И потянулись нити...

Смоленский священник Иван Хоменя помогает возрождать ткачество в Беларуси

В доме ремесел белорусского городка Лиозно произошло историческое событие: здесь возродили ткачество. Со станка, который не могли запустить в дело долгие годы, сняли первый рушник. Корреспондент «СОЮЗа» нашла нить истории и познакомилась с энтузиастом, разбудившим кросны. Им оказался 27–летний священник Иван Хоменя. Он с семьей живет в Лиозно, а служит в скромном православном храме в Зарубинках, что на Смоленщине. 120 километров на машине туда и обратно.

Азы ремесла Иван Хоменя перенял  от бабушки.

Более 15 лет ткацкий станок в Лиозно молчал. По заказу Дома ремесел его когда–то собрал здешний умелец, вживую никогда не видевший кросен, вводит в курс дела директор учреждения Инесса Самусенко:

— За основу мастер взял книгу «Народное искусство и художественные промыслы Белоруссии» Евгения Сахуты. На первый взгляд кросны вышли что надо, но вот загвоздка, на них никак не держались нити. Сотни попыток, и все бесполезно.

В небольшом здании, где до 2016 года ютился Дом ремесел, квадратные метры были на вес золота. Кружки, выставки работ — все требовало пространства. А громоздкие кросны занимали чуть ли не полкомнаты. Скрепя сердце, их разобрали и надолго отправили в подсобку. Незавидную участь позабытого хендмейда изменил звонок, раздавшийся в кабинете Инессы Михайловны прошлой осенью. Участница народного клуба ремесленников «Крынiца» справилась о «здоровье» станка и отрекомендовала мастера, который мог бы его посмотреть. Так волею случая в Дом ремесел пришел Иван Хоменя, влюбленный в ткачество и все, что с ним связано.

В первый же день станок все вместе вытащили на свет божий, поставили в коридоре и насновали около шести метров нитей, вспоминает Инесса Михайловна:

— Желание, чтобы все получилось, было огромным! Спасибо Ивану Владимировичу, он сумел довести наши многострадальные кросны до ума — там подбил, тут подправил и, самое главное, — показал, как заправлять нити. Поверьте, это целая наука. Сегодня три мастера, включая меня, Ивана Хоменю и Татьяну Карман, ее постигли.

Азы ремесла Иван Хоменя перенял от бабушки. Зинаида Ивановна лет десять уже не бралась за нити, но выбор внука полностью одобряет. Дома, на Брестчине, у них всегда были кросны, вспоминает собеседник. Двенадцатилетним мальчишкой он стал активно интересоваться ткачеством. Мог часами сидеть за этим занятием, нисколько не уставая. В богатой копилке увлечений паренька было пение в ансамбле народной музыки, а еще Иван собирал белорусский, украинский и русский фольклор. Голос у талантливого самородка и правда замечательный, не дадут соврать его коллеги по Дому ремесел:

— Ткет и поет, мы просто заслушиваемся. Песни народные и очень уж душевные.



Иван Владимирович свои заслуги оценивает скромно:

— Вначале я и не помышлял о ликбезе здешних мастеров. Думал, вдруг этот станок у них «лишний», а мне бы точно пригодился. Когда оказалось, что с ручным ткачеством в районе проблемы как раз из–за кросен, которые долго считали неподходящими, понял — нужно исправлять положение.

Хоменя помогает умельцам безвозмездно, на общественных началах. Часами показывает, объясняет, неизменно разбавляя учебу шутками–прибаутками. Интересно, что и дома не упускает возможности поткать в удовольствие. Его собственные небольшие кросны часто при деле, особенно зимой, когда хлопот по хозяйству меньше. Свои готовые работы и намеченные на будущее узоры Иван Владимирович демонстрирует на планшете:

— Что чувствую, когда сажусь за кросны? Процесс особый — все заботы, тревоги отходят на второй план, растворяются, пока пальцы летают над нитями. Каждый узор — загадка, чтобы понять ее, важны мастерство, внимательность и хороший настрой.


А в Доме ремесел теперь с энтузиазмом рассуждают о том, сколько возможностей открывают усвоенные уроки домотканой классики. Наверстывать упущенное намерены с традиционной юбки в «елочку». Для этого будет очень кстати появившийся у лиозненцев второй ткацкий станок. Приобретение стало возможным благодаря премии: в этом году за высокие творческие достижения в области культуры и искусства Лиозненский Дом ремесел признали лучшим на Витебщине. Освоенное с нуля ткачество сыграло в этом немаловажную роль. Как и созданная в рекордно короткие сроки коллекция костюмов. Воссоздать ее удалось благодаря российским соседям, особо отмечает Инесса Самусенко:

— Отыскать ценные экспонаты в Лиозненском районе было проблематично. Во время Великой Отечественной войны страшный урон нанесли и местному материально–культурному наследию. На помощь пришли наши ближайшие соседи и коллеги из двух музеев — Руднянского исторического и «Смоленского льна».

Приграничные экспедиции под знаком «этно» дали плоды. За четыре года лиозненцы сделали то, к чему другие шли десятилетиями. По крупицам собрали сведения и явили свету более 20 уникальных народных строев. Ничего подобного в Витебской области нет.

Фото автора

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...