Идет эпоха возрождения

Священник восстановил в Миорском районе имение графа Костровицкого

Здесь, на красивом берегу Западной Двины, много веков подряд красовался дворец. Его судьба многогранна, как и история всей нашей страны. Итак, по приказу великого князя литовского и короля польского Сигизмунда в 1509 году дисненские земли дарованы полоцким боярам. Среди счастливчиков-новоселов тогда оказались Степан и Сафрон Дорошковичи. Как дальше развивались события и почему в наше время священник взялся за восстановление графского дома? С историей знаменитого имения знакомилась наш корреспондент.

Отец Геннадий и матушка Наталья в собственноручно восстановленной усадьбе

Убежище для  Адама  Мицкевича


Степан и Сафрон Дорошковичи первыми обустроили усадьбу вблизи Дисны. Господский дом стал зваться двором, а вокруг, как полагается, поселились дворовые люди. Так появилось село Дорожковичи. Похоже, со временем одна буковка изменилась. Мы входим во двор восстановленного имения. Местный краевед-историк Петр Богович показывает: вот здесь, справа, когда-то стояла капличка. Рядом — усыпальница, в которой хоронили знать. Дальше — огромный парк, за ним — сады... К сожалению, от былых плантаций почти ничего не осталось. Но все равно атмосфера старинного величия сохранилась. Вместе со старой плитой от усыпальницы, каменными столбами забора, останками стен конюшни… Территория как бы выгорожена по кругу — перед поездками тут разогревали лошадей.

Петр Владимирович, любуясь солнечно-желтым ковром на земле, щедро выстланным высоченными кленами, рассказывает:

— Первое упоминание об имении найдено в «Географическом словаре Королевства Польского и других славянских стран». Оно датировано 1882 годом. Но понятно, что к тому времени летопись графской усадьбы уже была весьма богатой. Так, в 1780 году имение Дорошковичей передано дворянину, заместителю полоцкого воеводы Михаилу Костровицкому. У него с женой Людвикой родились три сына — Михаил, Юзеф и Адам. Первый стал офицером царской армии, последний занимал пост хорунжия дисненского. Все Костровицкие — люди весьма просвещенные. В их усадьбе не единожды гостил Адам Мицкевич, скрываясь от российских властей. Он был другом Людвики. По преданиям, хозяева прятали его в капличке, а Адам писал там стихи.

 В 1863 году Костровицкие не остались равнодушными к восстанию под руководством Кастуся Калиновского. Они помогли мятежникам, дали им лошадей. За что и поплатились позже…

По рассказам краеведа, во время репрессий семьи Костровицких арестовали и выслали. Имение конфисковано в собственность Российской империи. Адам отправлен в Оренбург, Юзеф — в Сибирь. А Михаил во время бунта уже жил в Финляндии. Узнав, что его родные в опале, он благо-

разумно перебрался с семьей в Италию. Интересно, что корни классика французской поэзии Гийома Аполлинера находятся именно здесь, в Дорожковичах, где жили его прадед и дед. Он — внебрачный сын Анжелики, дочери того самого эмигранта Михаила Костровицкого.

 Ребенок  по  заказу


Гийом АПОЛЛИНЕР.
 В 1864 году имение перешло в частную собственность к крупному российскому чиновнику — действительному статскому советнику Петру Рихтеру. Пойменные луга, плодородные земли, близость к уездному городу — имение великолепно во всех отношениях. Петр Александрович и его супруга тут по-настоящему счастливы… Одна беда — нет наследников. На семейном совете жена согласилась с мужем — нужно пригласить в дом красивую девушку с хорошими физическими данными. Здоровую, румяную и неглупую. Пусть исполняет обязанности горничной и заодно родит советнику ребенка. Так и сделали. Пообещали фаворитке в будущем хорошую материальную поддержку, та и подарила барину дочку. Надежду и счастье Рихтеров, дрожайшую Нину Петровну, с младенчества баловали, как могли. Дали девочке хорошее барское образование. Пианино, холл из цветного паркета, оранжерея — малышка росла в комфортных условиях, имела все необходимое для учебы и развития. А потом очаровательную невесту в красивой усадьбе присмотрел Андриан Копылов — краевед-москвич и по совместительству юрист. Заночевал в барском имении да так и не смог отсюда уехать…


Бросил в итоге юноша Москву, получил в руки и жену, и наследство в виде добротной усадьбы. Детишек у Нины и Андриана родилось то ли пятеро, то ли семеро. В поместье росли цитрусовые, цвела оранжерея, радовали глаз дивные экзотические растения. Жили молодожены счастливо и очень уж полюбили их дворовые. Помещик отличался необычным демократическим характером. Скотина его работников стояла в барских хлевах, поля считались совместными, а после завершения полевых работ в Дорожковичах справляли дожинки. За одним столом на улице — и простые люди, и барская семья. А сам Андриан не считал праздник завершенным, пока лично не потанцует с каждой селянкой. Вместе с женой пел в церковном хоре, спонсировал приход, его дети учились в дисненской гимназии.

Увы, история красивой любви закончилась печально. В 1940 году в эти края прибыло НКВД. Всех, кто имел даже видимость связи с польской властью, вывозили. Под «зачистку» попал и Андриан Копылов. Говорят, его привязали к лодке и по воде тащили на другой берег… А жену и детей Андриана в память о «добром пане» спасли местные жители. Помогли перебраться в Польшу.

До основания мы  разрушим


Вскоре в селении Дорожковичи организовали колхоз «1 Мая». В барской усадьбе разместили контору, а во второй ее части поселили бедняков. Во время оккупации поместье понравилось немцам, и они сохранили сельхозпредприятие, которое поставляло их армии продовольствие. Вот только русского председателя сменили на голландского. После освобождения Беларуси колхозу вернули название

«1 Мая». Имение практически не пострадало во время войны, но стало приходить в упадок после нее из-за элементарной бесхозяйственности. Контору построили рядом, а в «панском доме» продолжали жить люди. Чтобы не ходить в лес за дровами, они разбирали опустевшую половину дома и таким образом обогревались. Графские сады вырубили под пахоту… Каменные изгороди и постройки вокруг имения и даже на кладбище разобрали, чтобы построить свинарник. Еще одно решение, повлиявшее на будущее села и усадьбы: центральную дорогу из Браслава в Полоцк, которая тут шла, сместили в сторону. Перенесли поближе к ней и центр хозяйства. Дорожковичи стали неперспективными.

В итоге к началу 1990-х годов на месте бывшей графской усадьбы Костровицких образовалась…свалка. Сюда со всей округи свозили мусор. Обратно грузовики загружались плодородной землей, и таким образом сельчане с окрестных деревень благоустраивали свои огороды.

Интерьер соответствует старине.

 Идея  протоиерея


Священник Геннадий Короневский — человек неординарный. Сначала восстановил церковь в Дисне, которую официально уже признали не подлежащей реконструкции. В середине 1990-х отец Геннадий и матушка Наталья задумались над строительством собственного дома. Геннадий Короневский к тому времени стал известным в районе фермером — выращивал хлеб, держал много скота, взял в аренду брошенный пятигектарный сад. Сан священнослужителя этому не мешал — физический труд, как сейчас отмечает батюшка, полезен каждому:

— В историю графской усадьбы я тогда еще особо не вникал. Прежде всего, понравилось место — над рекой, с большими кленами, липами, ясенями, вязами да лиственницами. Свалка, конечно, смущала. Но лиха беда начало. Взял участок и с Божьей помощью принялся за его очистку. На это ушло около трех лет. Еще больше десяти — на восстановление самой усадьбы. К тому времени я уже знал: это уникальный объект. А потому и хотел сделать все так, как в древности. По старым снимкам продумал новый проект. Оставил все, что сохранилось. Вот эта стена — почти полностью аутентична. Даже обсада на окнах старая. Смотрите, фундамент — стены были полутораметровой толщины! Это настоящая крепость. Подвал очень высокий, практически над землей — это чтобы Двина не подтапливала. Все так и сохранил…

Вместе с матушкой Натальей отец Геннадий водит меня по хоромам и как будто сам удивляется своему энтузиазму: давно мог жить в нормальных условиях, а вот же захотелось потратить, считай, 15 лет на практический экскурс в историю. Дом заполнен старинной утварью. Как в музее. Чего тут только нет! Десятки часов, старинная мебель, угольные утюги, самовары, жбаны, до сих пор работающий столетний патефон, мялки-прялки и другая утварь. Удивительные экспонаты собирал годами и даже десятилетиями. И потому дух старой усадьбы, ее атмосферу удалось сохранить. А кое-что и приумножить. Например, во дворе «живет»

собственноручно вырезанный отцом Геннадием из громадного дерева трехглавый змий. Рядом — сказочная избушка на ножках, где любит почивать в шезлонге сам хозяин. Чуть дальше — красивая скамейка-качели. В минутки отдыха здесь с удовольствием качаются матушка Наталья и всеобщий любимец — лабрадор по кличке Граф.

Идей у батюшки еще много, вот только времени на быстрое воплощение в жизнь не хватает. Но сегодня священнику достаточно того, что и местные, и приезжие люди стремятся в восстановленное его руками имение не столько из любопытства, сколько по зову души. Ведь знакомство с историей — благое дело.

begunova@sb.by

Фото автора

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости