Народная газета

Игле все возрасты покорны

Стал наркоманом после тридцати. Кто и почему идет на это?

Наркоманию традиционно принято считать подростковой болезнью. Многие пробуют спайсы еще в школе и к двадцати годам, “заработав” целый букет хронических болезней, становятся постоянными клиентами наркологических клиник. Зависимость объясняют извечной тягой незрелых в психологическом плане юношей и девушек к особым ощущениям, бегством от скучной реальности и желанием “попробовать что-то новенькое”. Но что толкает в объятия дурмана взрослых и самодостаточных людей?


Достаточно одного вечера, чтобы перечеркнуть всё

С Андреем (назовем его так) мы познакомились в один из моих журналистских визитов в наркодиспансер: во время интервью с врачом в кабинет заглянул до невозможности худой мужчина лет шестидесяти с глубокими морщинами, избороздившими его лицо, и трясущимися руками со вспухшими венами.

— Выписываюсь, начальник! Спасибо за все! — бодро отрапортовал посетитель, предварительно извинившись, что прерывает нашу беседу.

— Давай, удачи. И чтоб я тебя здесь больше не видел! — ответил доктор. Уже после, когда за пожилым господином закрылась дверь, он пояснил:

— Это наш постоянный клиент. Редкий случай: подсел на порошки, а затем и на иглу в 32 года. Состоятельный мужик был, бизнес, семья. А теперь вот один комнату снимает у старушки. И каждые полгода к нам попадает с очередным обострением. Вроде есть у человека желание завязать, да стоит только вернуться в привычную обстановку...

Профессиональный интерес взял верх, и я договорилась с Андреем о встрече, разумеется, пообещав в будущей статье сохранить его фамилию и имя в тайне. Спустя несколько недель мы пересеклись в небольшом скверике возле того же диспансера. Мой собеседник выглядел чуть получше, но я все равно была в шоке, когда выяснилось, что ему всего 36.

— Я всегда считал, что наркомания — удел состоятельных людей, потому что героин, кокаин, экстази стоят приличных денег, — с этого начал Андрей свой невеселый рассказ. — А у меня деньги водились. До поры до времени. Держал несколько небольших магазинов в городе, был женат на хорошей женщине, любил ее, мы сына растили. Но, понимаешь, все погубил азарт. Я в казино часто играл. Проигрывал неслабые суммы, но проворачивал пару сделок — и зарабатывал еще больше. А потом, однажды... Игра шла по-крупному, с серьезными людьми. Мне в тот вечер везло неимоверно. И я решил — all in. Поставил все — квартиру, бизнес. 

И проиграл. Если бы выиграл — жизнь по-другому сложилась бы... Помню, сидел в баре, размышлял, что будет дальше, как начинать все с нуля. И тут приятель протягивает мне какой-то полупрозрачный кристалл, мол, прими, брателло, сразу полегчает. Я, естественно, понимал, что мне предлагают наркотик, но подумал тогда: “Это же только на один раз, чтобы пережить эту дикую ночь!”. Запил виски, сначала ничего не почувствовал. А потом стало так легко на душе! Откуда-то и энергия появилась, и вера в то, что все будет хорошо. Убеждал себя, что отыграюсь, а если нет, возьму кредит, открою свое дело. Под утро приехал домой, признался жене, та — в истерику, а я ее обнимаю, подбадриваю, шучу. Мне ведь и правда тогда казалось, что море по колено...

Но отыграться не удалось. А вот переписать все документы по бизнесу и квартире пришлось на следующий же день. Дальше наступил мрак. В работе не клеилось, пришлось заложить дачу и переехать жить к родителям жены. В семье начались ежедневные скандалы. Я потерял себя. И в какой-то день просто понял: мне снова нужна та чудодейственная таблетка. Хотелось вновь тех эмоций, когда я готов был горы свернуть. Позвонил приятелю, тот только сразу предупредил: теперь уже услуга платная. Но у меня тогда еще были заначки...

Так и втянулся. Наверное, перепробовал все, что есть на нашем черном рынке. Начал с солей, трамадола, морфина, перешел на кокаин, героин. Пока был под кайфом, не заметил, как потерял семью: жена с сыном сдали меня в клинику, а когда я вернулся оттуда, не смог попасть в дом тестя и тещи — там сменили замки. Пришлось перебраться на съемное жилье, потом вообще обосновался в наркопритоне — с владельцем вместе “затаривались”, он и предложил ночевать у него. Во время второй “ходки” на больничную койку меня лишили родительских прав, жена добилась развода. Меня ничто не волновало, кроме того, где и как достать дозу. Когда иссякли деньги, начал сдавать в ломбард какие-то побрякушки, продавал одежду. На “чистые наркотики” уже не хватало, перешел на синтетику.

Иногда наступало просветление — после лечения пару месяцев не прикасался к “дури”. Устраивался на работу — благо еще сохранились полезные знакомства. Снимал комнату. Пытался наладить отношения с сыном, но он, видимо, по совету матери и бабушки с дедушкой просто вычеркнул меня из своей жизни. При встрече делал вид, что не узнает, отводил глаза... После таких встреч я срывался и звонил своим прежним “друзьям”. Денег не было, отрабатывал дозу тем, что убирался в квартире, где жил поставщик, готовил ему еду...

В мои неполные сорок я не вылажу из больниц. Гепатит, эпилепсия, ВИЧ. Знаю, что выгляжу лет на двадцать старше. Это еще хорошо, что волосы отрасли — после употребления солей они выпадали пачками. А на ногах лоскутами отслаивалась кожа.

Вы ведь что-то поучительное хотите написать в своей статье про мою историю? Напишите так: ребята, никогда не обольщайтесь, что вы слишком мудры, чтобы устоять перед искушением. Даже когда вам давно не восемнадцать... У меня в жизни было все. И оказалось достаточно одного вечера, чтобы навсегда перечеркнуть счастливую молодость и обеспеченную старость, сделать сиротой ребенка при живом пока еще отце...

Фото Рейтер

Вся жизнь — в двух действиях: утром — доза, вечером — ее поиски

Лике не так давно исполнилось тридцать пять. Внешне — красивая, хотя и несколько “потасканного” вида женщина. “Мне повезло с генетикой!” — пытается шутить, объясняя, как при всех своих болячках умудряется пока еще выглядеть “на уровне”. Два года назад у Лики диагностировали туберкулез, гепатит и сепсис. Последнее — итог инъекционного введения “грязных” наркотиков и последующего нагноения раны от неудачного укола. То, что Лика “держится” уже целых четыре месяца — для нее большое достижение. Она любит повторять, что только после того, как стала наркоманкой, узнала, как важно для женщины уметь вовремя говорить “нет”.

— Поехали с подружкой и моим женихом в отпуск в Таиланд пять лет назад и там познакомились с компанией русскоговорящих ребят. Я в те времена в сфере туризма работала. И ладно бы у меня были какие-то причины, чтобы сорваться с катушек. Ну, например, хотелось забыться после тяжелого расставания с любимым человеком и все такое. Так нет же: я собиралась замуж, планировала родить ребенка. Все было хорошо, и надо же... На одной из дискотек наши новоиспеченные друзья пустили по кругу “косячок”. Мы с подружкой и женихом решили смеху ради попробовать. И так получилось, что “вставило” всем, кроме меня. Я вообще ничего не почувствовала: а был ли “мальчик”? Поэтому спокойно покурила и на следующей вечеринке, и потом еще несколько раз. Честно — ну никаких особых изменений в ощущениях. Я по жизни хохотушка, может, поводов для веселья после курения прибавилось, но у меня их и без того было предостаточно, умела во всем видеть смешную сторону. Вот и дохихикалась...

На последней дискотеке перед отъездом на родину я была без жениха, он остался в номере отеля, приболел. И вот наша сдружившаяся компания делает ставки: когда, наконец, меня “проймет”. Чего и сколько я для этого должна попробовать. Не знаю, что творилось в моей голове, но, под текилу, марихуану, зажигательные песни дело пошло. Добила меня, судя по всему, какая-то курительная смесь неизвестного происхождения. Остальное помню как в тумане, очнулась только на следующий день. Это я теперь понимаю: организм тогда, за две недели отдыха, уже подсел на наркоту. Но мне казалось — приеду в Минск, выйду на работу, и все пойдет как прежде.

amazonaws.com

Не пошло. Меня в буквальном смысле слова “колбасило”, настроение было на нуле, раздражали все, кто меня окружает. Перессорилась с женихом за неделю до свадьбы, он забрал заявление из загса. Никто не понимал, что со мной происходит. А я думала: мне бы еще один только раз “пыхнуть” тем “косячком”! Ну просто чтобы прийти в себя, ничего больше. А где достать курево, когда у тебя интеллигентная семья, друзья — приличные люди, которые никогда не позволят себе опуститься до наркотиков? Стала “путешествовать” по соцсетям, специализированным форумам. И довольно быстро уже была “в теме”: на каком сленге общаться, что просить. Первый товар покупала — ужасно боялась, что “заметут”. Перевела деньги электронным платежом, мне просто пришло смс, где забрать закладку. Так я познакомилась со спайсом.

Я не помню, когда окончательно “подсела”. Но в какой-то момент вся жизнь сконцентрировалась вокруг двух действий: утром — доза, вечером — ее поиски. Сказать, что мои близкие были в ужасе — не сказать ничего. Мама с женихом определяли меня в частные наркологические центры, откуда я сбегала (нервы у бывшего скоро не выдержали, он исчез из моей жизни, бросив напоследок: “Лучше бы ты сдохла!”). Начальница на работе — милейшая женщина! — до последнего не увольняла, умоляла одуматься. А я в ответ со спайсов перешла на внутривенные “коктейли”: в моей жизни появился кавалер, с которым мы теперь “торчали” на пару, варили у него на квартире “винт” из спичек и чистящих средств. Приглашали приятелей. Им всем было чуть за тридцать, никто не работал. На “наркоте” некоторые сидели со средних классов школы.

Четыре месяца назад я забеременела. Внезапно. До этого был период в жизни, когда врачи сказали: тебе только чудо поможет. Я в это чудо с 24 лет верила, и все никак. Отчаялась, смирилась. А тут в 35... К этому времени я уже была насквозь больная — печень, сердце. Неудивительно, что случился выкидыш. Как я тогда рыдала! Мне казалось, этого малыша, который еще даже в человечка оформиться не успел, я убила собственными руками. И вот именно после той истории решила “завязать”. Сейчас прохожу годичный курс в реабилитационном центре. Сама, по собственному желанию. У родителей уже не осталось веры в меня, и я их не виню. Здесь много молодежи, я — самая старая наркоманка. Слушаю этих бедных детей и понимаю: до чего же мы слабые создания! Нет ни одной истории, когда подросток “подсел” на “дурь” из-за тяжелой болезни, смерти родителей. Нет, всем просто хотелось “чего-то нового” в жизни. Вот теперь живем с хроническими диагнозами, зато ощутившие эту “новизну” сполна...
Фраза “однократное употребление наркотиков не приводит к зависимости” — одно из самых опасных заблуждений, на которое повелись миллионы наркоманов. Статистика доказывает: одним разом дело почти никогда не ограничивается. Пройдет время, в жизни наступит сложная ситуация, человеку захочется заглушить переживания очередным психотропом. И так снова и снова. Круг замыкается, и вырваться из него под силу немногим
ТОЛЬКО ЦИФРЫ

В Беларуси под наблюдением врачей психиатров-наркологов в настоящее время находится более 15 тысяч пациентов, которые употребляют наркотические средства. По итогам прошлого года среди наблюдаемых медиками пациентов с наркоманией число лиц до 18 лет составило 5,2%, в возрасте от 19 до 25 лет — 27,1%, старше 30 лет — 44,3%.

konopelko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...