Игра для Игропуло

Новичок БГК имени Мешкова Константин Игропуло о том, как спас маленькую девочку и чем ему нравится Брест

Вы, возможно, удивитесь, но российский новобранец БГК имени Мешкова Константин Игропуло выходил на гандбольную площадку еще вместе с легендарным Александром Тучкиным. Это, конечно, не значит, что в Бресте вдруг решили сделать ставку на игрока с пенсионным удостоверением в кармане, просто случился такой замысловатый зигзаг двух спортивных судеб: когда один талант только начинал свою большую карьеру, второй ее заканчивал. Произошло это, как ни странно, в совсем, казалось бы, не гандбольной Греции и в довольно далеком уже 2002 году. Тучкин выступал за «Филиппос» и готовился к своей третьей Олимпиаде (спустя год в Афинах российская сборная взяла бронзу), а Игропуло защищал цвета чемпиона страны «Панеллиниоса», планируя принять греческое гражданство и выступать за команду c исторической родины. Между молодостью Игропуло и опытом Тучкина пролегала дорога длинною в 21 год, одному было 17, другому 38. И встречу ту Константин запомнил надолго.


Сегодня Игропуло один из лучших гандболистов мира, поигравший и в «Барселоне», и в «Берлине», выступавший со сборной России на Олимпиаде в Пекине, выигрывавший чемпионат Испании и Кубок Германии. В Бресте на пешеходной Советской, которую вряд ли отличишь от подобных уютных европейских улочек, сегодня можно встретить немало известных гандболистов, и местная вальяжная публика к ним привыкла — гандбол в городе давно стал видом спорта номер один. Константину на новом месте нравится:

— У нас в Ставрополе, где я родился, есть проспект Октябрьской Революции. Он намного меньше, чем улица Советская, и там нет такого обилия кафешек и ресторанов, но когда я в Бресте ступил на эту мостовую, как будто дома оказался. Аж обалдел!

— Однако давай вернемся на 15 лет назад в Грецию. Расскажи про Тучкина.

— Это был очень запоминающийся момент, мы тогда, играя в гостях у его «Филиппоса,» стали чемпионами. Тот поединок в Греции, думаю, помнят до сих пор. С Сашей Тучкиным играл и Слава Атавин, еще один знаменитый советский гандболист. А у нас в составе было собрано процентов 70 той сборной Греции, которая затем довольно успешно выступила на домашней Олимпиаде. Верия — маленький городок, и зал там совсем крошечный. Болельщики сидели почти у самой площадки. И вот мяч улетает на трибуну. Наш игрок, очень шустрый киприот, полез его забирать, а когда возвращался, кто–то из болельщиков потянул его за шорты, наполовину оголив пятую точку. Горячий парень, конечно, стерпеть этого не мог и, повернувшись, плюнул в предполагаемого обидчика. А по факту просто в толпу. Замечу, обстановка была и без того накалена до предела. В итоге мы выиграли, и после финального свистка капитан команды в пылу радости взгромоздился на судейский столик, который под ним возьми да и рухни. Это стало сродни выстрелу стартового пистолета. Все зрители, которые находились в зале, рванули на площадку. Началось что–то невообразимое: сумасшедшая драка, где различить своих и чужих было довольно трудно. Я стал спиной к стене, чтобы не получить удар сзади, и «отоваривал» всех, кто приближался. А наш массажист–дискометатель даже не дрался, а просто «плавал» в толпе, размахивая руками и разбрасывая всех по сторонам. Многим тогда досталось: тренеру разбили лицо, у председателя клуба стало плохо с сердцем... Чемпионский кубок вручили где–то в городских закоулках.

— Слушай, а зачем ты вообще в Грецию поехал? Ладно Тучкин с Атавиным, они уже заканчивали карьеру, но ты–то только начинал.

— Это была папина идея. На тот момент в гандбольной России существовал возрастной лимит — до 25 лет играть за рубеж никого не отпускали. И я уехал в Грецию вроде как на ПМЖ. Уже все было готово к получению паспорта и последующему выступлению за сборную Греции, но в какой–то момент я передумал. Гражданство получил, но пересилить себя и играть за другую страну не смог. Даже не могу сказать, почему решил именно так, какими–то внутренними ощущениями руководствовался, но это был перелом в моей жизни. Уехал в Россию, пойдя против воли отца. Но, думаю, он меня понял.

— Язык греческий знаешь?

— Я выучил его за три месяца. Видимо, сказалась историческая память. А может, просто способность к языкам. Сегодня я свободно могу говорить на русском, греческом, испанском, английском, немецком и на всех балканских языках. Понимаю каталонский, итальянский, датский, французский.

В 2013 году Игропуло играл против БГК в составе «Берлина».

— А из физмата, который оканчивал в Ставрополе, что–то в голове осталось?

— Если честно, нет. Просто редко в жизни использовал полученные знания. А учился хорошо, у меня не было другого выбора. Мой дядя этой кафедрой в университете заведовал, а дедушка — ее основатель в университете Ставрополя. Он родился в Греции и переехал в Россию. После него все мужчины в нашей семье окончили физмат. Для меня это тоже было делом чести.

— Если персонифицировать, то белорусский гандбол для тебя — это кто: Тучкин, Якимович, Каршакевич?

— Из тех, кого ты назвал, — все. Времена СССР я почти не помню, а потому больше знаю, конечно, Тучкина, потому что он живет в России и играл за нашу сборную. О Якимовиче очень много узнал, когда переехал в Испанию. Нашел его игры за сборную Беларуси, посмотрел — классный гандболист! В Испании его знают и помнят все!

— Жену с дочкой будешь в Брест перевозить?

— Конечно! У супруги недавно день рождения был, 15 августа у дочки будет, а я, как обычно, мимо всех праздников пролетел. Моя жена родом из Сочи, там море, дом, а я на сборах, весь загружен. Ребенку там сейчас лучше, а потом приедут. Для них уже все готово.

— Недавно вместе с другими новичками БГК имени Мешкова ты посетил Брестскую крепость. Что–то почувствовал?

— Давно хотел сходить, но откладывал. А тут так совпало, что клуб устроил экскурсию. Я до этого про Брестскую крепость читал, смотрел фильмы, но увидеть все своими глазами — это совсем другое. Интересно было.

— А когда тебе поступило предложение из Бреста?

— Ближе к весне. Честно говоря, меня очень «вымораживает», когда российские журналисты с неким смешком начинают спрашивать, почему я выбрал Брест. Для меня сразу становится ясно, что человек, задающий такие вопросы, в гандболе абсолютно некомпетентен. Дальше мне говорить не о чем. Что я буду ему объяснять, если он профан? Для меня Брест — это один из лучших клубов Европы. И к тому же русскоязычная зона, мне здесь очень комфортно.

— Ты выбрал себе 35–й игровой номер. Почему?

— Я всегда с ним выступаю. Еще никому не рассказывал, почему так произошло, хотя на этот счет есть определенная история. Наверное, раскрою тайну, когда завершу карьеру. Кстати, когда нашел себе жилье в Бресте, то оказалось, что дом находится на конечной 35–го маршрута. Когда об этом узнал, не смог сдержать улыбку.

— Эдуард Кокшаров не звонил? С ним вы вместе на Играх в Пекине выступали, а до этого тебя в сборную России почему–то звать перестали.

— Звонил. Набрал почти сразу после исполкома, на котором был назначен главным тренером. Хотел узнать, хочу ли я играть за Россию. А я никогда этого желания не терял. Обо всем остальном решили поговорить осенью во время личной встречи.


— Я видел несколько фотографий, где ты очень оригинально отмечаешь победы: обнажен и прикрыт лишь кубком. В Бресте эту традицию продолжишь?

— Таких фотографий две, и у каждой своя история. Первый раз все случилось спонтанно, на эйфории. Мы выиграли Кубок Германии, приехав на Финал четырех совершенно не фаворитами. Я получил приз как лучший игрок турнира. На трибунах за всем этим наблюдала моя беременная жена, но об этом на тот момент еще никто, кроме нас, не знал. Меня награждают, я бегу на трибуну с мячом под майкой, а назавтра еще и мой день рождения. К тому же первый титул клуба! От всего этого сорвало крышу, и сделал этот снимок. Второй раз — на спор. Мы очень хреново играли в середине сезона и договорились, что если выиграем какой–нибудь трофей, то я повторю обнаженное фото. Я был уверен, что этого не случится, но в итоге завоевали Кубок ЕГФ, и пришлось снова позировать. Теперь, кстати, эта «фишка» называется «сделать Игропуло», и в гандболе она получила распространение. Но что касается меня — увольте. Это как анекдот, рассказанный дважды, — уже не смешно.

— Не могу не спросить еще вот о чем. Коротким новостным сообщением ровно год назад эта нашумевшая история звучала так: «В общественно–культурном центре «Галактика» в Красной Поляне был предотвращен несчастный случай. Девочка семи лет упала с эскалатора с высоты 6 метров. В этот момент на месте происшествия оказался российский гандболист Константин Игропуло. Он среагировал незамедлительно, сумев поймать девочку у самой земли».

— Эта история для чего–то должна была в моей жизни произойти. Мы с семьей и с друзьями шли совершенно в другое место, в аквапарк, но там отключили электричество. В итоге поехали сюда, зашли в этот торговый центр. Моя дочь и девочка, которая падала, обе были в розовых платьях. И жена сперва подумала, что это все приключилось с нашей малюткой. Стала кричать. Шок. Когда все уже случилось, я стоял в полной растерянности. Ко мне подошел отец девочки, сказал, что он священник, благодарил, говорил, что станет за меня молиться до конца дней. А я патологически не умею воспринимать в свой адрес слова благодарности, потерялся как мальчишка: краснел и что–то лепетал ему в ответ, говорил спасибо. Только минут через 15 понял, что произошло, и что девочку я мог и не поймать. Вот тогда мне стало действительно страшно.

— Знаю, что у тебя в Берлине есть персональная и очень преданная болельщица по имени Эви. Она приедет в Брест?

— Да, Эви очень обрадовалась, что в Беларусь сейчас можно на несколько дней прилететь без визы. Такой же болельщик есть у меня и в Барселоне. Они обязательно приедут на один из матчей БГК. Уверен, получат большое удовольствие, потому что атмосфера на трибунах «Виктории» всегда просто шикарная.

s_kanashyts@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости