И я в нее с детства влюблен, как в этот малиновый звон

МНОГИЕ из его коллег и односельчан говорят, что какая-то мистика есть в том, что руководитель филиала «Хотово» ОАО «Агрокомбинат «Дзержинский» Дмитрий ДУДАРЕВИЧ покинул сей мир после старого Нового года, в воскресенье, 15 января, в один из немногих своих выходных. С утра сходил в магазин, управился по хозяйству, успел приготовить супруге завтрак и только потом пожаловался на боль в груди. В этом весь Дмитрий Владимирович — сначала думать о других, а уж потом — о себе. Агрогородок Шашки в Столбцовском районе никогда не видел такой траурной процессии, которая растянулась на сотни метров. Местное кладбище не смогло вместить сразу всех желающих попрощаться с Дмитрием Дударевичем. Со всех уголков республики приехали единомышленники, друзья и знакомые. За десятки километров в мороз, под порывами начинавшейся вьюги, шли и ехали в Шашки земляки, даже те, с кем Дмитрий Владимирович ни разу не встречался, но которые наслышаны о его добрых делах. Меньше месяца он не дожил до своего 59-летия. Ушел из жизни, оставив множество задумок и планов. А еще мечту — побывать на свадьбе у внучат. Впрочем, мне лучше оставить монолог у кладбищенской ограды. Справедливо, если будут говорить люди, которые знали Дмитрия Дударевича гораздо лучше.

Люди, увы, уходят — их дела, их аура, их наследие остаются. Эта древняя как мир истина полностью применима к Дмитрию Дударевичу...

МНОГИЕ из его коллег и односельчан говорят, что какая-то мистика есть в том, что руководитель филиала «Хотово» ОАО «Агрокомбинат «Дзержинский» Дмитрий ДУДАРЕВИЧ покинул сей мир после старого Нового года, в воскресенье, 15 января, в один из немногих своих выходных. С утра сходил в магазин, управился по хозяйству, успел приготовить супруге завтрак и только потом пожаловался на боль в груди. В этом весь Дмитрий Владимирович — сначала думать о других, а уж потом — о себе. Агрогородок Шашки в Столбцовском районе никогда не видел такой траурной процессии, которая растянулась на сотни метров. Местное кладбище не смогло вместить сразу всех желающих попрощаться с Дмитрием Дударевичем. Со всех уголков республики приехали единомышленники, друзья и знакомые. За десятки километров в мороз, под порывами начинавшейся вьюги, шли и ехали в Шашки земляки, даже те, с кем Дмитрий Владимирович ни разу не встречался, но которые наслышаны о его добрых делах. Меньше месяца он не дожил до своего 59-летия. Ушел из жизни, оставив множество задумок и планов. А еще мечту — побывать на свадьбе у внучат. Впрочем, мне лучше оставить монолог у кладбищенской ограды. Справедливо, если будут говорить люди, которые знали Дмитрия Дударевича гораздо лучше.

У большого человека — большое сердце

Николай ПАРХИМОВИЧ стал первым председателем Столбцовского райисполкома, когда формировалась президентская «вертикаль» в 1995 году и руководил районом на протяжении девяти лет:

— Биография многое говорит о человеке. А познакомились мы в колхозе «Красное знамя», где Дмитрий работал бригадиром. Затем он главный агроном в колхозе имени Пушкина, заместитель председателя хозяйства «Красный Октябрь» и председатель колхоза имени Суворова. Просто горел на работе, как и его родители. Мать с «маленства» в сельском хозяйстве, отец — бригадир на пилораме. Я помню: мог бы просто руководить, ан нет,  лом в руки — и бревна катает. А здоровье не аховое. Вот такое воспитание получил Дмитрий.

По натуре он был человек общительный и очень активный. Мог зажечь любого и ко всем имел подход. Не забуду случай, когда у нас на сельхозработах были студенты мединститута. Приезжает прямо на поле и говорит: девчата, парни, вечером — обязательно в клуб на танцы. Мол, музыка — лучший отдых для молодежи.

Но непримирим был ни к своим, ни к чужим недостаткам, за все переживал, даже за потерянное зернышко на поле соседа. Как же сердце могло выдержать, если оно, как губка, все впитывало! У большого человека — а комплекции он был солидной — и сердце большое. Готов был в любой момент подставить плечо.

Вспоминается, когда только пришел на работу, начал проводить районные мероприятия в форме «огонька» в столовой воинской части в Деревной. После краткой вступительной речи каждому слово давали, сувениры вручали, и все в непринужденной обстановке.

Когда доходила очередь Дмитрию Владимировичу слово сказать, он нередко начинал… с песни. А песни были наши, крестьянские: «Лён», «Выходил на поля молодой агроном», «Ой ты рожь, золотая рожь» и другие популярные в те годы. Стало своеобразной традицией на всех официальных и неофициальных мероприятиях, как только ему слово — «Дима, песню давай!». А самая любимая — «Малиновый звон». Как возьмет в руки гитару, все замолкали, гитара вместе со звонким, чистым голосом, казалось, сама пела. И сам он был чистый и честный во всех отношениях. Говорил: жене и партии не изменяю.

«Не умел Владимирович по живому резать...»

«Хорошему человеку и Бог многое дает», — любят повторять на селе. Отмерил семейного счастья и Дмитрию Владимировичу Дударевичу. Супруга Тамара Николаевна подарила ему сразу двух чудесных девочек — двойняшек Наташу и Ольгу, и наследника — сына Александра. Разлетелись уже птенцы из родового гнезда, но родителей чтут, почти каждые выходные собираются вместе.

А свою жену Тамару Николаевну он, по словам председателя Шашковского сельисполкома Светланы ЯКОВЛЕВОЙ, готов был носить на руках:

— Она трудится у нас начальником местного почтового отделения. До работы недалеко, метров 300—400, но всегда говорил: я тебя подвезу. Ноги у нее побаливают, вот и беспокоился, как и за всех детей.

Кстати, благодаря Светлане Ростиславовне, мне удалось познакомиться со многими односельчанами, друзьями и коллегами Дмитрия Владимировича. Да и сама она благодарна за помощь, которая понадобилась в тяжелое для семьи время.

— Осталась без работы, сам приехал и предложил. Разве такое забывается, — сквозь слезы говорит она.

Открытые для разговора и щедрые душой люди в белорусской деревне. Узнал, что особые человеческие нити связывали Дмитрия Дударевича с заместителем директора местной средней школы Светланой СОБОЛЕВСКОЙ.

— Как же, он мой сват, а я была классной руководительницей его девочек,— добавляет педагог. — Самая яркая черта Дмитрия Владимировича — мудрость. Это мудрость человека, мудрость отца и мужа, мудрость руководителя. Его уход почувствовали все. Он был в силах сделать еще многое.

— В свое время наша школа благодаря Дударе- вичу прославилась на весь Советский Союз, — узнаю интереснейший факт от директора Ирины КОЛЕСЕНЬ. — В конце 80-х сделали с помощью хозяйства капитальный ремонт, благоустроили территорию, посадили сад, даже трактор получили. Учебное заведение из белорусской глубинки было признано лучшим среди сельских школ всей тогда огромной нашей страны. И не случайно многие выпускники связали свою жизнь именно с сельским хозяйством. Значит, наш совместный труд даром не пропал, и Дмитрий Владимирович по праву этим гордился.

Агрономом бригады Михаил СУРКО начинал в колхозе имени Суворова и знавал своего руководителя не только по производственным делам, но и по истинно мужскому пристрастию — охоте.

— Председателем Владимирович был обстоятельным, — говорит он. — Когда пришел в хозяйство после Романа Яковлевича Рылика, не поменял ни одного из специалистов, сохранил коллектив. Просто не умел по живому резать, а с каждым находил общий язык. Говорил, вижу, не ленивый он, а если что-то не получается, попробуем на другом месте. Поэтому и трудились мы на совесть на наших бедных почвах, более центнера собирали на каждый балло-гектар. Фермы строил и мастерские, мехдвор полностью обновил.

— И охотник был отменный, — продолжает Михаил Сурко. — Зверья в наших угодьях немало, но не браконьерничал, хотя в то время мог позволить себе пойти в лес и без лицензии. Лишнее не разрешал, да и другим не давал. Говорил, уйду на пенсию, большой сад выращу, пчел заведу ульев на 60, да и буду каждый день ходить на пасеку, как на работу. Он с пчелами общался даже без сетки. Обожаю, признавался, их запах, ловкие движения, люблю их смотреть и слушать. Да и пчелы отвечали тем же. Благородный труд.

«Земля наша, государственная, и пустовать не должна»

Со многими мне довелось повидаться и познакомиться буквально за день. Помню искренние слова Ирины ПОЗНЯК, бывшего главного диспетчера колхоза имени Суворова, которому Дмитрий Дударевич отдал 17 лет. Запомню и доброжелательность бухгалтера Станиславы ВОЛОДЬКО, других интереснейших людей Принеманского края.

Земляк Дмитрия Владимировича и нынешний председатель Столбцовского райисполкома Владимир МИСЬКО вот что сказал мне:

— Я родом из Залужья, он из Саваней, шесть километров расстояние. Дмитрий Владимирович на 5 лет постарше, но в свое время на танцы в Горки в Дом культуры ходили вместе. Да и деревнями дружили. Против нас никто не мог устоять, уважали. А как Дмитрий играл на электрогитаре! Человек он был порядочный и доступный. Может быть, немного мягковат для руководителя, на то и большое сердце. Но проблем с подчиненными никогда не было. А еще никогда не забуду его слова: «Земля — она наша, государственная, и пустовать не должна». К сожалению, сегодня у нас иногда требовательность подменяется грубостью, а принципиальность хамством. Дмитрий же был глубоко отзывчивым и, я бы сказал, радостным человеком. Он знал каждого, от мала до велика, и в этом его сила. Когда перешел в филиал агрокомбината «Дзержинский», мы продолжали частенько встречаться, знаю, что своим принципам он не изменил.

Эти слова полностью поддерживает водитель Дмитрия Дударевича Владимир ПОЗНЯК, с которым он работал без малого четверть века:

— Куда он —  туда и я, не расставались. Занять должность руководителя филиала семь лет назад, думаю, предложил ему Семен Борисович Шапиро, который возглавлял в то время агрокомбинат «Дзержинский», а ныне председатель Гродненского облисполкома. Он, кстати, тоже приехал проводить в последний путь Дмитрия Дударевича. Знаю, они дружили, да и попробовать новое дело Дмитрию Владимировичу хотелось. Многое успел сделать на новом поприще. И вот такая утрата. Это настоящий человек, от земли, может, поэтому она его так рано и забрала. А в напоминание потомкам осталась еще и церковь, возведенная с его помощью.

НА ПОДВОРЬЕ Дмитрия Дударевича в агрогородке Шашки лежат недавно привезенные бревна и доски для летней беседки. Не успел возвести ее для внучат. Но я уверен: строение станет на свое место, и здесь вновь прозвучит «Малиновый звон» — в память о муже, отце, дедушке и просто о Человеке.

Александр ШЕВКО, «БН»

Шашки—Столбцы—Минск

Фото из семейного архива Дударевичей

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости