Минск
+17 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

И жить торопятся, и чествовать спешат

О плохой литературе

Литературные антипремии за худшую книгу есть во многих странах. А почему бы и нам не последовать их примеру?


Что, нет у нас плохой литературы?


Есть, еще сколько! — может сказать каждый.


Тогда не надо закрывать на эту проблему глаза и думать, что все как–то само собой утрясется.


Уже столько сегодня расплодилось дурных текстов — и продолжают размножаться, как некая злокачественная опухоль. Нет, здесь не «прополка» нужна, а что–то более оперативное и радикальное. Благодушие и доброта со стороны писательского сообщества к такого рода «словесности» вселяют в авторов–«инвалидов» с их вывихами и зигзагами уверенность в их завтрашнем дне. Глядишь, повымирают последние ценители художественной красоты, и воцарится всеобщий греховный обман. А ведь начинается, на первый взгляд, все так невинно. Поглощаешь пустые книжки–однодневки день за днем, что–то вроде уличных пирожков с неизвестной начинкой. Особенно нетребовательна к таким подделкам молодежь, она быстро привыкает, проглатывает в спешке. Так незаметно начинается зависимость от суррогатных текстов.


И если книжные издательства традиционно отбирают в планы лучшее из представленных рукописей, затем их тщательно редактируют, корректируют, то самиздат не проходит никакого жесткого редакторского или экспертного контроля. Соответствующие и тиражи — до 100 экземпляров. На радость родным.


На последней минской книжной ярмарке директор  одного крупного книжного издательства Н. озвучила любопытный факт. Многие современные авторы приходят с уже изданными двумя–тремя книгами. На вопрос директора издательства: «Издаетесь ли вы в литературных журналах?» — авторы почти всегда отвечают: «Нет».


— И когда мы начинаем знакомиться с этими книгами, — продолжила директор издательства, — мы понимаем, почему их не публикуют журналы. Полная халтура...


И как бы ни ругали, ни критиковали сегодня литературных «толстяков» за неповоротливость и другие грехи, они остаются верны своим традициям: отбирают и знакомят читателей с лучшими образцами. Напечатали произведение автора, например, в журнале «Нёман» или «Маладосць», значит, твой рассказ, поэма, стихи прошли своеобразный тест на качество.


Были и двадцать, и тридцать лет назад слабые, посредственные с точки зрения художественности, идейности произведения, были и графоманы, и активная имитация, и аферизм от литературы. Все было, но это в большинстве случаев оставалось сугубо личным делом отдельных особ, имена которых так и остались неизвестными. Попробовали бы бездари сунуться со своими косноязычными рукописями к Василю Быкову,  например, тут же получили бы ответ и отказ.


Одну большую книгу коллективно не напишешь — дело писателя очень индивидуальное, одинокое и замкнутое. Там, где царит дух творчества, нет места и времени на мелкие интриги и лакейское раболепие. Много талантов не может быть по определению. Но кто подскажет, кто разберет ошибки и просчеты в плохих стихах, кто разъяснит начинающим, что строгая критика лучше сладкой похвалы? Разрушена система писательской преемственности, у начинающих нет почитания и уважения к старшему поколению, не принято в рабочем порядке обсуждать чужие ошибки. Прижилась одна парадная форма — презентации в библиотеке новых книг. Мизерным тиражом, в плохом полиграфическом исполнении и не замеченных широким кругом читателей. Но зато с большой помпой и даже оплаченным сообщением в неразборчивых СМИ, не говоря уже об интернете...


Так что это за эпидемия, охватившая многих людей, вдруг устремившихся в писательские ряды с одной целью — заполучить вожделенные корочки–удостоверения, путающих литературный труд с заработками нефтяных королей, плохо знающих историю родной литературы, слабо разбирающихся в современном литературном процессе?


В других отраслях и ведомствах существуют соответствующие строгие органы, стоящие на страже здоровья и безопасности жизни человека. Санэпидемстанция проверяет продукты в магазинах, госстройнадзор следит за качеством и стандартами на стройках, налоговые службы взыскательны к финансовым нарушениям, педагоги работают с детьми по специальным методикам. Как видим, все здесь нормально и под контролем. Уверена, пришло время учредителям республиканского конкурса добавить в положение новую номинацию, что-то вроде антипремии за самую худшую книгу. Думаю, это поубавит пыл  расплодившихся графоманов, сделает их смешными, несмотря на всякое «чествование»...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...