И ты, брют?..

Министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер заявил, что кризис вокруг иранского ядерного досье вынуждает международное сообщество готовиться к «худшему», то есть к «войне»...
Министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер заявил, что кризис вокруг иранского ядерного досье вынуждает международное сообщество готовиться к «худшему», то есть к «войне»... Достаточно резкое и неожиданное заявление. Ведь Евросоюз всегда отличался взвешенной и осторожной политикой в этом регионе. Не в последнюю очередь в силу вполне определенных деловых интересов...

Впрочем, пока Бернар Кушнер говорит о продолжении переговоров с Тегераном и одновременно возможном ужесточении санкций. «Мы уже попросили некоторые наши крупные компании не вести деловые операции в Иране. Я надеюсь, что к нашей просьбе отнеслись с пониманием и мы не единственные, кто так поступает», — сказал Кушнер.

...Что получится из этих советов, пока неясно. Я не думаю, что крупные компании побегут в Елисейский дворец консультироваться, как им свернуть прибыльный бизнес в ключевом для Евросоюза регионе. Пока мы наблюдаем прямо противоположную картину. Весь деловой истеблишмент, ну если не весь, то самый информированный, бегает сегодня за сыном Муамара Каддафи Сейф аль–Исламом, чтобы заключить с ним контракты на крупнейшие проекты в Ливии. Стране, которую вчера называли и «осью зла», и «изгоем». Сегодня крупные европейские компании становятся в очередь на деловые переговоры с ней. Пока Сейф аль–Ислам раскрыл подробности сделки о строительстве в Ливии крупного ядерного реактора, который принесет Франции несколько миллиардов евро.

Согласно договоренностям президента Франции Николя Саркози и ливийского лидера Муамара Каддафи реактор будет построен французской компанией Areva. Несмотря на волну протестов, вплоть до того, что антиядерный комитет Франции обвинил президента в содействии Ливии в создании ядерного оружия... Этот пример особенно ярко показывает, что перемена политической погоды зависит от перспектив делового климата...

Вот и иранский президент Махмуд Ахмадинежад спокойно отреагировал на угрозы: «Они (Запад) говорят о введении санкций. Но они не в состоянии это сделать».

Действительно, согласятся ли крупные французские, а также германские, британские и прочие панъевропейские компании, которые и определяют курс Евросоюза на Ближнем Востоке, поменять своих иранских компаньонов на сомнительную политическую кампанию? Это самый главный вопрос, на который пока нет ответа. И, кстати, насчет рекомендаций правительства... Как–то они не увязываются с известной фразой «Бизнес и ничего личного», которую так любят повторять европейские политики... Во всяком случае, когда я однажды спросила французского посла, содействует ли посольство приходу парижских, лионских etc. фирм на белорусский рынок, мне было отвечено, что они принимают свое решение самостоятельно и бизнесом во Франции никто не управляет...

Возвращаясь к заявлению министра иностранных дел Франции. При всей его туманности совершенно очевидно одно: пришедший на смену Жаку Шираку Николя Саркози уже обрел новых политических компаньонов. Он еще ничего не сделал, но американская газета The International Herald Tribune уже готова поставить ему памятник. Цитирую: «За то, что две недели назад он сказал вслух то, что Буш сказать бы не смог, а именно: если санкции не дадут результата, то мир встанет перед выбором: бомбардировка Ирана или бомба у Ирана».

Санкции, о которых ведет речь Саркози, — это новые и довольно жесткие меры, применяемые уже не под эгидой ООН, а в составе группы стран, основными членами которой станут США, Великобритания и Франция...

Такой подход к проблеме предусматривает, замечает американская газета, что совершенно в сторону отодвигаются и Совет Безопасности, и Россия, и перспективы сотрудничества с ней...

Кстати, вот уже второй раз за время президентства Николя Саркози Россия оказывается под ударом французской дипломатии. Вначале ее обвинили в «брутальном» использовании энергоресурсов. Теперь вот — если вопрос о неких особых санкциях Евросоюза в обход ООН будет все–таки решен — девальвируется право российского вето в Совбезе.

Впрочем, и Москва не особенно церемонится с европейскими партнерами. Вот, например, вчера стало известно, что ветеран ФСБ Андрей Луговой, из–за которого случился дипломатический скандал с Великобританией, войдет в первую тройку списка кандидатов в депутаты от ЛДПР на предстоящих выборах в Госдуму. Человек, обвиняемый британскими правоохранительными органами в убийстве коллеги, офицера ФСБ Александра Литвиненко, британского гражданина! Таков современный политический «ответ Чемберлену»...

Глава МИДа Франции Бернар Кушнер, прибывший вчера с визитом в Москву, выбрал не самое лучшее время для жестких разговоров с коллегой Сергеем Лавровым. Бокал французского брюта, традиционно выпиваемый на дипломатических приемах, может оказаться горьким. В России избирательная кампания, и любые угрозы Запада послужат лишь усилению «брутальных» политиков, по сравнению с которыми «брутальность Путина», так напугавшая Николя Саркози, не покажется вызывающей....
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Стратег
Полностью согласен с автором статьи. Хочется добавить, что на самом деле и сами французские политики осознают те экономические минусы, которые может повлечь за собой конфронтация с Ираном. К примеру, уход лишь одной французской компании "Тоталь" с иранского рынка повлечет колоссальные потери бюджета французского государства. Этого не могут не понимать французские бизнесмены, и, думаю, сделают, все, чтобы урегулировать ситуацию и вывести ее в договорную плоскость.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?