И нашим, и вашим

Экспертная дискуссия: есть ли возможность поставить раздел там, где начинается социальная политика и заканчивается бизнес

На членов белорусского «Либерального клуба» порой снисходят самые неожиданные идеи и инициативы. К иным из них они подходят с известной долей романтики, в некоторой степени игнорируя окружающие реалии. Социальные предприятия — одна из таких тем. Недавно провели по ней целое исследование. Находчиво пытались выяснить: а может ли бизнес помочь в решении социальных проблем, какие преференции подвигнут коммерсантов с головой погрузиться в социалку?


Вроде бы и проблема актуальная, но во время дискуссии оказалось: для нашей страны она носит несколько риторический характер. По крайней мере, если и необходима какая-то специальная законодательная база для социальных предприятий, то явно не сегодня. Даже куратор исследования Александр Филиппов признался: некоторые представители реального сектора весьма негативно отнеслись к инициативе «Либерального клуба». Посыл был прагматичный: мол, есть правовое поле, в котором удается более-менее эффективно работать, и не надо его менять. Ведь неразберихи может получиться больше, чем пользы.

Хотя бы по банальной причине: кому, собственно говоря, давать преференции? Какое предприятие является социальным? Вроде бы все понятно: компания, которая своей деятельностью способствует развитию общества. Но тогда под эту марку можно подвести практически любую фирму. Наши гиганты обеспечивают занятость, нефтехимический комплекс – налоги, а любая торговая сеть может справедливо заметить: они обеспечивают население товарами первой необходимости… Кстати, в мировой практике дефиниции «социального предприятия» так и не нашли. Поэтому в европейском законодательстве курсирует множество понятий, в зависимости от страны и ситуации. И появление всеобъемлющего закона – вопрос очень спорный с точки зрения выгод. А вот рисков – хоть отбавляй.

Эксперт из Польши Вавжынец Конарски дал понять: расплывчатые понятия и многозначность в юриспруденции приводят к тому, что социально-коммерческая благотворительность может подпасть под контроль криминальных группировок. Ибо любые преференции порождают коррупционные схемы. А скандальных примеров, когда меценатство служило инструментом ухода от налогов и вывода активов в офшоры, в мире хоть отбавляй.

Впрочем, а есть ли у общества потребность в социальных компаниях, авторы исследования затруднились ответить. Зато в ходе дебатов прозвучали две полярные истории, как говорится, из жизни. Например, в арт-мастерскую, рассчитанную на трудоустройство людей с особенностями развития, очередь стоит из желающих занять вакансию. Приходят родственники, просят — возьмите, пристройте. Проблема в другом: ряд должностей в компании требуют полной дееспособности. Например, бухгалтер. Но в такую фирму желающих трудоустроиться немного. Сказываются и относительно невысокие зарплаты. А другой предприниматель волевым решением владельца бизнеса создал несколько десятков рабочих мест специально для людей с проблемами опорно-двигательного аппарата. Профиль фирмы весьма модный, востребованный и перспективный — сборка и настройка сервисных станций. «Думал, люди в очереди будут стоять, но желающих на все вакансии найти не можем», — удивляется бизнесмен. Вот и возникает вопрос: а сколько нужно рабочих мест для людей с ограниченными возможностями? Какой процент хочет трудиться, а не просто получать пенсию и другие социальные пособия?

Наши аналитики ссылаются на российский опыт. Но у соседей чуть-чуть другая ситуация. Там-то социальную сферу просто решили перевести на коммерческие рельсы. Поэтому социальный бизнес является не дополнением к государственным гарантиям, а, фактически, их замещает. И в России сейчас наблюдается расцвет фирм, предоставляющих услуги семьям: образовательные программы для родителей, кружки для детей… Вроде бы направление полезное и нужное. Но очень сложно разобраться, чего больше в частном «дворце молодежи» — коммерции или социалки.

Исследование выявило одну деталь, которая незаслуженно осталась почти незамеченной. Во время его проведения проинтервьюировали десятки компаний. И оказалось, что разными важными для общества проектами — как основной деятельностью или в дополнение к основному бизнесу — наши предприниматели занимаются не ради преференций, а «по велению души». Звучит несколько высокопарно, но эта парадигма может являться хребтом для развития социального предпринимательства в стране. И пускай наша модель отличается от соседних, но это не значит, что она будет хуже.

Несомненно, законодательную базу в некоторых местах логично и целесообразно подправить, но без глобальных изменений. Зато ориентир на моральную мотивацию, а не льготы социального бизнеса позволит избежать различных негативных нюансов, когда под прикрытием благих намерений скрываются «серые» предпринимательские схемы.

volchkovvv@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости