И зарплата маленькая, и отгулы зимой...

– Страшная эта профессия! — ошарашил меня в начале разговора главный агроном КУСХП «Ореховно» Ушачского района Артем БОЯРЕНОК. — Другой она мне представлялась, когда учился в Лужеснянском аграрном колледже. На лекциях говорили одно, а здесь, в хозяйстве, вижу совсем другое. Много старой техники, да и новая нередко ломается.

Что мешает молодым специалистам закрепиться на селе?

– Страшная эта профессия! — ошарашил меня в начале разговора главный агроном КУСХП «Ореховно» Ушачского района Артем БОЯРЕНОК. — Другой она мне представлялась, когда учился в Лужеснянском аграрном колледже. На лекциях говорили одно, а здесь, в хозяйстве, вижу совсем другое. Много старой техники, да и новая нередко ломается.

Артем Валерьевич вспомнил, как на весеннем севе застопорило посевной агрегат: вышла из строя электропроводка. Пришлось вызывать специалистов из сервисного центра. На ремонт ушел целый день. За это время можно было бы засеять зерновыми 30 гектаров. И такие поломки в хозяйстве случаются нередко. Все это не может не сказываться на сроках проведения полевых работ, на уровне урожая.

— А потом за все мне отвечай, — рассуждает главный агроном. — Оказывается, я во всем виноват: и что не вовремя что-то сделано, и что урожай не тот собрали, на который рассчитывали. Многое от меня требуют, но не все сразу, конечно, получается. Стыдно говорить, но в этом году вышло лишь по 17 центнеров зерна с гектара, а рассчитывали на 25. Сказалась засуха, но дело, конечно, не только в этом. Причин неуспехов много.

Неожиданностью для молодого агронома стало то, что в хозяйстве, по его словам, не хватает как минимум 5—6 механизаторов. Поэтому технику высокопроизводительно задействовать не всегда получается. А это, опять же, невыполнение полевых работ в оптимальные агротехнические сроки. В подтверждение сказанного Артем Бояренок привел убедительный пример. Весной не успели вовремя провести подкормку озимых зерновых. Нужно было внести азотные удобрения в стадии кущения растений, а приступили к этой работе лишь в период трубкования. Понятно, должного эффекта не получили.

Недоволен молодой специалист и тем, что нарушается в хозяйстве система севооборотов. В погоне за валом зерна, не «считаясь» с предшественниками, аграрии вынуждены сеять зерновые культуры по зерновым. Такая агрономическая «политика», вопреки устоявшимся законам земледелия, ни к чему хорошему не приводит. В «Ореховно», по словам собеседника, почти 60 процентов в структуре пашни — зерновые по зерновым. Разве дело?

С Артемом Бояренком мы обсуждали и другие проблемы становления молодого специалиста. Полтора года он проработал в хозяйстве агрономом, из них полгода — главным. Сейчас учится заочно в вузе. В «Ореховно» ему выделили отдельный трехкомнатный дом. Недавно Артем женился. Как говорится, созданы все условия для нормальной жизни. Что же касается успехов в работе, то здесь многое зависит от самого агронома. И все-таки, исходя из настроения Артема Валерьевича, я не мог не спросить у него:

— Вы надолго сюда приехали? Работать агрономом хотите или... появилось желание поменять профессию?

— Однозначно ответить не могу, — говорит Бояренок. — Агрономом работать трудно: с весны до зимы — ни выходных, ни отгулов. Приходится вкалывать без «передыха», с утра и до вечера. А я заядлый охотник, рыбак, грибник, ягодник... Да, отгулы за переработку нам дают, но... зимой. И зарплата у меня маленькая — полтора миллиона в месяц, чуть больше иногда. Но это со всеми доплатами как молодому специалисту.

В разговоре выяснилось: агроном не думал бы о смене профессии или о переезде в город, если бы переработку бухгалтерия оплачивала. Скажем, чтобы в итоге зарплата доходила до 2,5 миллиона рублей в месяц. А еще лучше, если бы сам агроном определял, сколько дней брать из отработки как выходные, а за сколько — получать денежную компенсацию. Пока что, согласно существующему в республике положению, оплачивается лишь 12 дней переработки в год, а набегает за это время более 50 дней. Остальные дни предоставляются работнику как отгулы, в менее напряженные периоды года.

Мысли Артема Бояренка во многом созвучны с мнениями руководителей и специалистов хозяйств, с которыми мне доводилось беседовать в разных районах. Чаще всего именно переработка отпугивает молодых людей от выбранной профессии. После напряженного дня хочется больше внимания уделить себе, отдохнуть «как все», с пользой провести свободное время.

Как же быть? Где найти разумное решение? Дояркам в этом смысле попроще — у них есть подменные. А почему бы и специалистам не иметь замену? В районе этот вопрос решить не могут, от местных властей здесь практически ничего не зависит.

— Все дело в том, что в некоторых наших хозяйствах есть вакансии — и агрономов, и инженеров, и ветврачей, и зоотехников, а работать... некому, — говорит начальник Ушачского райсельхозпрода Александр Войтенков. — Поэтому там, где не хватает специалистов, приходится сегодня кому-то работать «за двоих». И тут уж о предоставлении выходных, скажем, во время сева или уборочной речи быть не может. Другое дело, если бы в хозяйствах были заполнены все свободные должности... А вообще-то, хотелось бы иметь постановление Правительства, которое позволило бы руководителям на местах самим решать — то ли оплачивать в полном объеме специалистам сельского хозяйства эту самую переработку, то ли предоставлять отгулы.

Александр ГРАДЮШКО, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости