реакции не последовало...

— Валентин Яковлевич, как вы можете прокомментировать ситуацию с закрытием российского фонда «Взаимопонимание и примирение»?

— В принципе, это было ожидаемое событие. На дефолте 1998 года российский фонд потерял 100 миллионов немецких марок, украинский — около 80 миллионов. Но президент Украины Леонид Кучма возвратил фонду недостающие средства. А вот российскому фонду никто потерянных денег не вернул. Отвернулось от него и правительство Российской Федерации. Это и стало причиной закрытия. Что касается нашего фонда, то во время дефолта мы не потеряли ни пфеннига и выплатили сполна все, что причиталось нашим подопечным.

Сергей ЧИЧИЛОВ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости