И все-таки куда делся снег?

Привычного каскада премьер к финалу года не наблюдалось

Привычного каскада премьер к финалу календарного года что-то не наблюдалось

Театры все рождественские и новогодние праздники развлекали утренниками, елочными представлениями, танцевально-певческими программами. У актеров — веселая январская напряженка.

Все давно заучено и отрепетировано: поведение морозных Дедов и нежнотающих Снегурочек. Немногочисленные детские спектакли во взрослых театрах заиграны до дыр, и кажется, что все юное население Минска их уже пересмотрело.

Только в театре юного зрителя премьера — «Куды падзеўся снег?». Проблема не просто актуальная и современная. Можно сказать, вопрос поставлен глобальный.

Среди привычных и загипсованных в памяти штампов новогодних представлений обнаружить что-то свеженькое очень проблематично. Пестрые яркие костюмы с изобилием блесток. Множество цветных мигающих огней. Веселье иногда искреннее, иногда вымученное, потому что случается порой по три спектакля в день.

Если учесть, что все это началось в последнюю декаду декабря и продолжается до середины января, то вызывает восторг лишь у тех, кто видит все это впервые. Сами же исполнители работают фактически на автопилоте. Некоторые дети, особенно подростки, вяло реагируют на призывы встать в круг и хлопать в ладошки.

Коммуникабельность возникает при неожиданностях, незапрограммированном действии. Или когда идет снег…

По этой причине манящее название тюзовской премьеры «Куды падзеўся снег?» особенно привлекательно в дождливую январскую погоду. А тут еще и соблазнительная расшифровка — «новогодний детектив».

Сказку придумала русская писательница Ксения Драгунская. Режиссером стала актриса театра Анна Козлова. Художник, постановщик пластики и исполнители — опытные, надежные, хорошо проверенные. Все должно работать на хорошую зимнюю погоду со снегом, игрой в снежки, катанием на лыжах и коньках. Но снега, увы, нет в сказочном театральном городе и за стенами театра. Деду Морозу жарко в искусственной бороде и теплой шубе. Лыжи не скользят по линолеуму. Ватные снежки не рассыпаются в водяные брызги. Девочка по имени Ай не может распутать тайну исчезнувшего праздника.

Маленьким зрителям внушают, что кто-то где-то почему-то виноват. Его надо наказать. Железное чудище на глазах распадается. Все должны этому радоваться, но про что эта история — ни взрослые, ни дети до конца и не поняли.

Мне думается, некорректно делать серьезный критический анализ нового спектакля, который рассчитан на короткую жизнь, очень скромен по финансовым затратам, непритязателен по художественным открытиям. Хочется искренне посочувствовать хорошему детскому театру, который несколько лет трудится в режиме гастарбайтера или беженца, попавшего во временные неблагоприятные условия. Временное становится постоянным, как зима без снега. Однако вместе с временной ситуацией может поменяться творческий дух театрального коллектива. А что еще опаснее, может исчезнуть ощущение прекрасного праздника, который дарит сцена своим маленьким зрителям. И они начнут искать его в своих планшетах, компьютерах и мобильных телефонах.

Эти невеселые новогодние театральные впечатления хочется развеять цитатой из тюзовской программки: «На каждую страшилку обязательно найдется храбрец». И пусть это будет не восточный принц (как в только что рассказанной истории), а наш человек, влюбленный в театр и понимающий, что детей надо, действительно, с пятилетнего возраста учить сказку делать былью и дарить им новый, неожиданный качественный праздник, что запомнится навсегда.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...