И дольше века длится день...

В 1924 ГОДУ на смену «Белорусской деревне» пришла газета «Беларуская вёска». В своем обращении к читателям ее редакция сообщала, что, приступая к изданию газеты, она ставит задачу более широко, чем «Белорусская деревня», освещать проблемы сельской жизни, давать крестьянину ответы на все интересующие его вопросы в таких областях, как сельское хозяйство, пользование землей. То есть освещать жизнь деревни во всех ее проявлениях. Она постарается быть нужным советчиком, другом крестьянина. И приглашала писать в газету, а также выписывать ее.

Иностранные селькоры сидели в тюрьме за связь с газетой

В 1924 ГОДУ на смену «Белорусской деревне» пришла газета «Беларуская вёска». В своем обращении к читателям ее редакция сообщала, что, приступая к изданию газеты, она ставит задачу более широко, чем «Белорусская деревня», освещать проблемы сельской жизни, давать крестьянину ответы на все интересующие его вопросы в таких областях, как сельское хозяйство, пользование землей. То есть освещать жизнь деревни во всех ее проявлениях. Она постарается быть нужным советчиком, другом крестьянина. И приглашала писать в газету, а также выписывать ее.

(Продолжение. Начало в №  5.)

Как спасать сады? Какие сорта зерна заводить? Что делать, чтобы скот не брыкался? На эти крестьянские вопросы отвечали опытные специалисты. Иногда секретами ведения подворья делились сами читатели. К примеру, газета поместила письмо крестьянина-исследователя Андрея Чумака, а еще рассказ «Зимний день на немецкой ферме» — о том, как выращивают животных в Германии.

На вопрос: «Чего еще не хватает в деревне?» «Беларуская вёска» отвечала: «Культуры и еще раз культуры». И тут же показывала крестьянину, что к ней надо идти через просвещение, а карты и пьянство — враги деревни.

Заглянем в рубрику «Крестьянский университет дома» за 9 марта 1928 года. В ней началась публикация первой лекции по природоведению.

В номере за 28 марта газета провела расследование. Оказалось, что каждое крестьянское письмо делает доброе дело: письма помогают искоренять деревенские непорядки.

«Будем готовиться к весеннему севу», «Надо поднять доходность сельского хозяйства» — под такими заголовками выходят статьи народного комиссара земледелия Э. Прищепова.

«Расчистим мозырские болота. Миллионы пудов корма погибают в болотной трясине. Мы каждый год терпим бескормицу, кормим скот соломой, когда, осушив болото, можем иметь миллионы тонн хорошего корма — клевера, можно засевать эти болота зерном. Сделаем из трясины плодородную почву». К повышению урожайности полей звала газета. Поднимала и другие актуальные для земледелия проблемы. «Калийную соль заменим дешевой золой. Наши торфяные почвы требуют много калийной соли. А она привозится из-за границы. Ее там не хватает. Она дорого стоит. Ежегодно миллионы пудов золы выбрасываются на ветер. Крестьяне, собирайте золу, удобряйте ею свою землю», — давала «Беларуская вёска» дельный совет.

В номере за 26 августа она писала: «Будем готовы праздновать День урожая. К нему земледельцы получили подарок — Дом Крестьянина — новый сельский Дворец, на который потрачено полмиллиона рублей».

А еще в день урожая звала всех на районные выставки...

Интересовалась газета и зарубежным опытом ведения хозяйства. «Почему в Дании собирают по 195 пудов пшеницы с десятины?»

А рядом рассказывала и о собственном опыте, предоставляя свои страницы ученым. «Наша земля не хуже прусской и познанской. Мы можем в 2—3 раза увеличить урожай. Нужны только хороший уход, удобрение и качественные семена. А еще, если хочешь иметь хороший урожай с песков, сей люпин. Он может расти и высеваться почти по всей Беларуси», — советовали они.

«Трактор выгодней, чем лошади», «Новые льготы середняку», «Что нужно знать при переселении в Сибирь?», «Будет больше молока, если хозяин будет иметь хорошую корову и быка», «От кухни и пряжи в управляющие органы», «Весенний сев на Витебщине под угрозой», «Оршанщина идет к всеобщей коллективизации», «Студенты — на помощь колхозам».

Брагинскому болоту пришел конец, в каждом колхозе должен быть сад. А вот и столичные новости: от старой конки к электрическому трамваю (16 октября 1929 года), или же сообщение о том, что Круглянщина собрала средства, чтобы построить самолет.

В № 130 за 11 ноября 1929 года опубликована статья Сталина «Год великого перелома». Объявлена пятилетка борьбы за социализм.

Шла коллективизация страны. И в номере 121 за 1929 год газета рассказала о цыганах-земледельцах. Среди делегатов всебелорусского съезда коллективов был и Антон Михалишин — член коллективного хозяйства «Новая жизнь», которую создали восемь цыган. В нем было 140 десятин земли, 17 дойных коров, семь лошадей и много разной сельхозтехники.

В № 73 за 28 июня 1929 года опубликовано письмо к брату в деревню Казинец Борисовского района от американского гражданина Никифора Павловича. Вот что он пишет брату: «Работы здесь и за деньги не найдешь. Я вам советую записаться в коммунистическое хозяйство. Хотел бы приехать к вам, да нет денег».

Призывая подписчиков читать центральную газету, редакция старалась привлечь их не только интересными материалами. Устраивала и различные организационные мероприятия. К примеру, розыгрыш лотереи «Беларускай вёскi». Разыгрывалась 341 вещь. Самая большая премия — сечкарня — досталась крестьянину, ученику семилетки местечка Ленино Слуцкого района Олесю Кундышу. На розыгрыш собралось 120 крестьян. В розыгрышную комиссию тоже были избраны крестьяне.

Часто «Беларуская вёска» рассылала анкеты своим подписчикам с просьбой высказать мнение о газете. Чтобы газета была интересной, считала редакция, надо знать, чего хотят от нее читатели.

О сотрудниках той поры сведений не осталось. Очевидно только, что вокруг газеты сплотились многие белорусские писатели. И только по скорбным весточкам со страниц газеты можно узнать о тех, кто состоял в штате.

5 августа «от острого воспаления уха умер сотрудник редакции Кузьма Хвалей. Молодой советский агроном недавно окончил Горецкую сельхозакадемию. Он был отдан делу перестройки крестьянских хозяйств. Селянин-бедняк из деревни Гричины Самохваловского района, терпя голод, не бросил учебу. А проводя собрания в деревнях Логойщины, переохладился, но все равно работал...»

А еще газета учила тому, как от узких «шнуров» перейти к коллективным хозяйствам, рассказывала, как сражались смолевичские крестьяне в гражданскую войну.

В деревне Жодино был польский аэродором. Почти каждый день красные летчики не давали покоя полякам. Но однажды тем удалось подстрелить красный аэроплан. Ему пришлось сесть на землю. И белополяки поймали красноармейца. А он попросил их поуправлять самолетом. Те не сразу, но согласились. Польский поручик присматривал за ним. Выполняя мертвую петлю, летчик поднимался выше и выше... И, как говорят, поминай как звали. Сам улетел и польскую машину с поручиком увез.

В номере 27 «Беларускай вёскі» за 21 марта 1926 года рассказывалось о пятилетии газеты — празднике издания, празднике белорусского крестьянства, селькоров, читателей. Янка Купала поздравил газету стихотворением «Сей, вольны сейбіт», Кондрат Крапива — «Я шаную!», ответственный секретарь ЦК КП(б)Б А. Криницкий тоже сказал доброе слово о газете.

В номере был помещен и снимок редакции «Беларускай вёскі» с ближайшими сотрудниками. На нем Кондрат Крапива, Михась Чарот, редактор Родион Шукевич-Третьяков, Якуб Колас, Кузьма Чорный, Янка Купала, заведующий сельским отделом А. Матусевич, заведующий местным отделом И. Савич и переводчик И. Рогочевский. Есть и девиз в этом номере: «От семи тысяч подписчиков — до семидесяти».

В тридцатом номере звучит со страниц газеты такой призыв: «Берегите газеты. Их у нас мало. Прочитав, передай соседу».

Номер за 5 мая 1926 года вышел даже на шести страницах и был посвящен лучшим сотрудникам газеты — селькорам. Здесь же напоминалось читателю о том, что подписка дает ему немалую выгоду: он ежемесячно получает бесплатное приложение — журнал «Плуг», к тому же каждый подписчик застрахован. Год назад газета имела три тысячи подписчиков, а теперь — уже девять.

Василий Туров из деревни Меркуловичи Городецкого района Бобруйского округа до 1 мая пообещал собрать сто подписчиков на «Беларускую вёску».

«На два двора — одна газета» — такой призыв звучал из номера в номер.

Газета сообщала: «На Красную Доску занесен учитель Горковской школы Червенского района Владимир Юрьев. Он собрал и прислал в редакцию на январь 1928 года шесть годовых и сорок семь полугодовых подписок на «Беларускую вёску». Селькор Ольгерд Калечиц из деревни Добрынёво Койдановского района собрал 9 годовых, 22 полугодовых, 10 подписок на 2 месяца».

Снимки своих лучших распространителей, рассказы о них газета публиковала из номера в номер. И чувствуется, армия общественных помощников издания прирастала все новыми и новыми «бойцами». Со временем она достигла четырех тысяч человек. А тираж газеты с трех тысяч поднялся до пятидесяти тысяч.

Селькоры нередко собирались вместе на свои совещания, чтобы обсудить насущные проблемы. 29 января 1928 года одно из них прошло в Любани. На него приехали 62 селькора. «Надо собирать подписчиков, — говорили они, потому что «Беларуская вёска» очень близкая, понятная для наших крестьян газета». Тогда в Любанском районе было 192 подписчика.

А в воскресенье 17 февраля прошли совещания селькоров Житковичского и Мозырского округов. В этот же день вышел двадцатый номер издания, на первой странице которого был помещен следующий призыв секретаря ЦК КП(б) Беларуси Вильгельма Кнорина: «Беларускую вёску» — в каждый крестьянский дом. Крестьянину нужна простая, понятная сельская газета. Такой газетой для белорусских сельчан является «Беларуская вёска». Каждый грамотный сельчанин должен читать «Беларускую вёску». Она — самая нужная, самая важная газета. 25 тысяч подписчиков «Беларускай вёскі» будут значить, что 25 тысяч белорусских крестьянских хозяйств начинают жить культурно, что они вместе с советской властью будут строить культурную Беларусь».

И какими же были отклики на этот призыв среди селян? Каждый хлебороб из деревни Рудково Теплинского сельсовета Минского округа выписывал «Вёску». В этой деревне было 20 дворов. И в каждый из них письмоносец приносил газету. Один из ее жителей, дядька Наренский, отдавая деньги на подписку, говорил так: «Если я не умею читать, так почитает мне сын, а я тем временем послушаю». Двадцатый номер «Беларускай вёскі» был разослан всем избам-читальням, агрономам. В нем звучал призыв прочитать газету и заинтересовать каждого земледельца в подписке на нее.

У газеты были и зарубежные селькоры. Среди них Эйнар Адамсон, редактор шведской коммунистической газеты, проживавший в городе Итаборге. Крестьянин из финляндской деревни Франц Пэрго. Вот как характеризовала «Беларуская вёска» своих помощников: «Наши зарубежные селькоры — простые рабочие и крестьяне. Каждый из них, особенно из стран, где царит фашизм, рискуют попасть в тюрьму или же прямо на виселицу. Но, несмотря на это, они пишут». Рамон Дюран работал на хозяина конюхом. Он бежал из своей страны и жил во Франции в деревне Бексас. Был занят на тяжелой работе. Но вечером, лежа на соломе, писал письма в «Беларускую вёску».

Под псевдонимом Бу-50 прятался югославский селькор Будислав. Из деревни он пришел в город учиться. Но за письма в советские газеты его посадили в тюрьму. Сидел за письма в СССР и венгерский корреспондент из деревни Орашова Юлий Сой. Очень часто писал в газету иностранный рабочий Марцин Гармезы. Отто Беслер даже посещал «Беларускую вёску». Много своих корреспонденций присылал и селькор из Южной Африки Д. Дамба. На родине он вел работу среди горных людей, которых призывал к борьбе с английским капитализмом.

В № 30 за 1929 год «Беларуская вёска» сообщила, что добилась 50-тысячного тиража. И поставила себе задачу выйти на стотысячный рубеж…

Тамара ХОЛОД, «БН»

Фото из Национального архива Республики Беларусь

(Окончание в следующем номере.)

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости