Минск
+16 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Назад в прошлое: как белорусские и российские археологи проливают свет на древние находки

И вот что нам открылось

История – это наука, в которой нет территориальных границ. И какие бы древние кроссворды ни пытался разгадать человек, без скрупулезного анализа, сравнения и сопоставления мировых исторических открытий не обойтись. Полоцк – самый древний город Беларуси и один из древнейших городов Восточной Европы. Многие его тайны до сих пор остаются неразгаданными. Какие открытия уже сделаны на полоцкой земле белорусскими и российскими археологами, чем памятники местной архитектуры так привлекают зарубежных специалистов и что за технологии позволили сохранить обнаруженные здесь старинные фрески? Ответы на эти и другие вопросы в Полоцке искала корреспондент «Р».

Археологи установили: Спасо-Преображенский храм был значительно большим по размеру. Сейчас на месте бывших галерей идут раскопки

Загадки старых стен

…Мы идем по двору почитаемого сегодня во всем мире Спасо-Евфросиниевского монастыря. Мой экскурсовод — преподаватель кафедры истории и туризма Полоцкого госуниверситета Алексей Коц. Археологией Алексей Леонидович начал заниматься около 15 лет назад, еще в свои школьные времена. Твердо убежден:

— Жить на полоцкой земле и не знать ее историю — это кощунственно. Но если ты понимаешь, что можешь не только детально познакомиться с уже известными фактами, а еще и внести свою лепту в восстановление утерянных страниц древней летописи, ощущаешь прилив творческих сил, неиссякаемую жажду поиска. Вот эта жажда мною теперь и движет, — улыбается преподаватель, который уже успел заинтересовать раскопками десятки своих студентов. 

Антрополог Ольга ЕМЕЛЬЯНЧИК: любая находка — это возможность добавить к истории полоцкой земли пару новых строчек.

В монастырь мы заглянули не случайно. В последние годы к Спасо-Преображенскому храму, находящемуся на его территории, приковано внимание светил белорусской и российской археологии. Почему?

— В Полоцке десять храмов, — рассказывает Алексей Коц. — Но так получилось, что неизученным остался один. И в 2015 году, когда здесь шла подготовка проекта реставрационных работ, нас попросили провести исследования. Задача — определить глубину залегания фундамента, сохранность нижней части стен. Кто знал, что мы тем самым дадим старт большой и важной научной работе и столкнемся с необычными для истории находками? 

Итак, работать предстояло практически вслепую, особого опыта у полоцких археологов в этом направлении не было. Поэтому приняли решение в качестве консультантов пригласить специалистов по архитектурной археологии из питерского Эрмитажа. 

— Была еще возможность задействовать коллег из Киева, но мы сделали выбор в пользу Санкт-Петербурга, — акцентирует внимание полоцкий историк. — Ведь еще в советское время именно в тогдашнем Ленинграде образовалась своя мощная школа археологии. Ее ученые вплотную занимались памятниками древнерусской архитектуры в Новгороде, Пскове, Ростове, Чернигове, том же Киеве. Тогда это было единое культурное пространство. В храмах этих городов, бесспорно, много общего, но каждый из них по-своему уникален. Вот только никто не думал, что история полоцкой Спасо-Преображенской церкви таит в себе множество необычайных открытий.

Неизученная жемчужина

Как это ни удивительно с исторической точки зрения, но раскопки вокруг Спасо-Преображенского храма до 2015 года практически не проводились. Поэтому и у обывателей, и у историков сложилось однозначное мнение — церковь сохранилась до наших дней с момента возведения. Но увы… Чем дальше копали археологи, тем быстрее развеивался миф. После проведения первого этапа земляных исследовательских работ ученые уже имели все основания предполагать: храм изначально был намного больших размеров. С севера и юга его, оказывается, окружали галереи. А с запада, со стороны входа, находился экзонартекс — внешний вестибюль. К этому вестибюлю был пристроен притвор. Получается, что замысел Евфросинии Полоцкой был намного грандиознее, чем мы привыкли думать. Алексей Коц высказывает вполне обоснованное предположение о том, каким образом храм оказался видоизмененным:

— Судя по всему, во второй половине XVII века здание пережило пожар. После него галереи остались без кровли. В ходе естественного разрушения от осадков пристройки обветшали. Потом при ремонте строители демонтировали ненадежные конструкции и оставили лишь центральную часть храма. Она-то и дожила до наших дней. А когда в ходе совместной белорусско-российской экспедиции и раскопок, где россияне исполняли роль консультантов, нам удалось установить истину, все были удивлены. Научный интерес российских ученых тоже расширился, ведь, по сути, этот храм во многом ломает устоявшиеся стереотипы, сложившиеся в вопросах архитектурной археологии Древней Руси.

В лаборатории тщательно изучают найденные при раскопках артефакты

С тех пор в Полоцке регулярно вместе с коллегами работают заведующий сектором архитектурной археологии Эрмитажа Евгений Торшин (он является специалистом по полоцкой, смоленской школам зодчества) и архитектор Петр Зыков. 

Храм под храмом 

Итак, сначала ученые установили: размеры Спасо-Преображенского храма, в котором размещалась и келья самой Евфросинии Полоцкой, были значительно больше, чем считалось на протяжении многих веков. Фундамент под стены обустраивался без применения вяжущих материалов — исключительно из камней, которые самостоятельно прессовались весом постройки. Второе открытие удивило не меньше — оказывается, под самим храмом был еще один храм. В трех-четырех метрах от ныне существующих стен в юго-западном направлении под частью несохранившейся галереи археологи обнаружили подземное помещение. 

— Подобных археологических находок не было нигде — от Риги до Москвы и от Ладоги до Киева, — утверждают в Полоцком госуниверситете. — На территории всей Восточной Европы не зарегистрировано подобных примеров и аналогов. Греческий, болгарский след? Вряд ли.

Территория Спасо-Евфросиниевского монастыря продолжает преподносить сюрпризы исследователям

Так откуда же зодчий взял идею? Быть может, ее подсказала сама Евфросиния, увидевшая где-то нечто подобное? Эта загадка пока не разгадана. Да, в Киево-Печерской лавре есть подземные помещения, но там их вырубали в скалах. А у нас — земля. Что значительно сложнее. Итак, в XII веке подземный храм Спасо-Преображенской церкви уходил вглубь на 2 метра. Сейчас его остатки размещаются на трехметровой глубине. Ученые озвучивают одну из наиболее вероятных концепций появления столь необычного в те времена проекта: Евфросиния строила подземный храм как усыпальницу для своего отца — князя Святослава. Для исключительного и очень дорогого в жизни Евфросинии Полоцкой человека был выбран и исключительный способ захоронения? В пользу этой версии говорит обнаруженная в стене ниша для погребения. Но самого погребения, увы, здесь не нашли. Возможно, князь был позже перезахоронен.


Уникальная находка — кирпич с чертежом храма, сделанный умелой рукой древнего зодчего.

Здесь же, в подземном храме, во время раскопок были обнаружены две актовые печати основательницы монастыря. Одну из них нашли в шурфе с южной стороны храма. Это кусочек свинца с оттиском, который подвешивался на шнурке к свитку.  Данная находка — очень важное открытие, отмечают белорусские и российские ученые. Это единственная в истории печать, на которой четко читается имя Евфросиния. А еще тут же обнаружили два фрагмента иконки святого Георгия — покровителя князя Святослава. Сделана иконка из неместного материала — особого камня. А ее необычность в том, что, вопреки тогдашним древнерусским традициям, святой Георгий изображен здесь не в полный рост, а наполовину. Тут же археологи откопали и три фрагмента хороса — церковного светильника со множеством свечей. Он был сделан из бронзы, витиеватой формы. Все вышеупомянутые реликвии историки теперь трактуют как косвенное подтверждение версии о подземном храме — усыпальнице для князя.

Ну а версию о пожаре бывших галерей подтверждают найденные археологами оплавленные свинцовые листы кровельного полотна. Один из них целый. Из таких листов в XII веке обустраивали кровли всех храмов на Руси. Это тоже уникальная находка. 

Тайны древних фресок

…В специальном помещении — множество ящичков с кусочками штукатурки. Непонятные разводы и краски. На взгляд дилетанта — обычный строительный мусор. А археологи собирают по крупицам эти кусочки и трясутся над каждым из них. Оказывается, это древние фрески, им примерно 800 лет. Уникальный сбор фресковой живописи был обнаружен на месте раскопок старых галерей Спасо-Преображенского храма. Галереи разрушались, штукатурка с росписью осыпалась. Удивительно, но кусочки с фресками хорошо сохранились. И теперь археологи прощупывают каждую горстку земли. Отдельные фрагменты величиной с ладонь, но большинство мелкие, до спичечной головки. В Беларуси впервые столкнулись с такой находкой, а вот в России уже была отработана технология обработки фресок, из которых можно склеить целые полотна живописи. Алексей Коц рассказывает:

— Мы обратились за помощью к российским коллегам. Объем-то огромный. В 2017 году у нас было около 10 тысяч фрагментов, в прошлом — около 15 тысяч, не меньше и в нынешнем. Специалист по реставрации из Новгорода Татьяна Федоренко приехала по нашему приглашению и познакомила с технологией подготовки, обработки и хранения фресок. А представитель Русского музея из Санкт-Петербурга Карина Чарикова из отдельных фрагментов фресок вместе с нашими ребятами даже собрала общие полотна. Процедура скрупулезная, но очень перспективная. Такой коллекции, напоминаю, больше нигде нет в Беларуси. Так что в ближайшие годы археологические раскопки у стен Спасо-Преображенского храма будут продолжены.

Здесь из древних, чудом сохранившихся фресок пытаются собрать целые полотна старинной живописи

Генералы в саркофаге?

При проведении раскопок на территории Спасо-Евфросиниевского монастыря много научных открытий сделали белорусские и российские антропологи. Полоцкий госуниверситет заключил договор с московским институтом этнологии и антропологии. Он действует уже около 10 лет. Работают по совместным научным проектам. Благодаря археологам в Полоцке создана уникальная коллекция скелетных материалов — с эпохи Средневековья до наших времен. Антрополог ПГУ Ольга Емельянчик озвучивает главные выводы: 

— В Средневековье люди были более высокими, чем в XVII—XVIII веках. В XIX веке акселерация опять подтолкнула — после заметного снижения средний рост народонаселения вновь увеличился. Вообще-то, это циклический процесс. А наша коллекция привлекает российских специалистов, которые периодически приезжают в Полоцк в рамках не только совместных, но и своих личных научно-исследовательских планов. По костям человека можно сказать очень многое: к какой расе принадлежал, чем болел, как питался, от чего умер. В целом это помогает восстановить утраченные странички истории, открыть новые. Например, в прошлом году мы обнаружили череп мужчины, погибшего, скорее всего, в XVII веке. Несколько проникающих отверстий на затылке плюс рубленая рана. Понятно, что стреляли из лука или арбалета вдогонку, а потом добивали саблей. Значит, в то время здесь были боевые действия. Существовало мнение, что на территории монастыря хоронили монахинь и монахов. Но в ходе раскопок версия не подтвердилась — здесь было обычное гражданское кладбище. Так же как и при исследовании крипт Спасо-Преображенского храма пришлось отказаться от версии о захороненных там якобы исключительно генералах иезуитского ордена. Только в одной камере-саркофаге были обнаружены останки 6 пожилых мужчин, бережно завернутые в покрывала с серебряной нитью. Эти люди явно отличаются от местного населения, что позволило сделать предположение — возможно, это и есть приезжие руководители ордена. Остальные захоронения ничем не выделяются. Раскопки на полоцком городище, в древнейшей части города, позволили говорить, что первое поселение здесь образовалось еще в II веке до нашей эры. Большое количество дорогих на то время украшений свидетельствовало о том, что позже там селились представители социальной верхушки. Литовские и российские антропологи подтвердили также диагноз, поставленный при исследовании скелета молодой женщины, умершей 2 века назад, — третичный сифилис.

Обычно такие болезни появлялись после длительных военных походов. Сейчас в Литве и Украине отрабатываются новые методики для проведения микроэлементных исследований костей, эмали зубов — надеемся наладить деловые отношения с коллегами из этих стран. На общее благо в интересах науки  еще многое предстоит изучить… 

Кирпич из XII века

На возвышении к северо-востоку всего в нескольких десятках метров от Спасо-Преображенского храма красивая полянка. С первого взгляда даже не подумаешь, что это — огромное поле для научной деятельности и белорусских, и российских ученых. Много веков назад здесь был храм-усыпальница. Об этом знали, но историческое место также не было детально изучено археологами. 

Правда, в 1980-х годах здесь работали исследователи-реконструкторы. Вот только ни четких границ храма, ни его привязки к местности определить в то время не смогли. Новые раскопки начались три года назад. Современные технологии позволили сделать максимум возможного — с помощью российских специалистов ученые Полоцкого госуниверситета и Института истории НАН установили через спутник географические координаты древнего объекта. В раскопках участвовала экспедиция из питерского Эрмитажа. Итог? Совместными силами ученые-историки смогли подкорректировать выводы археологов, работавших на месте почти 40 лет назад. 

Итак, в научных трудах появилась совершенно новая карта-схема храма-усыпальницы. Получается, что внешне он был даже более богат, чем Спасо-Преображенская церковь. Пол здесь выложен из керамических плиток, покрытых глазурью. Обнаруженные при раскопках кусочки стеклянной смальты говорили о богатстве мозаичных икон и роскоши украшения стен. Здесь же археологи нашли таранное копье XVII—XVIII веков, а также монеты XVI—XVII веков. В ходе исследований подтвердилось наличие западного притвора, но до конца архитектурный облик храма разгадать, возможно, так и не удалось бы. Если бы не грандиозное открытие в виде обнаруженного старого кирпича… 

Эту историческую реликвию, дошедшую до наших времен через 8 с лишним столетий, трудно переоценить. Небольшой камушек, который сейчас бережно хранится в полоцком музее, стал настоящей сенсацией в области архитектурной археологии. Впервые за всю историю изучения архитектуры Древней Руси в руках ученых оказался настоящий профессиональный архитектурный чертеж. Не рисунок, нет — чертеж. Рука опытного зодчего в пропорциях один к шестидесяти от обычного размера чертежа набросала на свежем и еще не обожженном кирпиче план храма-усыпальницы. Приложив его к сегодняшней еще не завершенной предполагаемой карте-схеме храма, ученые были шокированы: их план и чертеж древнего зодчего совпадали, дополняя друг друга! Главное — стало понятно, какой была восточная часть здания, ведь определить ее внешний вид путем раскопок было невозможно. 

В ближайшее время белорусские ученые с участием российских коллег планируют продолжить археологические исследования Спасо-Преображенской церкви, храма-усыпальницы и других памятников архитектуры полоцкой школы зодчества. 

КОМПЕТЕНТНО


Евгений Торшин, заведующий сектором архитектурной археологии Государственного Эрмитажа (Россия):

— История Полоцка имеет значение не только для Беларуси, но и для истории Древней Руси, Восточной Европы, истории европейской культуры вообще. Спасо-Преображенский храм отличается неординарными решениями в области архитектуры, и аналогов ему нет нигде. Это явный признак индивидуальности мастера, который руководил строительством и выполнением тех задач, которые были поставлены перед ним заказчицей — преподобной Евфросинией. И хотя здесь можно встретить черты византийской, киевской архитектур, в этом храме все так индивидуально воссоединилось между собой, что его справедливо считают шедевром мирового зодчества.

ОФИЦИАЛЬНО


Денис Дук, доктор исторических наук, профессор, ректор Могилевского госуниверситета имени А.А. Кулешова:

— Как научный руководитель, я курирую совместную работу белорусских и российских археологов на полоцкой земле. Стоит отметить, что историки двух стран плодотворно работают по изучению памятников древнерусской архитектуры именно благодаря взаимовыгодной дополняемости друг друга. У специалистов обеих стран есть свой опыт, свои методики, свои наработки, без которых не обойтись в ходе научных межгосударственных экспедиций. Такое плотное сотрудничество выливается в соавторство научных работ, проведение совместных конференций и симпозиумов, выработку общих планов по проведению археологических раскопок в будущем, изучению памятников архитектуры и исследованию обнаруженных при этом артефактов. Как пример — на следующей неделе в Полоцке стартует научная конференция, посвященная истории, живописи, архитектуре и климатическим условиям Свято-Преображенского храма. В ней будут принимать участие ведущие специалисты как Беларуси, так и России.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...